Осипов В.П.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Почему «путь развития клинической психологии имеет извилистый характер», а «клинические психологи удивительно аисторичны»?

Залевский Г.В. (Калининград — Томск, Россия)

 

 

Залевский Генрих Владиславович

Залевский Генрих Владиславович

–  доктор психологических наук, профессор; кафедра психологии и социальной работы, Институт социально-гуманитарных технологий и коммуникаций, Балтийский федеральный университет им. И. Канта, ул. А. Невского, 14, Калининград, 236016, Россия.
Тел.: 8 (4012) 53-62-60;

–  cтарший научный сотрудник; лаборатория междисциплинарных исследований, Национальный исследовательский Томский государственный университет, пр. Ленина, 36, Томск, 634050, Россия. Тел.: 8 (382) 252-98-52.

E-mail: GZalevskii@kantiana.ru

 

Аннотация. В статье делается попытка ответить на вопрос, почему путь клинической (медицинской) психологии имеет «извилистый характер», а клинические психологи удивительно «аисторичны», поставленный немногим более 60 лет назад. С того времени многое изменилось к лучшему и в отечественной клинической психологии — она официально признана, осуществляется более масштабная и более качественная подготовка клинических психологов в стенах классических и медицинских университетов. Клиническая психология в России вошла в обширный комплекс наук о психологическом здоровье, сфера ее влияния и интересов неуклонно расширяется, что обусловлено актуальностью проблемы психологического здоровья для современного общества и наличием социального запроса на психологическую помощь. Но все еще клиническая психология считается молодой научно-практической областью психологии, многие вопросы к клинической психологии и к деятельности клинических психологов остаются дискуссионными, в том числе и вопросы ее историографии. «Аисторичность» клинических психологов, и не только отечественных, обусловлена прежде всего тем, что в основании их профессионального образования, к сожалению, традиционно слабо представлено историческое знание (по сравнению с предметным и методологическим). Это в свою очередь можно объяснить малым вниманием к проблемам истории становления клинической (медицинской) психологии, явно слабой исследовательской базой, она все еще не стала «предметом методологической рефлексии», а следовательно, необходимостью введения в образовательный стандарт курса «Истории клинической психологии» на основании соответствующих фундаментальных, прежде всего отечественных, интегрированных в мировую историографию, учебных пособий и учебников. Несомненно, что за этим последуют не только официальное признание, но и реально высокий рейтинг клинической психологии и клинических психологов в нашей стране.

Ключевые слова: клиническая (медицинская) психология; извилистый путь; аисторичны; история клинической психологии; клинические психологи; профессия; отечественная; американская; становление; патопсихология; закон о психологической помощи.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Безусловно, пришло время, когда должна быть написана история отечественной клинической психологии, но в контексте развития мировой клинической психологии, чтобы понять, почему ее «путь развития имеет извилистый характер», а «клинические психологи удивительно аисторичны» [35]. Это мнение было высказано более 60 лет назад. Разумеется, многое за эти шесть десятков лет изменилось к лучшему, если иметь в виду прежде всего зарубежную клиническую психологию, особенно в вопросе о становлении клинической психологии как профессии, о чем свидетельствует целый ряд первоисточников по истории американской и британской клинической психологии [26; 27; 29; 31; 32; 34].

Но что касается отечественной клинической психологии, то ее путь развития за эти годы был все так же «извилистым», а отечественные клинические психологи и сегодня остаются столь же «аисторичными». И это несмотря на то, что не только за рубежом, но и в нашем отечестве мы уже не первый год готовим собственно клинических психологов. Дело в том, что и сегодня у нас отсутствуют учебные пособия по истории клинической психологии и нет базового курса по истории клинической психологии в Госстандарте подготовки клинических психологов.

На сегодняшний день об истории клинической психологии (патопсихологии, медицинской психологии) довольно краткие экскурсы даются в некоторых учебных пособиях [1; 10; 12; 17]. Но и в них больше внимания уделено предыстории, чем собственно истории клинической психологии. Даже в четырехтомном учебнике по клинической психологии под редакцией А.Б. Холмогоровой, цель которого, по словам его редактора, — «систематическое изложение основных разделов клинической психологии» [13, с. 5], как ни странно, фактически нет систематического изложения истории клинической психологии.

Н.В. Золотова, В.А. Мазилов, М.В. Базиков тоже отмечают, что если отсутствие единой позиции по положениям, имеющим важнейшее значение для дальнейшего развития клинической психологии, порождает соответствующие профессиональные обсуждения, «то проблемам истории ее становления уделяется меньшее внимание» [11]. Как отмечают те же авторы, в наиболее известных отечественных историко-психологических исследованиях [19; 20; 21] вопросы истории медицинской психологии либо вообще не рассматриваются, либо данная отрасль упоминается в контексте экспериментальной психологии [16; 19].

И авторы делают справедливый и печальный вывод, с которым мы солидарны, что вопросы, связанные с формированием отечественной медицинской психологии, не отражены даже в истории отечественной психологии. Поэтому нет ничего удивительного в том, что клинические психологи, прежде всего отечественные, так «аисторичны».

Отсутствует систематичность в изложении истории клинической психологии и в некоторых зарубежных изданиях, известных отечественным специалистам, например, Perre@Baumann (1998), переведенном на русский язык [14], Bastine [25] и др. Попытка систематизации в изложении истории клинической психологии — правда, с акцентом на американскую клиническую психологию, — сделана норвежскими авторами [23]. Первое издание их «Клинической психологии» вышло в 1973 году [33].

Фактически систематическое — хотя, надо признаться, тоже далеко не полное, — изложение истории клинической психологии представлено в учебном пособии автора данной статьи «История клинической психологии» [7], содержащего материалы лекционного курса «Введение в клиническую психологии» [3; 4; 6; 8], читаемого автором вот уже свыше 10 лет на факультете психологии Национального исследовательского Томского госуниверситета и Балтийского федерального университета имени И. Канта. Обнадеживающим является и тот факт, что в последние пару лет появились обширные статьи ряда отечественных авторов, в которых предпринята попытка систематического изложения вопросов возникновения и становления отечественной медицинской (клинической) психологии [11], истории и современного состояния детской клинической психологии [9].

Можно считать, что точкой отсчета зарождения клинической психологии является известный призыв Гиппократа «лечить не болезнь, но больного». Но от призыва Гиппократа и до действительного зарождения клинической психологии как интегральной части остального поля психологии прошло немало веков. Первым трудом по клинической (медицинской) психологии можно, видимо, считать книгу «Медицинская психология» Лотце (Lotze), вышедшую в 1852 году в Германии, но сам термин «клиническая психология» в той же Германии вошел в научный и практический обиход фактически лишь почти 100 лет спустя, с выходом в свет книги Гельпаха «Клиническая психология» [28].

В США термин «клиническая психология» становится известным специалистам пятьюдесятью годами раньше в связи с открытием психологической клиники Л. Уитмером (Lightner Witmer, 1896), основанием им журнала «Psychological Clinic» («Психологическая клиника», 1907) и опубликованием в первом номере этого журнала статьи «Clinical Psychology» («Клиническая психология»). Правда, термин «клиническая психология» Уитмер уже раньше использует при выступлениях перед коллегами по Пенсильванскому университету и Американской психологической ассоциации. А первый учебник по клинической психологии в США вышел лишь более тридцати лет спустя (Loutritt, 1936).

Одним из первых отечественных трудов по клинической психологии (патопсихологии) можно, наверное, считать «Основы механизма душевой деятельности» профессора П.И. Ковалевского, изданного в 1885 году. Правда, еще раньше, в 1876 году, И.М. Сеченов в письме к М.А. Боковой писал, что приступает к созданию медицинской психологии, которую называет своей «лебединой песней». Ему, к сожалению, не удалось развить новую отрасль психологии, но в русле его идей трудились основоположники патопсихологического направления в России — В.М. Бехтерев и Б.В. Зейгарник.

Несомненно также, что «развитие системы взглядов на психологический аспект взаимоотношений врач—больной, которое неотделимо от истории практического врачевания в России, а также проникнутые духом гуманизма традиции русской терапевтической школы, необходимо рассматривать в качестве одной из существенных научных предпосылок развития клинической психологии в России» [11].

Некоторые авторы (Bastine, 1998 и др.) считают, что помимо Уитмера у истоков клинической психологии стояли Э. Крепелин и З. Фрейд. Они же называют Уитмера основателем, а Крепелина — отцом клинической психологии. Есть и другая точка зрения [24] — что основоположниками клинической психологии были французские психиатры и психологи; ее идеологию разработали Т. Рибо и И. Тэн, а эмпирическими исследованиями занимались парижский невропатолог Ж-М. Шарко и его последователи — А. Бине, П. Жане, Ш. Рише и другие.

Мы придерживаемся той точки зрения, что «прямых основоположников» того, что мы сегодня пытаемся понять под «клинической психологией», вряд ли можно с большой уверенностью установить (их оказывается очень много и с широкой географией), правильней, скорее всего, говорить о тех, кто создал определенные предпосылки появления клинической психологии как области психологии (Вундт, Шарко, Корсаков, Джемс и др.), о тех, кто косвенно — через общепсихологические и другие идеи — стимулировал ее развитие как научной и прикладной отрасли психологии (Сеченов, Павлов, Холл, Выготский, Уотсон и др.) и о тех, кто внес конкретный вклад в ее появление и развитие посредством формирования определенных традиций: институциональной (Уитмер, Крепелин, Айзенк, Корсаков, Бехтерев, Ланге и др.), психометрической (М.-К. Кеттелл, Гальтон, Бине и др.), психодинамической (Фрейд, Юнг, Зейгарник, Мясищев), интервенционной (Мюнстерберг, Жане, Фрейд, Бехтерев, Роджерс, Вольпе).

Разумеется, можно оценить историю развития современной клинической психологии и с других позиций — географической, биографической, отраслевой или хронологической, — как это сделали Норман Сандберг, Аллен Уайнберген и Джулиан Таплин, выделив пять периодов истории развития клинической психологии: период раннего развития; период консолидации; период бурного развития; период проявления противоречивых тенденций и усиления специализации; современный период и перспективы будущего развития [23, с. 19–34).

Мы предпочли рассмотреть и изложить историю клинической (медицинской) психологии с позиции традиций ее развития, включающих в себя хронологический, географический моменты, а также и ссылку на персоналии, внесшие существенный вклад в развитие клинической психологии через ту или иную традицию: институциональную, психометрическую, психодинамическую и психоинтервенционную [6; 7; 8]. В этом смысле нам близок подход к видению и изложению истории клинической психологии немецкого автора Pongratz [30]. Сандберг и соавторы тоже говорят о традициях (психодинамической — Фрейд, поведенческой и когнитивной — Скиннер и Эллис, гуманистической — Роджерс) [23, c. 35], но не в плане их систематического рассмотрения, а вкладывают их в хронологию.

С каких бы позиций мы ни рассматривали историю клинической психологии, мы в конечном счете приходим к необходимости оценить ее современное состояние и перспективы будущего развития. Сандберг с соавторами, подводя итоги рассмотрения современного периода и перспективы будущего развития клинической психологии (опять же, с акцентом на англоязычные страны), считают, что «основная тенденция современного развития клинической психологии состоит в неуклонном развитии сферы ее компетенции, охватывая все более широкий круг клиентов, испытывающих самые разнообразные проблемы, в появлении все новых специальностей и расширении сферы деятельности клинических психологов.

«…Если поначалу основные задачи, которые ставились перед клиническими психологами, входивших в состав терапевтических групп, были связаны с тестированием и обучением, то теперь к ним добавились психотерапия, общественное консультирование, профилактика, работа с семьями, а также инспектирование и руководство работой служб по поддержанию психического здоровья населения» [Там же. С. 28]. Характерны ли данные тенденции для состояния современной отечественной клинической психологии? И да, и нет, или скорее нет, чем да.

Правда, А.Б. Холмогорова, говоря о задачах клинической психологии (скорее, о задачах отечественной клинической психологии) и характеризуя объект современной клинической психологии, считает, что «в настоящее время клиническая психология занимается самыми разными вариантами психических нарушений в психиатрической клинике, в соматической клинике и в медицине катастроф. Кроме того, клиническая психология вышла за пределы медицинских стационаров в консультативные кабинеты и занимается вопросами психопрофилактики, легкими психическими отклонениями, кризисными состояниями, состояниями «предболезни», семейными дисфункциями, нарушениями развития» [13, с. 15].

По мнению и некоторых других специалистов, «медицинская (клиническая) психология в России вошла в обширный комплекс наук о психическом здоровье, сфера ее влияния и интересов неуклонно расширяется, что обусловлено актуальностью проблемы психического здоровья для современного общества и наличием социального запроса на психологическую помощь» [11]. К сожалению, как в зарубежных, так и в отечественных учебных руководствах не указывается, что наблюдаемая тенденция — это не простое «расползание» клинической психологии и клинических психологов на другие (чужие) территории, а что это совершенно логичное расширение объектного поля клинической психологии — от клинической психологии больных психическими расстройствами до клинической психологии здоровых (Жане) [7; 8].

И хотя можно согласиться, что в начале своего пути «основным пространством формирования клинической психологии стала пограничная область между психологией и медициной» [13, с. 10], современная клиническая психология выходит далеко за пределы этого пространства, входя в более широкое пространство психологии здоровья. Этой тенденцией, которая, на наш взгляд, будет характерна и в 21 веке, клиническая психология еще раз демонстрирует свою полную принадлежность к психологической науке как одна из ее областей. И «пограничной областью между психологией и медициной» она останется в пределах только части ее объектного поля, где у нее с медициной одни объекты, но разные предметы.

И поэтому вряд ли правы те, кто относит клиническую (медицинскую) психологию к медицинской науке и практике. Так, на Международной конференции, посвященной 100-летию Б.В. Зейгарник, представители ленинградской школы (Л.И. Вассерман, О.Ю. Щелкова) настаивали на идентичности понятий медицинская и клиническая психология, а также на признании клинической психологии медицинской специальностью с возможностью подготовки врачей по клинической психологии в качестве второй специальности.

Того же мнения придерживался и В.Д. Менделевич (Казань) [Там же. С. 12]. Некоторые медики-психиатры и сегодня нередко считают клиническую (медицинскую) психологию психиатрической психологией, поскольку в ее развитие, как известно, внесли существенный вклад и выдающиеся психиатры, понявшие в свое время значение психологии для медицины и здравоохранения, а также для медицинского профессионального образования и повышения квалификации врачей (Крепелин, Кречмер, Бехтерев, Корсаков и др.).

«Пробел, который ощущает в своем профессиональном образовании медик, — писал Э. Кречмер, — стоящий несколько выше в духовном отношении, двоякого рода. Он нуждается в психологии, которая возникла бы из врачебной практики и была бы предназначена для практических задач врачебной профессии. Это — самое главное.» [15, с. 6]*. Поэтому можно только приветствовать стремление медиков профессионально совершенствоваться и через повышение своей психологической грамотности — вплоть до получения дополнительной специальности психолога — так же, как и желание некоторых психологов выучиться на врача.

Но как показывает опыт, по своему доминирующему профессиональному мировоззрению «врач-психолог» остается врачом, а психолог-врач — психологом. Примером тому могут быть Зигмунд Фрейд, В.М. Бехтерев и др. Кстати, Фрейд не считал необходимым для психоаналитика иметь медицинское образование, быть врачом. И это не столько вопрос импринтинга (и даже не «следствие низкой совместимости используемых языков разных наук» [2]), сколько специфичности профессионального мышления и деятельности врача и психолога, медицины и психологии. И именно поэтому они эффективны, оказываясь у одной и той же «постели больного». Так же, например, как учитель и психолог (педагогический психолог или педагог-психолог) в отношении одного и того же ученика.

Помимо указанного выше вопроса к дискуссионным относятся и вопросы названия, общей структуры, теоретических и практических задач клинической психологии, а также профессиональной подготовки клинических психологов. Но, на наш взгляд, одна из основных проблем в настоящее время, сдерживающая развитие клинической психологии как науки и особенно практики, — это отсутствие законодательной базы деятельности отечественных клинических психологов.

Так, например, до сего дня не узаконено право отечественных клинических психологов оказывать психотерапевтическую помощь, в отличие от их коллег в европейских странах. Два проекта закона «О психотерапевтической деятельности», разработанных в содружестве медиков и психологов, никак не доходят до отечественного законодателя — так же, как и уникальный закон «О психологической помощи населению Российской Федерации», предложенный психологами, который с 2011 года находится где-то в Госдуме. Обнадеживает лишь то, что на региональном уровне уже существуют аналогичные законы в Москве и Санкт-Петербурге.

О нынешнем состоянии отечественной клинической психологии и клинических психологов говорит и факт практически повсеместного сокращения или полного снятия набора на первый курс по специальности «Клиническая психология» вследствие невыделения для этого даже минимума бюджетных мест. Так, например, будет в следующем 2016—2017 учебном году в БФУ им. И. Канта — набора на первый курс по специальности «Клиническая психология» не предвидится, что аргументируется отсутствием заявок на эту специальность. И это в то время, когда реальная востребованность в такого рода специалистах растет.

В США, как свидетельствует статистика, 70% всех психологов — это клинические психологи. Известна даже такая шутка в тех же США, что одна половина жителей Нью-Йорка — психотерапевты, вторая половина — клиенты, а третья — пытается понять, кто есть кто. В отечественном же образовательном стандарте указывается, что клиническая психология по профессиональной ориентации, системе подготовки кадров и фундаментальным основам образования является психологической специальностью широкого профиля, имеющей межотраслевой характер и участвующей в решении комплекса задач в системе здравоохранения, народного образования и социальной помощи населению.

Объект научно-практической деятельности клинической психологии в образовательном стандарте определяется как «человек с трудностями адаптации и самореализации, связанными с его физическим, социальным и духовным состоянием». Но полноценная реализация данного образовательного стандарта, по нашему мнению, возможна только при условии, что профессиональное образование клинических психологов будет стоять на «трёх китах» — предметном, методологическом и историческом знании.

Подводя итоги, можно констатировать, что «аисторичность» клинических психологов, и не только отечественных, обусловлена прежде всего тем, что в основании их профессионального образования, к сожалению, традиционно слабо представлено историческое знание (по сравнению с предметным и методологическим). Что в свою очередь можно объяснить малым вниманием к проблемам истории становления клинической (медицинской) психологии, явно слабой исследовательской базой, она все еще не стала «предметом методологической рефлексии» [11], а следовательно, необходимостью введения в образовательный стандарт курса «Истории клинической психологии» на основании соответствующих фундаментальных, прежде всего отечественных, интегрированных в мировую историографию, учебных пособий и учебников. Несомненно, что за этим последуют не только «официальное признание, но и высокий рейтинг клинической психологии в нашей стране» [11; 18; 22].

 

_______________________

* Книгу «Медицинская психология» ("Medizinische Psychologie”, 1975; первое издание вышло в 1922 году) подарил мне сын Эрнста Кречмера Вольфганг Кречмер в 1975 году при моем посещении дома Кречмеров в г. Тюбинге, а книгу «Конституция и характер» (“Körperbau und Charakter”, 1977; первое издание вышло в 1921 году) он подарил, когда был в Томске в 1984 году.

 

Литература

1.   Банщиков В.М., Гуськов В.С., Мягков И.Ф. Медицинская психология. – М.: Медицина, 1967. – 240 с.

2.   Журавлев А.Л. Специфика междисциплинарных исследований в психологии // Психологический журнал. – 2002. – № 6. – С. 83–88.

3.   Залевский Г.В. К истории, состоянию и проблемам современной клинической психологии // Сибирский психологический журнал. – 1999. – Вып. 10. – C. 53–58.

4.   Залевский Г.В. 110 лет клинической психологии // Методология и история психологии. – 2006. – Том 1. – Вып. 2. – C. 160–163.

5.   Залевский Г.В. Введение в клиническую психологию. – Томск: ТМЛ-Пресс, 2010. – 223 с.

6.   Залевский Г.В. История клинической психологии. – Томск: ТГУ-2012. – 113 с.

7.   Залевский Г.В. Краткая история клинической психологии // Введение в клиническую психологию. – М.: Академия, 2012. – C. 16–71.

8.   Залевский Г.В. Клиническая психология и психология здоровья // Избранные труды Г.В. Залевского. – Томск: Изд-во ТГУ, 2013. – Т. 3. – 351 с.

9.  Зверева Н.В., Горячева Т.Г. Детская клиническая психология: история и современное состояние // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2015. – № 2(31) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru

10.   Зейгарник Б.В. Патопсихология. – М.: МГУ. – 1999. – 208 с.

11.   Золотова Н.В., Мазилов В.А., Базиков М.В. Отечественная медицинская (клиническая) психология: проблемы истории становления и развития // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2014. – № 6(29) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru

12.   Клиническая психология: учебник для вузов / под ред. Б.Д. Карвасарского. –  СПб.: Питер, 2002.

13.   Клиническая психология: учебник для студ. высш. учеб. заведений / под ред. А.Б. Холмогоровой: в 4 т. – М.: Академия. – 2010. – Т. 1. Общая патопсихология. – 464 с.

14.   Клиническая психология / под. ред. М. Перре, У. Бауман. – 2-е изд. – СПб.; М., 2002.

15.   Кречмер Э. Медицинская психология. – СПб.: Союз, 1998. – 461 с.

16.   Марцинковская Т.Д. История психологии: учеб. пособие для вузов. – 4-е изд., стереотип. – М.: Академия, 2004. – 544 с.

17.   Менделевич В.Д. Клиническая и медицинская психология. Практическое руководство. – 4-е изд. – М.: МЕДпресс-информ, 2004. – 592 с.

18.   Михаил Семенович Роговин — опережая время / Г.В. Залевский, В.А. Мазилов, В.А. Урываев [и др.] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2013. – № 5(22) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru

19.   Петровский А.В. Психология в России: ХХ век. – М.: УРАО, 2000. – 312 с.

20.   Петровский А.В., Ярошевский М.Г. История и теория психологии: в 2 т. – Ростов-на-Дону: Издательство «Феникс», 1996.

21.   Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории / под ред. А.В. Брушлинского. – М.: Издательство «Институт психологии РАН», 1997. – 576 с.

22.   Роговин М.С. Введение в психологию. – М. – 1969. – 383 с.

23.   Сандберг Н., Уайнбергер А., Таплин Дж. Клиническая психология. Теория, практика, исследования. – 5-е межд. изд. – СПб.: Прайм-Еврознак. – 2007. – 383 с.

24.   Сироткина И.Е. Психология в клинике: работы отечественных психиатров конца прошлого века // Вопросы психологии. – 1995. – № 6. – С. 99–112.

25.   Bastine R. Klinische Psychologie: in 2 Bdn. – 3 Auflage. – Stuttgart: Kohlhammer, 1998. – Bd. 1.

26.   Benjamin L.T. Jr. A history of clinical psychology as a profession in America (and a glimpse at its future) // Annual review of Clinical Psychology. – 2005. – Vol. 1. – P. 1–30.

27.   Burton M., Kagan C. British Clinical Psychology in Historical Perspective: The genesis of a Profession. – 2007 [Электронный ресурс]. –  URL: http://www.compsy.org.
uk/British%20Clinical%20Psychology%20in%20Historical%20Perspective.pdf

28.   Hellpach W. Klinische Psychologie. – Stuttgart: Thieme. – 1946.

29.   McReynolds P. Lightner Witmer: Little-known founder of clinical psychology // American psychologist. – 1987. – Vol. 42, № 9. – P. 849–858.

30.   Pongratz L.J. Lehrbuch der Klinischen Psychologie. Psychologische Grundlagen der Psychotherapie. Göttingen: Hogrefe, 1973.

31.   Reisman J.M. A History of Clinical Psychology. – N.Y.: Hemisphere Publishing Corp, 1991. – 433 p.

32.   Routh D.K. Clinical psychology since 1917. Science, practice, and organization. – N.Y.: Plenum Press, 1994.

33.Sundberg N.D., Tyler L.E., Taplin J.R. Clinical Psychology: Expanding Horizons. – New Jersy: Prentice-Hall. – 1973.

34.Swierc S.F., Routh D.K. Introduction to the special issue on international clinical psychology // Journal of clinical psychology. – 2003. – Vol. 59, № 6. – P. 631–634.

35.   Watson R.I. A brief history of clinical psychology // Psychological Bulletin. – 1953. – Vol. 50, № 5. – P. 321–346.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 61:159.9(091)

Залевский Г.В. Почему «путь развития клинической психологии имеет извилистый характер», а «клинические психологи удивительно аисторичны»? // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2016. – N 4(39) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год