Осипов В.П.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

К вопросу о корреляции электрофизиологических показателей и клинико-психопатологических признаков синдрома Икара

Бадалов А.А., Суманов Е.В., Галако Т.И. (Бишкек, Кыргызстан)

 

 

Бадалов Андрей Аскарович

Бадалов Андрей Аскарович

–  врач-психиатр; преподаватель кафедры медицинской психологии, психиатрии и психотерапии; Кыргызско-Российский Славянский университет, ул. Киевская, 44, Бишкек, 720000, Кыргызская Республика. Тел.: +996 557-19-10-87.

E-mail: andrey.badalov@bk.ru

Суманов Евгений Васильевич

Суманов Евгений Васильевич

–  кандидат медицинских наук, врач функциональной диагностики высшей категории; «Медицинский центр нейрофизиологических и сосудистых исследований», ул. Карасаева, 124, Бишкек, 720005, Кыргызская Республика. Тел.: 031 254-26-75.

E-mail: sum-evgenij@yandex.ru

Галако Татьяна Ивановна

Галако Татьяна Ивановна

–  кандидат медицинских наук, доцент, президент Кыргызской Психиатрической Ассоциации, заведующая кафедрой психиатрии, наркологии и клинической психологии; Кыргызская Государственная Медицинская Академия им. И.К. Ахунбаева, ул. Ахунбаева, 92, Бишкек, 720020, Кыргызская Республика. Тел.: +996 (312) 57-09-81.

E-mail: Tatiana-Galako@yandex.com

 

Аннотация. На примере синдрома Икара показывается возможность выявления определённых нейрофизиологических показателей деятельности мозга, характерных для различных форм пограничной психической патологии. В статье представлены основные этапы формирования понятия «синдром Икара», раскрываются характерные признаки данного состояния, вводится понятие об основной диагностической триаде этого синдрома. Демонстрируется возможность использования синдрома Икара в качестве расстройства, доступного для исследования как описательным клиническим, так и инструментально-функциональным методами. В соответствии с задачей исследования сделана попытка выявления основных особенностей электрофизиологических показателей деятельности мозга лиц с синдромом Икара — как в случае наличия коморбидной ему патологии, так и в случае ее отсутствия. Отслежена связь полученных показателей с особенностями клинических проявлений синдрома Икара, показана стабильность их присутствия вне зависимости от влияния коморбидной патологии. Изучены изменения спектрально-мощностных характеристик и межполушарной асимметрии в альфа-диапазоне, выявленные путём использования клинического и спектрального анализов электроэнцефалограммы респондентов. Определены генерализованные изменения биоэлектрической активности гипоталамического происхождения у большинства обследуемых лиц. Полученные данные позволили предположить, что определенные нейрофизиологические показатели на функциональном уровне определяют наличие у лиц с синдромом Икара таких клинических признаков, как присущие им нарушения зрительного восприятия, стереогноза, схемы тела, аффективные и висцерально-вегетативные расстройства. В заключении делается вывод о необходимости дальнейших исследований нейрофизиологических и клинических особенностей лиц с синдромом Икара для обоснования его клинической самостоятельности.

Ключевые слова: синдром Икара; нейрофизиологические показатели; клинические признаки; электрофизиологический метод; клинико-психопатологический метод; альфа-ритм; межполушарная асимметрия.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Актуальность исследования

В последнее время всё больше внимания уделяется вопросам, касающимся понимания некоторых патогенетических механизмов, клинических особенностей и течения ряда неврологических и психических расстройств с позиций современных представлений о функциональной асимметрии полушарий мозга. Существует мнение, что функционирование неспецифических систем мозга, обеспечивающих различные виды его деятельности, не всегда идентично организовано в полушариях. Одностороннее изменение активности этих образований и нарушение их межполушарного взаимодействия могут быть важными факторами, раскрывающими механизмы формирования патологических форм психоэмоционального реагирования.

Несмотря на это, до настоящего времени не разработаны достаточно четкие нейрофизиологические критерии дифференциации этих расстройств. Очень мало данных, основанных на исследовании церебральных механизмов различных форм пограничной психической патологии. Например, до сих пор остается открытым вопрос о субстратно-функциональной основе таких психических образований, как «комплексы». Еще в начале прошлого века «комплексы» описывались К.Г. Юнгом как «эмоционально заряженная группа идей или образов, сгруппированных вокруг сердцевины-архетипа и накладывающих отпечаток на поведение человека как личности в целом» [8]. Признанные большинством исследователей, они, тем не менее, до сих пор не изучались целенаправленно с точки зрения их морфофункциональных характеристик.

К подобного рода образованиям относится, в частности, описанный Г.А. Мюрреем в 1936 году «комплекс Икара». Этот термин использовался автором для обозначения синдрома, включающего такие признаки, как «зачарованность огнем», энурез, нарциссизм, асценсионизм, высокие, но хрупкие амбиции. В 1978 г. N. Wiklund на основании наблюдения за лицами с высокой амбициозностью, стремлением к достижениям, высокой творческой активностью определил у некоторых из них «синдром Икара». Этот синдром идентифицировался в случае наличия у обследуемых лиц дополнительно к указанным признакам таких проявлений, как «очарование огнем», энуреза и сновидений с полетами [6; 11]. В дальнейшем данный синдром был сопоставлен Ц.П. Короленко и В.Ю. Завьяловым с описанными ими «височным» и некоторыми другими расстройствами личности и поведения [5; 6]. По многим показателям (простота выделения, достаточно четкая очерченность признаков-маркеров, клиническая их значимость) этот синдром является доступным для его исследования не только описательными (клиническим и патопсихологическим), но и инструментально-функциональными методами. Перечисленные факторы определяют актуальность разработки определённых нейрофизиологических критериев данного состояния.

Цель исследования

Выявить некоторые особенности электрофизиологических показателей деятельности мозга и соответствующие им клинико-психопатологические признаки у лиц с синдромом Икара.

Задачи исследования

1.

Выявить основные особенности электрофизиологических показателей деятельности мозга лиц с синдромом Икара, как в случае наличия коморбидной ему патологии, так и в случае ее отсутствия.

2.

Определить корреляции между выявленными нейрофизиологическими критериями и особенностями клинических проявлений синдрома Икара.

Материал и методы исследования

При отборе лиц, включенных в исследование, мы учли некоторые сложности, возникающие в процессе клинической диагностики синдрома Икара. Во-первых, это трудности терминологического характера, связанные с тем, что авторы предлагали разные описания данного расстройства, а также придавали различный вес отдельным его симптомам. Например, классическое описание Г.А. Мюррея включает в себя «высокие, но хрупкие амбиции», тогда как у Н. Виклунда акцентировалась «высокая творческая активность со стремлением к достижениям» без указания степени толерантности к фрустрации [6; 11]. Во-вторых, как нами уже указывалось ранее, синдром Икара может быть коморбиден с более широким кругом психопатологических расстройств, чем описывалось до сих пор [11]. В-третьих, признаки данного расстройства имеют различную диагностическую ценность в клинике. Так, гиперчувствительность к запахам (с изменением под влиянием обонятельных раздражителей эмоционального состояния пациентов), часто упоминаемая Ц.П. Короленко в качестве диагностического признака, проявляется у пациентов в клинике с очень разной интенсивностью. Вместе с тем, такие свойства, как асценсионизм, нарциссизм и высокая амбициозность с низкой толерантностью к фрустрации едва ли могут служить удобным подспорьем в дифференциальной диагностике.

С учетом вышеизложенного, для выявления особенностей электрофизиологических показателей у лиц с синдромом Икара нами использовалась следующая основная триада признаков: «зачарованность огнем», энурез и частые сновидения с полетами. Последние — в связи с тем, что они не только достаточно часто встречаются в описании данного расстройства, но и более правильны с точки зрения происхождения самого термина «синдром Икара» (Икар — это древнегреческий герой, который получил известность прежде всего благодаря способности летать), а также легко определяемы в клинической практике.

Были обследованы 47 респондентов с синдромом Икара, из которых, в соответствии с задачами исследования, выбраны 14 респондентов (10 мужчин и 4 женщины) в возрасте от 15 до 56 лет. При этом 9 из них — пациенты Республиканского Центра психического здоровья с различными диагнозами, остальные — студенты Кыргызско-Российского Славянского университета, у которых синдром Икара был выявлен при прохождении ими «курса самопознания», причём синдром Икара у них был представлен без коморбидной патологии.

В работе использовались клинико-психопатологический и электрофизиологический методы исследования. В качестве электрофизиологического метода применялась регистрация биоэлектрической активности мозга с последующим спектральным анализом и топоселективным картированием электроэнцефалограммы (ЭЭГ). Регистрация ЭЭГ осуществлялась на электроэнцефалографе «Нейрон-Спектр 5/ВМП» (фирма Нейрософт) и проводилась по 16 каналам в отведениях Fp1, Fp2, F3, F4, F7, F8, T3, T4, T5,T6, C3, C4, P3, P4, O1, O2 при монополярном монтаже электродов с усреднённым ушным референтом. Электроды использовались в соответствии с международной системой 10—20%. Заземляющий электрод располагался на лбу испытуемого. Сопротивление между заземляющим и регистрирующим электродами составляло менее 5 кОм. При регистрации ЭЭГ пациент находился в состоянии спокойного бодрствования с закрытыми глазами. После удаления мышечных и глазодвигательных артефактов анализировались 10 участков ЭЭГ длительностью по 8 секунд. Затем проводился компрессионный спектральный анализ ЭЭГ с использованием алгоритма быстрого преобразования Фурье для вычисления показателей абсолютной (мкВ2/Гц) спектральной плотности мощности сигнала ритма альфа-частотного диапазона. По каждому пациенту проводилось усреднение спектров ЭЭГ по всем безартефактным записям (80 сек). В полученных таким образом спектрах для каждого пациента вычислялись средние величины для альфа-диапазона (8—13Гц) по всем отведениям. Полученные спектральные характеристики отображались на картах-схемах.

Степень межполушарной асимметрии (МПА) нами определялась по формуле: коэффициент МПА(кМПА) = {(П−Л)/(П+Л)} * 100%, где П — значение спектральной плотности мощности альфа-частотной составляющей ЭЭГ в правом полушарии, а Л — в левом полушарии.

Результаты исследования

В результате проведенного спектрального и клинического анализов ЭЭГ у всех обследуемых лиц с синдромом Икара были обнаружены своеобразные изменения спектрально-мощностных характеристик и МПА в альфа-диапазоне. Независимо от амплитуды и частоты альфа-ритма, на графиках спектров мощности и на топограммах респондентов, наибольшая мощность альфа-ритма определялась в теменных отделах преимущественно левого полушария (отведение Р3), что указывает на заметную межполушарную асимметрию (Таб. 1).

 

Таблица 1

Значения спектральных мощностей (мкВ2/Гц) у пациентов с синдромом Икара

 

Как известно, теменной альфа-ритм — нечастый феномен, но его наличие не является анормальным. Функциональное значение теменного ритма полностью не выяснено, что связано с нечастой его встречаемостью, а в ряде случаев — с его маскировкой соседним, затылочным альфа-ритмом [7]. Принимая во внимание положение, что альфа-ритмы рассматриваются как ритмы работы на «холостом ходу», мы были вправе ожидать, что появление альфа-ритма в определённых сенсорных областях тормозит в них обработку сенсорной информации [10]. Клинически эти показатели проявляются характерными для лиц с синдромом Икара нарушениями чувствительности, стереогноза, схемы тела. Это могут быть различные формы деперсонализационных расстройств в виде потери чувства собственного «Я», нарушений болевой чувствительности, что может приводить к актам самоповреждения и обусловливать легкость возникновения суицидальных попыток. Последние у данных пациентов зачастую не носят демонстративного характера, а связаны, скорее, с интересом определения способности их собственного тела терпеть боль [6]. Данные показатели во многом коррелируют с «диффузной идентичностью» этих лиц, проявляющейся в частом нарушении у них гендерной принадлежности, изменении внешнего вида, стиля поведения, возникновения «фрагментарных личностных состояний». Подобные нарушения схемы тела могут прогрессировать, особенно в стрессовых для организма состояниях, вплоть до появления у лиц с синдромом Икара феномена Исаковера, симптоматика которого колеблется от ощущения парения до практически полного «растворения» границ тела [6; 9].

С другой стороны, генерация теменного альфа-ритма в 7 поле Бродмана — это область, получающая проекции от пульвинарного ядра таламуса (релейного ядра таламуса второго порядка — зрительная модальность), — возможно, обусловливает наличие у данных лиц некоторых зрительных нарушений. К ним, например, можно отнести чувство нереальности обстановки, в которой находится пациент (в некоторых случаях — с изменением ее пространственных и форменных характеристик), ощущение движения и деформации окружающих его стационарных объектов, а также чувство нереальности происходящих событий с формированием «обратной» перспективы окружающей обстановки. Кроме того, характерная для данных лиц интенсивность пассивного воображения тоже может быть во многом обусловлена указанным механизмом функциональной конвергенции [1; 6].

При анализе результатов особое внимание вызвали величины мощности альфа-ритма в затылочных и фронтальных отделах у всех респондентов. Как видно из таблицы, в левом полушарии они были практически идентичны, а в правом наблюдалось недостоверное преобладание мощности в затылочной области; т.е. фактически наблюдалось некоторое нарушение зональных различий с подавлением истинного альфа-ритма в затылочных отделах и относительным его ростом во фронтальных отделах. По мнению Л.Б. Иванова, такие показатели характерны для пациентов с неврозами тоскливо-депрессивного круга [3; 4].

Лица с синдромом Икара также склонны к развитию длительных депрессивных состояний, особенно с тоскливо-мечтательным компонентом, в которые они охотно погружаются и которые интенсивно переживаются ими. Вследствие наличия у лиц с синдромом Икара указанных выше расстройств болевой и тактильной чувствительности, а также так называемого феномена «тоннельного видения» развития событий с неизбежным плохим исходом нередко такие состояния заканчиваются суицидальными попытками [6].

Клинический анализ ЭЭГ у 10 из 14 обследуемых (71,5%) выявил наличие визуальных феноменов в виде генерализованных, синхронных вспышек альфа-ритма, отражающих вовлечённость срединных неспецифических структур гипоталамического уровня. Данная особенность ЭЭГ клинически может проявляться вегетативно-висцеральными сдвигами, вестибулярными расстройствами, изменением ритма сна и бодрствования, а также собственно нарушениями сна: кошмарными сновидениями, ночными страхами, сноговорением, снохождением, затянувшимся ночным диурезом [6].

Возвращаясь к положению об альфа-ритме как о ритме «холостого хода», необходимо отметить, что преобладание у обследуемых активности правого полушария по сравнению с левым (Таб. 1) также позволяет обосновать достаточно большое количество нарушений, встречающихся у лиц с синдромом Икара. Это описанные Т.Л. Деглиным и Т.А. Доброхотовой (характерные для доминантной правополушарной функциональной асимметрии) нарушения схемы тела, болевой, тактильной, стереогностической чувствительности, диэнцефальные расстройства, дереализационно-деперсонализационные изменения, депрессии с тоскливым оттенком и мечтательным компонентом, легкость возникновения тревожных расстройств. Кроме того, такая асимметрия объясняет наличие у данных лиц следующих особенностей: снижение преодолительных способностей [2], произвольности психической деятельности, инициативы, трудности преодоления фрустрирующих ситуаций и снижение способности к прогнозированию (что совпадает с классическими признаками, описанными Мюрреем); нарушение внимания в форме «рассеянности», преобладание прошлого и настоящего времени (нередко с изменением хода течения настоящего по сравнению с будущим) и высокая частота ухода от реальности в мир грез и фантазий [1; 2]. При этом лишь у двух респондентов наблюдались локальные эпилептиформные элементы с амплитудно-мощностным преобладанием во фронтальных и височных отделах правого полушария. Это, в свою очередь, доказывает, что, несмотря на явное сходство симптоматики, далеко не все пациенты с синдромом Икара могут иметь признаки описанного Ц.П. Короленко «височного расстройства личности».

Таким образом, выявленные особенности убедительно демонстрируют необходимость дальнейших исследований нейрофизиологических и клинических особенностей лиц с синдромом Икара для обоснования его клинической самостоятельности.

Выводы:

1.

Основными особенностями электрофизиологических показателей лиц с синдромом Икара являются:

1)

смещение альфа-ритма из затылочных зон в теменные с обязательным фокусом максимальной его выраженности в теменной области левого полушария;

2)

подавление истинного альфа-ритма в затылочных отделах с тенденцией к росту во фронтальных отделах;

3)

генерализованные изменения биоэлектрической активности гипоталамического происхождения.

2.

Основными особенностями клинических проявлений синдрома Икара, коррелирующими с определёнными данными нейрофизиологических показателей, являются:

1)

нарушения чувствительности, стереогноза, схемы тела, зрительных нарушений восприятия окружающей обстановки;

2)

наличие у данных пациентов психических расстройств тревожно-депрессивного круга с высокой вероятностью возникновения суицидальных попыток;

3)

часто встречающиеся висцерально-вегетативные и вестибулярные расстройства, расстройства сна, а также нарушения ритма «сон—бодрствование».

 

Литература

1.   Деглин В.Л. Лекции о функциональной асимметрии мозга человека. – Амстердам; Киев: Женевская инициатива в психиатрии. – 1996. – 151 с.

2.   Доброхотова Т.А. Нейропсихиатрия. – М.: БИНОМ. – 2006. – 304 с.

3.   Иванов Л.Б. Электроэнцефалография как индикатор невротических состояний у детей // Функциональная диагностика. – 2011. – № 3. – С. 96.

4.   Иванов Л.Б. Биоэлектрическая активность головного мозга при невротических состояниях // Клиническая нейрофизиология: материалы научно-практической конференция с международным участием. – Санкт-Петербург. – 2013. – С. 103–106.

5.   Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Психосоциальная аддиктология. – Новосибирск: «Олсиб». – 2001. – 251 с.

6.   Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Личностные расстройства. – СПб.: «Питер». – 2010. – 400 с.

7.   Кропотов Ю.Д. Количественная ЭЭГ, когнитивные вызванные потенциалы и нейротерапия / пер. с англ. – Донецк, 2010. – 512 с.

8.   Юнг К.Г. Проблемы души нашего времени. – М., 1993. – С. 94–96.

9.   XII Всероссийская школа молодых психиатров: сборник работ молодых ученых / под ред. Л.Н. Горобец, М.А. Парпара. – М., 2015. – 388 с.

10.   Alpha rhythm of the EEG modulates visual detection performance in humans / T. Ergenoglu, T. Demiralp, Z. Bayraktaroglu [et al.] // Brain Res Cogn Brain Res. – 2004 Aug. – Vol. 20, № 3. – P. 376–383.

11.   Wiklund N. The Icarus Complex. – Lund: Lund University. – 1978.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:616.89

Бадалов А.А., Суманов Е.В., Галако Т.И. К вопросу о корреляции электрофизиологических показателей и клинико-психопатологических признаков синдрома Икара // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2016. – N 4(39) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год