Цветкова Л.С.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Смена места жительства в структуре социально-экономических детерминант психического здоровья старших школьников

Уханова А.И., Розанов В.А. (Одесса, Украина)

 

 

Уханова Анастасия Игоревна

Уханова Анастасия Игоревна

–  клинический психолог, аспирантка кафедры клинической психологии Института информационных и социальных технологий; Одесский национальный университет имени И.И. Мечникова, ул. маршала Говорова, 4, Одесса, 65082, Украина. Тел.: +3 (0482) 68-78-53.

E-mail: pestrueva@ukr.net

Розанов Всеволод Анатольевич

Розанов Всеволод Анатольевич

–  доктор медицинских наук, профессор, нейробиолог и суицидолог, профессор кафедры клинической психологии Института информационных и социальных технологий; Одесский национальный университет имени И.И. Мечникова, ул. маршала Говорова, 4, Одесса, 65082, Украина. Тел.: +3 (0482) 68-78-53.

E-mail: vsevolod.rozanov.53@gmail.com

 

Аннотация. В последнее время в процессы миграции оказались вовлечены большие массы населения в разных странах и на разных континентах. Имеются данные о том, что смена места жительства может отражаться на психическом здоровье подростков. Однако недостаточно освещена роль смены места жительства в общей структуре детерминант психического здоровья. Кроме того, необходимо уточнить роль этого фактора с учетом возможных позитивных и негативных последствий переезда. В данном исследовании принимали участие 589 учащихся средних школ г. Одессы. Исследование проводилось в 2012 г. Из числа обследованных детей 51,4% сообщили о смене места жительства когда-либо в жизни. Факт смены места жительства был ассоциирован со снижением родительского участия, проблемами в школе, рисковым поведением и патологическим использованием интернета. У тех подростков, кто сообщил о негативных последствиях переезда (39%), установлены достоверные ассоциации этого фактора с такими проблемами психического здоровья, как формирование зависимостей, выраженность суицидальных переживаний, нездоровый образ жизни, наличие проблем с физическим здоровьем, выраженность жалоб психосоматического характера, общее психологическое неблагополучие. Фактор вынужденного и негативно воспринимаемого переезда семьи был также связан со снижением социоэкономического статуса семьи, трудностями в межличностных отношениях с родителями и сверстниками, снижением эффективности совладания со стрессовыми ситуациями. В то же время, 61% из тех, кто менял место жительства, указывает на позитивную роль этого обстоятельства. Положительное восприятие переезда подростками ассоциировано со значительно менее выраженными проблемами психического благополучия, в силу чего это субъективное ощущение можно рассматривать как протективный фактор в отношении возможных негативных последствий передислокации семьи.

Ключевые слова: подростки; психическое здоровье; социально-экономические детерминанты; смена места жительства.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Актуальность проблемы

В современном глобализованном мире переезд семьи, связанный, например, с экономическими обстоятельствами, поиском более благоприятной жизненной ситуации, более выгодной работы или с культурно-обусловленными факторами, — достаточно частое явление. Миграция тесно связана с урбанизацией, переездом в города, уровнем безработицы, разводами родителей и заключением новых браков и т.д. С другой стороны, все большие масштабы приобретает вынужденная миграция, связанная с бегством от невыносимых жизненных обстоятельств, обусловленная угрозой жизни или потерей экономической базы семьи. Проблема миграции, как между странами, так и внутри них, в современном динамичном обществе становится все более актуальной [3; 4].

Переезжая на новое место жительства, семьи сталкиваются с различными проблемами психологического характера, которые связаны с восприятием нового места как «необжитого» или «чужого». Приходится заново создавать свой дом и привыкать к нему. Если переезды случаются часто, такое восприятие либо становится дополнительным стрессовым фактором, либо, наоборот, ощущение стресса притупляется и исчезает в качестве переживания [10].

Наиболее уязвимым контингентом при миграции, бегстве или даже более благоприятном переезде являются дети и подростки. Психологическое благополучие и психическое здоровье подростков зависит от психосоциального стресса перемен [7]. В связи с этим представляет интерес эмпирическое выяснение последствий смены места жительства семьи для психического здоровья подростков, особенно с учетом субъективного переживания этого фактора как позитивного или негативного.

Возможные причины и механизмы влияния смены места жительства на психическое здоровье подростков рассматривались с различных позиций. Так, Н.Г. Осухова указывала, что переезд из города в город или из страны в страну является трудной жизненной ситуацией, последствиями которой могут становиться тяжелые переживания и жизненные кризисы, что может спровоцировать саморазрушение (девиантное поведение, алкоголизация, наркотики, суицид) [6]. М.В. Малюшина и В.А. Попов утверждают, что переезд семьи может выступать фактором риска суицида у молодежи в связи с переживанием утраты взаимоотношений или в связи с семейными потерями [5]. Д.А. Зуев обратил внимание на то, что такие жизненные события, как переезд в другой город или в другую страну, часто связаны с первым опытом употребления алкоголя и курения [1]. В свою очередь, Е.Н. Караваева и Ю.И. Савченков подчеркивали, что переезд в новый для человека регион сопровождается изменением формально-динамических свойств психики, причем данная тенденция проявляется определенными изменениями активности, пластичности и темпа — как в моторной, так и в интеллектуальной и коммуникативной сферах деятельности [2].

На наш взгляд, наибольший интерес представляет изучение роли переезда семьи с учетом субъективной оценки со стороны самого подростка.

Методика и контингент

Выборка исследования составила 589 человек. Исследование проводилось в средних учебных заведениях города Одессы различных типов: общеобразовательных школах, гимназиях, лицеях, колледжах и школах-интернатах. Работа выполнялась в рамках шведско-украинского проекта по изучению психического здоровья детей и подростков (рук. — проф. В.А. Розанов) в сотрудничестве с Шведским национальным центром суицидологических исследований (рук. — проф. Д. Вассерман) при поддержке Шведского института (Swedish Institute). Средний возраст респондентов составил 14,87 лет (SD = 1,11 лет). Методическим обеспечением исследования являлся Комплексный опросник состояния психического здоровья и стиля жизни ребенка, разработанный для целей Европейского исследования SEYLE (Saving and Empowering Young Lives in Europe), направленного на оценку эффективности различных стратегий суицидальной превенции [27]. Данный опросник включал в сокращенном виде ряд тестов и вопросов для оценки общего и психического здоровья, стиля жизни, выраженности жизненного стресса и способов совладания с ним. Настоящее исследование является продолжением работ [8; 11; 12; 13], выполненных в рамках программы изучения психического здоровья подростков в г. Одессе и содержащих более подробное описание процедуры исследования и разделов опросника. Исследование проведено с учетом этических аспектов: были приняты меры по информированию школьного персонала и родителей, созданы условия для оказания психосоциальной поддержки и коррекции состояния школьников после опроса. Исследование смены места жительства в структуре социально-экономических детерминант психического здоровья было проведено еще до начала выраженной и вынужденной миграции, связанной с ситуацией на юго-востоке Украины. Следовательно, наблюдаемые нами закономерности следует рассматривать как фоновое явление, не связанное с неким конкретным психосоциальным стрессом.

Основные результаты и их обсуждение

Для выявления социально-экономических детерминант психического здоровья старших школьников в связи с переездом семьи был проведен анализ роли следующих пунктов опросника SEYLE: «Меняла ли когда-нибудь ваша семья место жительства? (страну, город, район)?», «Сказался ли переезд на вас большей частью положительно или отрицательно?», «В течение последнего года кто-либо из ваших родителей терял работу?», «Моим родителям тяжело сводить концы с концами», «Моим родителям сложно находить замену поломанным вещам», «В течение последних 6 месяцев мать/отец начали/перестали работать», «В течение последних 6 месяцев родители остались без работы», «В течение последних 6 месяцев изменилось финансовое положения родителей», «В течение последних 6 месяцев у меня украли личное имущество». Ниже приводится частотный анализ данных пунктов.

На вопрос, касающийся смены места жительства, 51,4% школьников ответили утвердительно. Из числа подростков, которые меняли место жительства, 60,9% респондентов утверждают, что переезд сказался на них положительно, 11,5% отмечают отрицательное влияние переезда и 27,6% — не имеют четкого представления о том, какое влияние на них оказала смена места жительства. У 13,4% старшеклассников в течение последнего года кто-либо из родителей терял работу. На вопрос «Моим родителям сложно находить замену потерянным вещам» четко положительно ответили 3,3% испытуемых, «в некоторой степени» — 8,0%, «немного» — 15,2%; 73,6% дали отрицательный ответ на это утверждение. С утверждением «Моим родителям тяжело сводить концы с концами» полностью согласились 4,7% испытуемых, 10,7% ответили, что в некоторой степени они согласны с данным утверждением, 19,3% подростков ответили: «Немного», и 65,3% старшеклассников не наблюдают в своих семьях такую проблему. В течение последних 6 месяцев мать/отец начали/перестали работать у 10,9% респондентов. У 4,9% старшеклассников в течение последних 6 месяцев родители остались без работы. 19,4% испытуемых отметили, что в течение последних 6 месяцев изменилось финансовое положение родителей. О краже личного имущества в течение последних 6 месяцев сообщили 5,1% детей.

На рисунке 1 представлено графическое изображение взаимоотношений между категориями параметров социально-экономического статуса в пространстве двух размерностей, полученное с помощью процедуры множественного анализа соответствий [14].

 

Рис. 1. Графическое изображение взаимоотношений между категориями параметров социально-экономического статуса в пространстве двух размерностей

 

Проанализировав данные рис. 1, можно заметить близкое расположение утвердительных ответов на пункты: «Смена места жительства» и «Моим родителям сложно находить замену потерянным вещам». Множественный анализ соответствий также демонстрирует, что большее количество подростков считает, что переезд пошел им на пользу. Это проявляется в том, что утверждение «Переезд сказался положительно» находится намного ближе по отношению к утвердительному ответу на пункт «Смена места жительства», чем «Переезд сказался отрицательно». Обращает на себя внимание тесная пространственная близость расположения ответов на следующие утверждения: «В течение последнего года кто-либо из родителей терял работу», «В течение последних 6 месяцев мать/отец начали/перестали работать» и «В течение последних 6 месяцев родители остались без работы». Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что данные пункты опросника можно считать синонимичными, отражающими экономический статус семьи.

Как видно из рис. 1, близко по отношению друг к другу также расположены и отрицательные ответы на следующие утверждения: «В течение последнего года кто-либо из родителей терял работу», «В течение последних 6 месяцев мать/отец начали/перестали работать», «В течение последних 6 месяцев родители остались без работы», «В течение последних 6 месяцев изменилось финансовое положение родителей», «Моим родителям сложно находить замену потерянным вещам», «Моим родителям тяжело сводить концы с концами», «В течение последних 6 месяцев у меня украли личное имущество».

Далее проводился анализ взаимосвязей между вопросами о смене места жительства и другими пунктами опросника SEYLE, вначале без учета, а затем с учетом субъективного восприятия факта переезда. При анализе использовались следующие коэффициенты ассоциации: для оценки взаимосвязи между двумя номинальными переменными — критерий Крамера (V) [17], для оценки взаимосвязей между двумя порядковыми и порядковой и номинальной переменными — критерий Сомерса (d) [30], для оценки взаимосвязи номинальной и интервальной переменной проводился однофакторный дисперсионный анализ и рассчитывался показатель квадратичная Эта (η) [29], для оценки взаимосвязи между интервальной и порядковой величинами использовался критерий Кендалла (τb) [21]. Во всех случаях сопоставляли группы подростков, позитивно и негативно оценивавшие последствие переезда семьи.

На первом этапе анализа изучались взаимосвязи пункта о смене места жительства по всей выборке. Обнаружено, что подростки, которые проживают с отцом, реже меняли место жительства (V  = 0,108; p<0,05), в то время как проживание с отчимом ассоциировано со сменой места жительства (V = 0,101; p<0,05). Таким образом, эмпирически подтверждается роль развода родителей и образования новой семьи. Вполне ожидаема также статистически значимая связь между сменой места жительства и потерей работы кем-то из родителей (V = 0,122; p<0,05).

Статистически значимая, прямо пропорциональная связь наблюдается между сменой места жительства и наличием у респондентов физических нарушений (V = 0,108; p<0,05). Физические нарушения были выявлены у 68,5% респондентов, которые переезжали, и у 29,6% — из числа тех, которые не меняли место своего жительства. Ряд ассоциаций свидетельствует о связи переезда семьи с рисковым поведением подростков. Так, ходили в «опасные места» в ночное время суток, в районы, где «может случиться что-то плохое», чаще те респонденты, которые меняли место жительства (V = 0,180; p<0,001). Подростки, которые не меняли жилье, реже употребляют спиртное (V = 0,223; p<0,001). Обнаружена также взаимосвязь между сменой места жительства и количеством порций алкогольных напитков, которое выпивают подростки. Больше алкоголя употребляли старшеклассники, которые переезжали жить в другое место (d = −0,130; p<0,01). Также наблюдается обратно пропорциональная зависимость между сменой места жительства и трезвым поведением родителей (d = −0,094; p<0,05). Аналогичные зависимости выявлены в отношении курения и несуицидальных самоповреждений. Намеренно прижигали себя с помощью сигарет, зажигалки или спички чаще те респонденты, которые сообщили о смене места проживания (d = −0,048; p<0,05). Все эти формы поведения так или иначе связаны со стрессом.

Прямо пропорциональная связь была установлена между вопросом о переезде и такой формой родительского участия, как проверка родителями домашнего задания. Те подростки, которые меняли место жительства, чаще отмечали, что родители никогда не проверяют их домашнее задание (d = 0,143; p<0,001). Школьная успеваемость детей, которые переезжали жить в другое место, была хуже (V = 0,107; p<0,05). В течение последних 6 месяцев оценки хуже ожидаемых получили 58,3% респондентов, переехавших жить в другое место, и 39,0% подростков, которых не коснулась смена жилья.

Выявлена прямо пропорциональная связь между сменой места жительства и вопросом о конфликте с учителем (V = 0,113; p<0,05), а также с вопросом о серьезной ссоре с близким другом (V = 0,104; p<0,05) в течение последних 6 месяцев. Об этой проблеме сообщили 65,7% респондентов, менявших место жительства, и 32,9% — из числа тех, кто не менял место проживания. О серьезной ссоре с близким другом в течение последних 6 месяцев сообщили 56,6% подростков, которые меняли место жительства, и 39,0% — из числа тех, кто не менял место пребывания.

Перемещение семьи связано с тенденциями к патологическому использованию интернета подростками. Чаще об этой проблеме заявляют подростки, которые меняли страну, город или район проживания (V = 0,110; p<0,05). 56,6% старшеклассников, сменивших место жительства, утверждают, что находятся в интернете дольше, чем планировали. Об аналогичной проблеме заявили только 41,1% испытуемых, которые не меняли место проживания. Была также обнаружена статистически значимая, прямо пропорциональная связь между переездом семьи и фактом интернет-насилия (V = 0,508; p<0,05); 83,3% из числа подростков, которые меняли место проживания, отметили интернет-насилие со стороны неизвестного лица.

В таблице 1 представлены результаты однофакторного дисперсионного анализа, позволяющего оценить влияние смены места жительства на интегральные показатели методики SEYLE. Наиболее выраженная тенденция патологического использования интернета была в группе подростков, сообщивших о смене места жительства. В то же время, интегральные показатели самочувствия и родительского участия были достоверно выше среди тех подростков, семьи которых не переезжали.

 

Таблица 1

Влияние смены места жительства на интегральные показатели методики SEYLE

Примечание: * — статистическая значимость критерия Фишера на уровне p<0,05.

 

Таким образом, факт смены места жительства семьи (независимо от его позитивного или негативного восприятия подростком) связан с некоторыми негативными аспектами психического здоровья подростков. Нами установлены ассоциации переезда с такими проявлениями, как зависимости, суицидальные тенденции, нездоровый образ жизни, проблемы соматического характера, психологическое неблагополучие, трудности в межличностных отношениях с родителями и сверстниками, снижение способности совладания со стрессовыми ситуациями. Также установлено, что в целом смена места жительства связана со снижением социально-экономического статуса семьи.

На втором этапе анализ взаимосвязей осуществлялся с учетом того, как сказался на подростке переезд, привел ли он к положительным или отрицательным (с точки зрения подростка) последствиям. Приведем вначале ассоциации, обнаруженные у тех подростков, чье восприятие смены места жительства связано с негативными оценками.

Обнаружена статистически значимая, прямо пропорциональная связь между потерей работы одним из родителей в течение последнего года и негативной оценкой смены места жительства (d = −0,130; p<0,01) и между вопросом о расставании с партнером в течение последнего года. Чаще о расставании сообщали те подростки, на которых переезд сказался отрицательно (d = −0,122; p<0,05). Таким образом, негативно воспринимаемый переезд семьи обычно связан с необходимостью найти новую работу кем-то из родителей и часто ассоциирован с разрушением первых романтических отношений у подростка.

Отрицательное влияние переезда достоверно связано с психосоматическими симптомами и психоэмоциональными жалобами подростков. Так, при анализе ответов на утверждение «У меня часто бывают головные боли, боли в желудке или тошнота» выявлено, что те подростки, которые утверждают, что переезд сказался на них негативно, чаще сообщали о вышеуказанных проблемах (d = 0,152; p<0,01). Статистически значимые связи были обнаружены между негативной оценкой переезда и утверждениями «Я много переживаю» (d = 0,152; p<0,01) и «Я часто несчастлив, подавлен и печален» (d = 0,199; p<0,001). Респонденты, отметившие отрицательное влияние смены места жительства, чаще заявляли о таких проблемах, как «Я легко отвлекаюсь, мне сложно сосредоточиться» (d = 0,119; p<0,05), «Я нервничаю в новых ситуациях. Я легко теряю уверенность» (d = 0,148; p<0,05), «Меня часто обвиняют во лжи и обмане» (d = 0,104; p<0,05) и «У меня много страхов, меня легко напугать» (d = 0,124; p<0,05). В целом, длительность проблем с эмоциями, сосредоточенностью, поведением или способностью ладить с другими была больше у тех подростков, на которых смена места жительства отразилась негативно (d = 0,220; p<0,01). Все это свидетельствует о повышенном уровне субъективно ощущаемого стресса у подростков из таких семей.

При рассмотрении категории подростков, положительно оценивающих переезд своей семьи, выявлены следующие ассоциации. Установлена статистически значимая ассоциация между посещением врача в течение последних 12 месяцев и вопросом о влиянии переезда. Чаще посещали врача те подростки, которые отметили положительное влияние переезда (V = 0,195; p<0,01). Данный факт можно трактовать как проявление большей доступности медицинских служб при позитивной оценке переезда; возможно, речь идет о переезде в городскую среду. Выявлена также статистически значимая связь между хорошим самочувствием в данный момент и положительным влиянием переезда (d = 0,250; p<0,001).

Прямо пропорциональные, статистически значимые ассоциации были установлены между такими факторами здорового образа жизни, как «Употребление фруктов» (d = −0,123; p<0,05) и «Занятия спортом» (d = −0,151; p<0,05) и положительным влиянием переезда. Значение таких факторов здорового поведения, как «Чистка зубов» (d = 0,217; p<0,001) и «Ремни безопасности» (d = 0,237; p<0,001) у испытуемых, отметивших положительное влияние смены места жительства, снижается. Количество дней в течение последних 2 недель, когда старшеклассники были физически активны, составило в целом не меньше 60 минут в день (τb = −0,116; p<0,05); оно прямо пропорционально связано с положительным влиянием смены жилья. Прямо пропорциональная связь была обнаружена между позитивным влиянием переезда и массой своих тел, которую указали подростки (τb = −0,125; p<0,01). В течение последних 6 месяцев чаще завтракали перед школой (d = 0,184; p<0,01) и регулярно (как минимум раз в неделю) занимались одним или несколькими видами спорта (d = 0,153; p<0,01) те старшеклассники, на которых переезд сказался хорошо. Об употреблении фруктов чаще заявляли те старшеклассники, на которых смена места жительства сказалась хорошо (d = −0,234; p<0,001). Количество часов сна в будние дни (τb = −0,105; p<0,05) прямо пропорционально связано с положительным влиянием смены места жительства. Таким образом, благоприятно оцениваемый переезд семьи сопровождается целым рядом позитивных факторов, защищающих подростков от нарушений соматического и психического здоровья.

Позитивное восприятие переезда ассоциировано с менее выраженной депрессией по шкале Бека, статистически значимые, обратно пропорциональные связи были установлены по следующим пунктам: грусть (d = 0,224; p<0,001), прошлые неудачи (d = 0,137; p<0,05), неудовлетворенность (d = 0,122; p<0,05), чувство вины (d = 0,183; p<0,01), ощущение наказанности (d = 0,151; p<0,01), недовольство собой (d = 0,147; p<0,01), суицидальные мысли и желания (d = 0,300; p<0,001), тревожность (d = 0,133; p<0,05), потеря интереса (d = 0,163; p<0,01), нерешительность (d = 0,119; p<0,05), потеря энергии (d = 0,161; p<0,01), ухудшение качества сна (d = 0,142; p<0,05) и трудности с концентрацией (d = 0,150; p<0,01). Сумма баллов депрессии Бека обратно пропорционально и сильно связана с положительным влиянием смены места жительства (τb = 0,185; p<0,001). Выявлена также обратно пропорциональная, статистически значимая ассоциация между позитивным влиянием переезда и ощущением одиночества (d = 0,172; p<0,01) и переживаниями, не дающими уснуть, в течение последних 12 месяцев (d = 0,159; p<0,01). Те подростки, которые утверждают, что переезд сказался на них положительно, в течение последних 2 недель реже ощущали стресс (d = 0,244; p<0,001) и реже отмечали неспособность справиться со своими проблемами (d = 0,166; p<0,01). Наблюдается обратно пропорциональная связь между положительным влиянием переезда и параметрами «Я злюсь и часто теряю самообладание» (d = 0,175; p<0,01) и «Обычно я пребываю в одиночестве. В основном, я предоставлен сам себе» (d = 0,147; p<0,05).

Анализ вопросов, касающихся суицидальных тенденций, изучением которых мы занимались ранее [8; 11; 13], и их взаимосвязи с вопросом о влиянии переезда на жизнь подростка, показал статистически значимые ассоциации. Старшеклассники, отметившие положительное влияние переезда, реже отвечали утвердительно на следующие пункты: «В течение последних 2 недель я ощущал, что моя жизнь не имеет смысла» (d = 0,261; p<0,001), «В течение последних 2 недель я представлял себе, что я умер» (d = 0,166; p<0,01), «В течение последних 2 недель я думал о попытке самоубийства, даже если в действительности не собирался этого делать» (d = 0,262; p<0,001), «В течение последних 2 недель я серьезно задумывался о том, чтобы совершить самоубийство, или, возможно, обдумывал, как именно это осуществить» (d = 0,093; p<0,05).

Обратно пропорциональные связи установлены между позитивным влиянием переезда на жизнь подростков и вопросами, касающимися потребления алкоголя. Респонденты, отметившие, что переезд сказался на них хорошо, реже соглашались с пунктами: «Я употребляю алкоголь» (d = 0,167; p<0,01) и «Я видел члена своей семьи в нетрезвом состоянии» (d = 0,234; p<0,001). Количество порций алкогольных напитков, которые выпивают старшеклассники, также обратно пропорционально связано с положительным влиянием переезда (d = 0,193; p<0,001).

Статистически значимые ассоциации были установлены между вопросом о влиянии переезда и стилем использования компьютеров. Позитивно оценивающие переезд подростки чаще используют интернет для учебы, имеют собственный компьютер и достоверно реже пользуются сайтами знакомств.

Нами были исследованы взаимосвязи между вопросом о влиянии смены места жительства и вопросами, касающимися «булинга». Статистически значимые, прямо пропорциональные связи были установлены между положительным влиянием переезда и следующими утверждениями: «В течение последних 2 недель большинство учеников были добрыми и услужливыми» (d = −0,202; p<0,001) и «В основном, мои ровесники хорошо ко мне относятся» (d = −0,162; p<0,01). Обратно пропорциональная, статистически значимая связь была установлена между положительным влиянием смены места жительства и пунктами: «Другие ученики или ребята постарше дразнят и запугивают меня» (d = 0,089; p<0,05), «В течение последних 12 месяцев окружающие часто толкали, били или ударяли меня» (d = −0,063; p<0,05) и «В течение последних 12 месяцев окружающие часто дразнили меня» (d = −0,154; p<0,001). Те подростки, на которых переезд сказался благоприятным образом, отмечали, что в течение последнего года случаев неуважительного и третирующего отношения к ним сверстников было значительно меньше (d = 0,142; p<0,01). В то же время, о серьезной ссоре с близким другом в течение последних 6 месяцев те подростки, на которых смена места жительства сказалась позитивно, говорили чаще (d = 0,132; p<0,01).

При оценке роли родительского участия прямо пропорциональные, статистически значимые ассоциации были установлены между положительным влиянием переезда и следующими утверждениями: «В течение последних 2 недель родители понимали мои проблемы» (d = −0,199; p<0,01), «В течение последних 2 недель родители знали, чем я занимаюсь в свободное время» (d = −0,180; p<0,01), «Мои родители/опекуны помогали мне принимать важные решения» (d = −0,215; p<0,001), «Мои родители/опекуны говорили со мной о событиях, которые со мной происходят» (d = −0,132; p<0,05) и «Мои родители/опекуны прислушивались к моему мнению или к тому, что я говорю» (d = −0,182; p<0,01). Интегральный показатель родительского участия был выше у старшеклассников, на которых смена жительства сказалась позитивно (τb = −0,147; p<0,01). О проблемах с родителями в течение последних 6 месяцев чаще сообщали те дети, на которых переезд отразился негативным образом (d = −0,121; p<0,05).

В результате исследования взаимосвязей между вопросом о влиянии смены места жительства на подростков и вопросами, касающимися образа родителей в глазах детей, также были получены статистически значимые ассоциации. Прямо пропорциональная связь наблюдалась между положительным влиянием переезда и утверждениями «Моя мать любит читать книги» (d = 0,119; p<0,05) и «Я дома обсуждаю политику с отцом» (d = 0,131; p<0,05). Также респонденты, отметившие положительное влияние переезда, реже соглашались с утверждениями «Моим родителям тяжело сводить концы с концами» (d = −0,142; p<0,01) и «В течение последних 6 месяцев мать/отец начали/перестали работать» (d = −0,086; p<0,05). Это с большой вероятностью говорит о том, что позитивно воспринимаемый переезд семьи ассоциирован с улучшением материального положения.

Статистически значимые ассоциации были установлены между влиянием смены места жительства и самоповреждающим поведением. Подростки, на которых переезд сказался положительно, реже соглашались со следующими утверждениями: «Я намеренно прижигал себя с помощью сигареты, зажигалки или спички» (d = 0,094; p<0,05), «Я намеренно вырезал слова, картинки, узоры или что-то другое на своей коже, царапал себя до рубцов или до крови» (d = 0,115; p<0,01) и «У меня на теле есть пирсинг или татуировки» (d = −0,088; p<0,05).

При изучении стиля поведения в проблемной ситуации прямо пропорциональные, статистически значимые связи были установлены между позитивным влиянием переезда и утверждениями «В проблемной ситуации я начинаю бороться с этой проблемой» (d = −0,158; p<0,01), «В проблемной ситуации я начинаю заниматься аэробикой или спортом» (d = −0,157; p<0,01), «В проблемной ситуации я говорю о проблеме с родителями/другими родственниками/друзьями, учителями, психологами и т.д» (d = −0,238; p<0,001).

Выявлена статистически значимая ассоциация между положительным влиянием переезда и вопросами по шкале самочувствия. Утверждения «Я могу спокойно дышать» (d = 0,206; p<0,001) и «Я быстро засыпаю и хорошо высыпаюсь» (d = 0,196; p<0,01) прямо пропорционально связаны с позитивным влиянием смены места жительства. Обратно пропорционально связаны с положительным влиянием переезда следующие вопросы шкалы самочувствия: «Я более нервный и беспокойный, чем обычно» (d = 0,146; p<0,05), «Я испытываю беспричинный страх» (d = 0,139; p<0,01), «Я легко расстраиваюсь и паникую» (d = 0,152; p<0,01), «Мои руки и ноги трясутся и дрожат» (d = 0,090; p<0,05) и «Меня мучают ночные кошмары» (d = 0,155; p<0,01). Общий балл самочувствия был выше у респондентов, на которых переезд повлиял положительным образом (τb = −0,183; p<0,001).

Таким образом, негативное субъективное восприятие подростками смены места жительства ассоциировано с различными проблемами психического здоровья и психологического благополучия, в том числе с психосоматическими симптомами, депрессией, зависимостями, самоповреждениями, суицидальными мыслями, конфликтами, трудностями совладания со стрессом. Позитивное отношение к переезду характеризуется противоположными или заметно менее выраженными изменениями и лучшими показателями психического и соматического здоровья. Как правило, среди подростков, позитивно оценивающих переезд, отношения с родителями и образ родителей в глазах детей более положительны, что свидетельствует о большем семейном благополучии. Очевидно, положительное восприятие подростками переезда может выступать протективным фактором в отношении его потенциально негативных последствий, причем медиаторами этой протекции, вероятнее всего, являются семейное функционирование, общее благополучие и более низкий уровень стресса в семье.

Психосоциальные факторы и психологические механизмы, ведущие к нарушениям психического здоровья подростков при смене места жительства, сложны и многообразны. Так, Э.Р. Голдберг [20] говорит о том, что потеря контактов со сверстниками вызывает сильную тревогу и провоцирует конфликты у подростков. Потеря значимых социальных контактов приводит к тому, что у подростка теряются ориентиры, которые помогают ему определиться с линией поведения, справиться с негативными чувствами, такими как печаль и ощущение потери. Помимо того, что при переезде семьи подростки теряют привычный круг друзей, их социальный статус и престиж в новом окружении могут снижаться. Большинство подростков сталкиваются с тем, что социальные навыки и правила поведения, которые означали признание и статус в одной социальной системе, нелегко перенести в другое сообщество. В то же время, подростки без поддержки со стороны сверстников особенно остро переживают напряжение, часто становятся тревожными, беспокойными, критичными и враждебными [Там же].

М.Д. Ньюкомб и Л.Л. Харлоу подчеркивают, что переезд может влиять на употребление подростками наркотиков. Дети, будучи зависимыми от взрослых, редко участвуют в процессах принятия решений, предшествующих смене места жительства, вследствие чего они могут испытывать чувство отчуждения, беспомощности и разочарования при переезде [25]. Переезд часто влечет за собой уменьшение или потерю контактов с близкими друзьями и родственниками, а потеря этих ресурсов может привести к гиперчувствительности, стрессу, к тревоге и низкой самооценке [16]. П.Х. Толан также отмечает, что те подростки, которые утратили социальные контакты по причине смены места жительства, более склонны к употреблению наркотиков [33]. Многие работы указывают на то, что некоторые стрессоры, такие как развод родителей, снижение социально-экономического статуса семьи и семейная дисфункция, могут быть одновременно ассоциированы как с переездом, так и с девиантными проявлениями у подростков [15; 23]. При этом ряд исследований напрямую связывает развод родителей с употреблением подростками наркотиков и с другими видами проблемного поведения [19; 24]. Таким образом, фактор стабильности семьи является важнейшим модератором эффекта переезда на психическое здоровье подростков, и, как свидетельствуют наши данные, он ассоциирован с позитивным восприятием смены места жительства.

Озабоченность родителей требованиями новой среды, а также их собственное напряжение и беспокойство могут негативно отразиться на детско-родительских отношениях [26]. Это подталкивает некоторых детей к более тесному общению с девиантными сверстниками, чтобы достичь признания и самоутверждения. Еще один фактор связан с тем, что переезд подразумевает смену школы. Подросткам приходится быстро адаптироваться к незнакомой обстановке, новым друзьям и учителям, а также к новым требованиям и ожиданиям [18]. Многие исследования показывают, что переход в новую школу связан с академическими и поведенческими проблемами, повышенной тревожностью и проблемами получения признания среди сверстников [18; 28; 32]. В целом смена места жительства может оказывать неблагоприятное влияние на детей из-за ослабления связей с важными агентами социализации (семья, школа, спортивная секция, церковь) [26; 31]. Наконец, частота географических перемещений может оказывать как непосредственный, так и накопительный эффект, влияя на проявления темперамента и личностные черты на разных этапах жизни [2; 22]. Все эти моменты могут вносить свой вклад в формирование проблем психического здоровья подростков.

Таким образом, результаты нашего исследования находят свое подтверждение в теоретических концепциях различных авторов. В то же время, нам представляется важным то, что субъективный фактор, в частности, позитивная или негативная оценка последствий смены места жительства, имеет принципиальное значение в плане последствий данного явления для психического здоровья подростка. Учет этого обстоятельства определяет, в конечном счете, реальные потребности в социальной, психологической и психиатрической помощи подросткам из семей мигрантов, как вынужденных, так и добровольных, указывает на необходимость повышенного внимания к детям и подросткам после переезда на новое место жительства со стороны родителей, школы, медицинских и социальных служб.

 

Литература

1.   Зуев Д.А. Психологическое исследование структуры субъективных репрезентаций важного жизненного события // Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 11: Естеств. науки. – 2014. – № 2(8). – С. 64–70.

2.   Караваева Е.Н., Савченков Ю.И. Изменения черт темперамента при переезде в другой регион на постоянное жительство // Сибирское медицинское обозрение. – 2011. – № 4(70). – С. 53–56.

3.   Крамаренко Л.Д. Правовое обеспечение защиты детей от жестокого отношения // Педагогические науки: теория, история, инновационные технологии. – 2010. – № 1(3). – С. 189–198 (на укр. языке).

4.   Куценко В.О. Детерминанты трудовой миграции населения Украины // Научные записки Национального университета «Острожская академия». Сер. Экономика. – 2011. – Вып. 18. – С. 304–316 (на укр. языке).

5.   Малюшина М.В., Попов В.А. Особенности подросткового возраста как фактор риска суицидальной активности // Современные концепции развития науки: сборник статей  междунар.  научно-практич.  конф.  (15 мая 2014 г.). – Уфа: Аэтерна. – C. 285–288.

6.   Осухова Н.Г. Психологическая помощь в трудных и экстремальных ситуациях. – 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Издательский центр «Академия», 2012. — 320 с.

7.   Розанов В.А. Рост нарушений психического здоровья в мире – психиатрическая эпидемиология современности // Уральский журн. психиатрии, наркологии и психотерапии. – 2015. – Т. 3, № 1. – С. 6–21.

8.   Розанов В.А., Рахимкулова А.С., Уханова А.И. Ощущение бессмысленности существования у подростков – связь с суицидальными проявлениями и психическим здоровьем // Суицидология. – 2014. – Т. 5, № 3(16). – С. 33–40.

9.   Социальные детерминанты здоровья и благополучия подростков. Исследование «Поведение детей школьного возраста в отношении здоровья»: международный отчет по результатам обследования 2009–2010 гг. / под ред. C. Currie, C. Zanotti, A. Morgan [и др.]. – Копенгаген, Европейское региональное бюро ВОЗ, 2012 г. – Сер. «Политика охраны здоровья детей и подростков», № 6 [Электронный ресурс].  –  URL:  http://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0003/
181551/E96444_part1-Rus.pdf (дата обращения: 28.04.2017)

10.   Сулейманова О.А. Быт на новом месте: к вопросу о вещевом поведении // Тр. Кольского науч. центра РАН. Сер. Гуманитарные исслед. – 2011. – Вып. 2, № 3. – С. 54–64.

11.   Уханова А.И. Отношение к смыслу жизни у украинских подростков с суицидальными тенденциями // Вестник Одесского Национального Университета. Сер. Психология. – 2014. – Т. 19, № 2(32). – С. 331–339.

12.   Уханова А.И. Отношение к факторам здорового и нездорового поведения у подростков // Медицинская психология. – 2015. –  Т. 10, № 1. – С. 46–52.

13.   Уханова А.И. Родительское участие как фактор психического здоровья украинских подростков // Актуальнi проблеми психологiї: cб. научных трудов Института психологии им. Г.С. Костюка НАПН Украины. – 2015. – Т. 11, № 13. – С. 332–347.

14.   Шафир М.А. Анализ соответствий: представление метода // Социология: методология, методы, математическое моделирование. – 2009. – № 28. – С. 29–44.

15.   Astone N.M., McLanahan S.S. Family structure, residential mobility, and school dropout: A research note // Demography. – 1994. – Vol. 31, № 4. – P. 575–584.

16.   Cornille T.A. Support systems and the relocation process for children and families // Marriage and Family Review. – 1993. – Vol. 19, № 3–4. – P. 281–298.

17.   Cramér H. Mathematical Methods of Statistics. – Princeton: Princeton University Press, 1946. – 282 p.

18.   Felner R.D., Ginter M., Primavera J. Primary prevention during school transitions: Social support and environmental structure // American Journal of Community Psychology. – 1982. – Vol. 10, № 3. – P. 277–289.

19.   Frost A.K., Pakiz B. The effects of marital disruption on adolescents: Time as a dynamic // American Journal of Orthopsychiatry. – 1990. – Vol. 60, № 4. – P. 544–555.

20.   Goldberg E.R. Relocation and the Family: A Crisis in Adolescent Development // Uprooting and development. Dilemmas of Coping with Modernization / ed. by  G.V. Coelho, P.I. Ahmed. –  New York and London:  Plenum Press,  1980.  – P. 211–232.

21.   Kendall M.G. A new measure of rank correlation // Biometrika. – 1938. – Vol. 30, № 1–2. – P. 81–93.

22.   Lin K.C., Twisk J.W.R., Rong J.R. Longitudinal interrelationships between frequent geographic relocation and personality development: results from the Amsterdam growth and health longitudinal study // American Journal of Orthopsychiatry. – 2011. – Vol. 81, № 2. – P. 285–292.

23.   Mobility as a mediator of the effects of child maltreatment on academic performance / J. Eckenrode, E. Rowe, M. Laird [et al.] // Child Development. – 1995. – Vol. 66, № 4. – P. 1130–1142.

24.   Needle R.H., Su S., Doherty W.J. Divorce, remarriage, and adolescent substance use: A prospective longitudinal study // Journal of Marriage and the Family. – 1990. – Vol. 52. – P. 157–169.

25.   Newcomb M.D., Harlow L.L. Life events and substance use among adolescents: Mediating effects of perceived loss of control and meaninglessness in life // Journal of Personality and Social Psychology. – 1986. – Vol. 51, № 3. – P. 564–577.

26.   Sampson R.J., Laub J.H. Crime in the making: Pathways and turning points through life. – Cambridge, Mass: Harvard University Press, 1995. – 320 p.

27.   Saving and Empowering Young Lives in Europe (SEYLE) Randomized Controlled Trial / D. Wasserman, V. Carli, C. Wasserman [et al.] // BMC Public Health. – 2010. – Vol. 10. – P. 192–206.

28.   School transitions and adjustment during early adolescence / L.J. Crockett, A.C. Peterson, J.A. Graber [et al.] // Journal of Early Adolescence. – 1989. – Vol. 9, № 3. – P. 181–210.

29.   Shaldehi А.Н. Using Eta (η) correlation ratio in analyzing strongly nonlinear relationship between two variables in practical researches // Journal of mathematics and computer science. – 2013. – Vol. 7. – P. 213–220.

30.   Somers R.H. A new asymmetric measure of association for ordinal variables // American Sociological Review. – 1962. – Vol. 27, № 6. – P. 799–811.

31.   Stack S. The effect of geographic mobility on premarital sex // Journal of Marriage and the Family. – 1994. – Vol. 56, № 1. – P. 204–208.

32.   The impact of cumulative change in early adolescence / R.G. Simmons, R. Burgeson, S. Carlton-Ford [et al.] // Child Development. – 1987. – Vol. 58, № 5. – P. 1220–1234.

33.   Tolan P.H. Delinquent behaviors and male adolescent development: A preliminary  study  //  Journal of Youth and Adolescence. – 1988. – Vol. 17, № 5. – P. 413–427.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 616.89:316.64

Уханова А.И., Розанов В.А. Смена места жительства в структуре социально-экономических детерминант психического здоровья старших школьников // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2017. – T. 9, № 3(44) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год