Никольская И.М.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Роль медицинского психолога в проведении реабилитационной диагностики

Рогачева Т.В. (Екатеринбург, Россия)

 

 

Рогачева Татьяна Владимировна

Рогачева Татьяна Владимировна

–  доктор психологических наук, заведующая отделением реабилитационной диагностики и мониторинга; государственное автономное учреждение Свердловской области «Областной центр реабилитации инвалидов», ул. Белинского, 173а, Екатеринбург, 620089, Россия. Тел.: 8 (343) 270-88-19.

E-mail: TVRog@yandex.ru

 

Аннотация.

Даны основные нормативно-правовые основания проведения реабилитации/абилитации в России. Подчеркивается актуальность межведомственного взаимодействия всех специалистов, осуществляющих реабилитационные мероприятия инвалиду, ребенку-инвалиду и членам его семьи. Обоснована роль медицинского психолога, работающего в мультидисциплинарной бригаде, описаны его основные функции, включающие необходимость выявления реабилитационного потенциала инвалида, а также результативности этого процесса. Описаны нормативные правовые основания определения реабилитационного маршрута инвалида. Указано, что реабилитационный маршрут и реабилитационные мероприятия могут быть определены только исходя из проведенного психодиагностического обследования, проводимого медицинским (клиническим) психологом, т.к. именно этот специалист способен профессионально диагностировать реабилитационный потенциал и сформулировать реабилитационный прогноз для инвалида, ребенка-инвалида.

В статье приводится анализ определения понятия «реабилитационный потенциал» в отечественной психологии, даны позиции ведущих специалистов по вопросам реабилитационного процесса, описаны структурные компоненты реабилитационного потенциала: базовая, анатомо-физиологическая составляющая, психофизиологическая (клинико-функциональная) составляющая, профессионально-трудовая составляющая, образовательная составляющая, социально-средовая и социально-бытовая составляющие. Все эти компоненты реабилитационного потенциала выделены на основании тех реабилитационных направлений, которые определены нормативными правовыми актами РФ.

На примере функционирования Областного реабилитационного центра Свердловской области показана основополагающая роль мотивационного компонента реабилитационного потенциала в определении реабилитационного маршрута при прохождении реабилитации в высокотехнологичном реабилитационном учреждении. Представлены цели реабилитации в зависимости от мотивированности инвалида на реабилитацию. Описаны основные этапы реабилитационного процесса, осуществляемого в высокотехнологичном многопрофильном центре. Указывается на принципиальную роль медицинского психолога на этапе выписки клиента из реабилитационного центра. Именно психолог определяет результативность проведенной реабилитации, рекомендует конкретные реабилитационные мероприятия на дому или на других уровнях реабилитации в реабилитационных организациях, тем самым осуществляя межведомственное взаимодействие всех задействованных в реабилитационном процессе организаций, в том числе негосударственных.

Ключевые слова: реабилитационный потенциал; мотивированность на реабилитацию; реабилитационный маршрут.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

В настоящее время в Российской Федерации идет активная работа по формированию модели межведомственного взаимодействия по вопросам реабилитации и абилитации инвалидов, в том числе детей-инвалидов. Как правило, профессиональная деятельность медицинского (клинического) психолога ориентирована на функционирование в рамках здравоохранения. Однако если рассматривать реабилитацию как длительный процесс, то основная нагрузка ложится не на психолога, работающего в здравоохранении, как правило, с острыми состояниями, а на психолога, работающего в рамках социального обслуживания населения, в чьей компетенции долговременная реабилитационная работа в различных реабилитационных центрах, относящихся к социальной политике. Поэтому вопрос о межведомственном взаимодействии, т.е. сопровождении человека с ограниченными возможностями здоровья, в том числе и инвалидов, — это актуальная на сегодняшний день проблема.

Одним из направлений решения этой проблемы является создание условий для функционирования мультидисциплинарных бригад, оказывающих реабилитационные и абилитационные услуги в организациях разного уровня и разной ведомственной принадлежности с учетом единого подхода к осуществлению реабилитационных мероприятий. Такие мультидисциплинарные бригады успешно работают как в российском здравоохранении, так и в других странах, например в Великобритании.

Деятельность таких бригад в сфере социальной политики обеспечена нормативными правовыми документами, в частности Конвенцией о правах инвалидов [6], федеральными законами [8; 9], а также государственной программой Российской Федерации «Доступная среда» на 2011—2020 годы [5].

Основной функцией мульдисциплинарной бригады выступает разработка реабилитационного маршрута инвалида в соответствии с ведущим ограничением его жизнедеятельности. В соответствии с приказом Министерства здравоохранения РФ от 29 декабря 2012 г. N 1705н «О Порядке организации медицинской реабилитации» такая бригада «объединяет специалистов, оказывающих помощь в реабилитации и работающих как единая команда (бригада) с четкой согласованностью и координированностью действий, что обеспечивает целенаправленный подход в реализации задач реабилитации» [11].

Следовательно, реабилитационный маршрут и сам реабилитационный процесс могут быть определены только исходя из проведенного психодиагностического обследования, проводимого медицинским (клиническим) психологом. Специальность «медицинская психология» выступает самостоятельной и междисциплинарной научной дисциплиной и, как отмечали Л.И. Вассерман, Е.А. Трифонова и О.Ю. Щелкова, «является одновременно весьма важной областью медицинской теории и практики, решающей задачи формирования личностного подхода в диагностике, лечении, профилактике и реабилитации» [2, с. 8–9]. Психологическая диагностика, выступая первичной задачей при выстраивании реабилитационного маршрута клиента, понимается как «системная деятельность клинического психолога, имеющая этапы, методологию, методы и инструментарий» [18, с. 347]. Этапы реабилитационной диагностики определяет как раз клинический психолог, т.к. именно он устанавливает реабилитационный потенциал клиента и наличие-отсутствие мотивированности на реабилитацию.

Понятие «реабилитационный потенциал» впервые в нормативно-законодательных документах появляется в Постановлении Правительства РФ от 20.02.2006 N 5 [10], где в пункте 3 указано, что «медико-социальная экспертиза проводится для установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности гражданина и его реабилитационного потенциала». При этом сам реабилитационный потенциал, как и собственно процесс реабилитации, рассматривается как системное, комплексное, целостное образование.

Впервые понятие «реабилитационный потенциал» ввели в научный дискурс в 1973 году В.П. Белов, И.Н. Ефимов и В.А. Вечканов. Данные авторы понимали под реабилитационным потенциалом «комплекс биологических, личностных и социально-средовых факторов, которые составляют основу ресоциализации больного» [1, с. 22]. М.В. Коробов рассматривал реабилитационный потенциал как «возможности больного человека в определенных условиях при содействии реабилитационных служб и общества в целом приводить в действие биологические и социально-психологические резервы мобилизации реституционных, компенсаторных и адаптивных процессов и других механизмов, лежащих в основе восстановления его нарушенного здоровья, трудоспособности, личного статуса и положения в обществе» [7, с. 36].

Содержательную сторону понятия «реабилитационный потенциал» уточняет в своих работах Р.М. Войтенко [4], который в определенной степени конкретизирует структуру биологических (на уровне организма) и личностных факторов, выделяя три уровня: организма, личности и индивида (человека).

Следовательно, реабилитационный потенциал инвалида — показатель, оценивающий на основе комплекса медицинских, психологических и социальных факторов реальные возможности восстановления нарушенных функций и способностей организма, в том числе участия личности в профессиональной деятельности. Оценка реабилитационного потенциала должна учитывать возможности обратимости и (или) компенсируемости функциональных нарушений, психологическую готовность инвалида к реабилитации, наличие и степень выраженности сопутствующих заболеваний, возможности компенсации патологии при помощи технических средств, а также возможность сохранения имеющегося уровня патологии при прогрессирующем течении процесса. Данное определение базируется на комплексной оценке 3-х групп факторов: медицинских, психологических и социальных.

Т.Г. Ветрила [3] предлагает включать в реабилитационный потенциал следующие компоненты:

1.

Базовая, анатомо-физиологическая составляющая, основанная на соматоличностных особенностях данного индивида, сохранившихся вопреки заболеванию или дефекту и служащих предпосылкой для восстановления определенного социального статуса. Она включает определение уровня физического развития и физической выносливости, уровня психофизиологической выносливости, уровня психоэмоционального развития и устойчивости. В основе этих факторов лежат анатомические и психофизические данные (когнитивная, мотивационная, эмоциональная сферы и личностные особенности).

 

Психологический компонент реабилитационного потенциала является также его существенной составляющей. При его оценке определяют уровни нарушений психологического статуса больного: операциональный (свойства нервной системы, темперамент, высшие психические функции, исполнительная сторона деятельности и учет сенсорных и перцептивных особенностей индивида), эмоционально-волевой (эмоции, аффекты, чувства и настроения, степень деструктивного влияния эмоций на протекание деятельности индивида, а в целом — эмоциональная устойчивость) и личностный (общая направленность личности на себя, на общение, на дело; уровень активности, мотивации, сфера интересов, особенности социально-психологической адаптации, связей с микро- и макросоциумом).

2.

Психофизиологическая (клинико-функциональная) составляющая — совокупность сохранных функций и личностных особенностей, выявляемых при специальном тестировании с применением нагрузок, фармакологических проб, при применении различных методов функциональной диагностики.

3.

Профессионально-трудовая составляющая — возможность достижения определенных трудовых целей, профессионального и социально-трудового статуса, в том числе обеспечения занятости, возможности обучения, адаптации к трудовому процессу.

4.

Образовательная составляющая — возможность овладения знаниями, навыками и умениями (общеобразовательными, профессиональными, социальными, культурными и бытовыми) в области рекомендуемой профессиональной деятельности.

5.

Социально-бытовая составляющая — возможность достижения самообслуживания и самостоятельного проживания.

6.

Социально-средовая составляющая — возможность достижения самостоятельной общественной и семейно-бытовой деятельности.

В проекте «Методические рекомендации по порядку формирования и оформления новой формы индивидуальной программы реабилитации с учетом разработанных классификаций и кодификатора категорий инвалидности», выставленном на сайте МСЭ, вышеперечисленные составляющие описаны подробнее [17].

Опыт определения и анализа реабилитационного потенциала показывает, что, как правило, реабилитационный потенциал представляют в виде специфического образования со сложной структурой, состоящей из качественно разных элементов. Целесообразность такого выделения обусловлена рядом обстоятельств. Во-первых, психические, психологические феномены всегда в той или иной степени учитывались при определении реабилитационного потенциала (и медицинского, и профессионального, и социального). Тем не менее на практике этот учет был несколько интуитивным, если можно так выразиться, общеметодологическим, недостаточно конкретным, что, в конце концов, приводило к разночтениям в понимании смыслового значения психологического реабилитационного потенциала, в том числе и к разночтениям в определении и анализе подходов к его диагностике.

Принципиально важным при определении реабилитационного потенциала является выявление сохранных ресурсов личности на биологическом и психическом уровне, которые могут выступать в роли компенсаторных функций, и диагностика патологических процессов (нарушений). Другими словами, речь идет о позитивной и негативной составляющих реабилитационного потенциала, представленных во всех его элементах. Подчеркнем также, что оценка позитивной составляющей является специфической отличительной особенностью реабилитационной диагностики в отличие, например, от клинической. При этом реабилитационная диагностика должна отражать не только состояние объекта диагностики, но и прогноз реализации способностей человека, находящегося в условиях ограниченной жизнедеятельности. В данном аспекте реабилитационный потенциал следует рассматривать как один из фрагментов инфраструктуры реабилитационного процесса, который включает в себя реабилитационную диагностику, реабилитационные воздействия и после-реабилитационное сопровождение.

Реабилитационный потенциал является показателем возможности восстановления или компенсации нарушенных функций, расширения сфер жизнедеятельности. Этот показатель выступает его базовой функцией. Качественный анализ реабилитационного потенциала позволит, во-первых, выделить реальные цели и задачи реабилитации. Во-вторых, он даст возможность установить определенную иерархию приоритетов этих целей и задач. И в-третьих, в конечном счете, он позволит определить оптимальные варианты методических приемов реабилитации, на которые пусть и в несколько обобщенном виде будут указывать ее цели и задачи. Другими словами, качественный анализ компонентов реабилитационного потенциала помогает специалистам мультидисциплинарной бригады выработать оптимальный реабилитационный маршрут инвалида, определить эффективность затраченных средств на реабилитацию и результативность самих реабилитационных мероприятий.

На современном этапе организации реабилитационного процесса в социальном обслуживании сложилась многоуровневая система социальной реабилитации. Высшим уровнем этой системы, как правило, выступает многопрофильный, высокофункциональный реабилитационный центр, в котором работает мультидисциплинарная бригада.

Примером такого центра выступает ГАУ «Областной центр реабилитации инвалидов» Свердловской области (ОЦРИ) — ведущее учреждение по социальной реабилитации и абилитации инвалидов и областной организационно-методический и информационный центр по вопросам реабилитации и абилитации инвалидов, формирования доступной среды жизнедеятельности инвалидов и других маломобильных групп населения. ОЦРИ в течение года оказывает услуги более чем двум с половиной тысячам граждан Свердловской области, полностью или частично утратившим способности либо возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, обеспечивать основные жизненные потребности в силу заболевания, травмы, возраста или наличия инвалидности, а также гражданам, имеющим в семье инвалида или инвалидов, нуждающихся в постоянном постороннем уходе. Социальные услуги в центре получают различные категории инвалидов (с нарушением опорно-двигательного аппарата, передвигающиеся на креслах-колясках, с нарушениями зрения, слуха, ментальными нарушениями).

В учреждении предоставляются:

мероприятия социальной реабилитации и абилитации (социально-средовая, социально-психологическая и социокультурная реабилитация, социально-бытовая адаптация);

социально-медицинские услуги (физиотерапия, массаж, гидротерапия, лечебная физкультура);

мероприятия с использованием методов адаптивной физической культуры (адаптивная физическая культура и рекреация, оздоровительное плавание);

социально-трудовые услуги (обучение трудовым навыкам в гончарной мастерской, мастерских швейного дела, декоративно-прикладного творчества, парикмахерского искусства, фитодизайна и флористики, в многофункциональном кабинете прикладных технологий «Домашний мастер», кабинете информационных технологий, профессиональное консультирование);

досуговые и спортивные мероприятия с учетом имеющихся условий (актовый зал, спортивный зал игровых видов спорта, открытая спортивная площадка, уличный тренажерный комплекс).

Опыт работы ОЦРИ показывает, что выявление компонентов реабилитационного потенциала на «входе», т.е. при поступлении клиентов в реабилитационное учреждение, позволяет разделить клиентов на группы в зависимости от их мотивации, что является функциональными обязанностями клинических психологов.

Первая группа высокомотивированных клиентов ориентирована на максимальное получение реабилитационных услуг, активно участвует в разработке собственного реабилитационного маршрута. Вторая группа низкомотивированных клиентов не скрывает своих потребностей, определяя нуждаемость в реабилитационных услугах только с позиции отдыха. Многие так и говорят, что приехали отдохнуть, поэтому зачастую отказываются от высокотехнологичных реабилитационных мероприятий, выбирая бассейн и массаж. Наиболее противоречивая и проблемная группа — это инвалиды со средним уровнем реабилитационного потенциала. Внутри этой группы можно выделить молодых инвалидов, которым просто не хватает денег для всех реабилитационных мероприятий. Поэтому можно предположить, что материальная проблема снижает уровень мотивированности на реабилитацию. Другая подгруппа — молодые пенсионеры, проживающие обычно в областном центре, неоднократно посещающие Областной центр реабилитации инвалидов. Эти клиенты не скрывают рентных установок, объясняя свое пребывание в реабилитационном учреждении желанием сэкономить (стационарное обслуживание предполагает проживание и 3-разовое питание, гарантированные по индивидуальной программе оказания социальных услуг). Третья подгруппа — отчаявшиеся инвалиды, которые просто не осведомлены о возможностях областного реабилитационного центра и своих правах. Как правило, это инвалиды, впервые приезжающие в центр из «глубинки». Поэтому с третьей группой клиентов проводится достаточно разнообразная социально-психологическая реабилитационная работа.

Исходным пунктом программы реабилитации является психокоррекционная работа с целью формирования адекватных представлений о своих возможностях и технологиях минимизации ведущего ограничения жизнедеятельности.

Второй этап — проведение психокоррекционных (психотерапевтических) мероприятий, направленных на:

формирование доверительных отношений в системе "клиент — психолог";

обеспечение психологической поддержки, которая выражается в эмоциональном личностном принятии, сообщение о понимании особенностей, чувств, сложностей, ограничений возможностей и пр.;

содействие свободному проявлению чувств, отреагированию подавленных и (или) вытесненных переживаний, овладение навыками конструктивного выражения чувств;

помощь в овладении приемами саморегуляции;

содействие в развитии и (или) восстановлении коммуникативной компетентности, в том числе навыков в разрешении конфликтных ситуаций;

содействие осознанию своих особенностей, возможностей, перспектив.

Другими словами, этот этап социально-психологической реабилитации предполагает формирование мотивированности на реабилитацию.

Третий этап — совместное (клиент — психолог) формирование нового жизненного сценария инвалида, определение новых жизненных целей, смыслов, системы ценностей и пр.

Принципиальна роль медицинского психолога на этапе выписки клиента из реабилитационного центра. Именно он определяет результативность проведенной реабилитации, рекомендует конкретные реабилитационные мероприятия на дому или на других уровнях реабилитации в реабилитационных организациях, тем самым осуществляя межведомственное взаимодействие всех задействованных в реабилитационном процессе организаций, в том числе негосударственных.

Следовательно, разработка реабилитационного маршрута инвалидов опирается на выявление в первую очередь реабилитационного потенциала, позволяющего скорректировать и адекватно выстроить цель, задачи реабилитации, определить очередность реабилитационных услуг, помочь инвалиду расширить свое участие и активность в социальной жизни. При выписке медицинский психолог определяет результативность работы всех отделений высокотехнологичного центра, корректируя и, при необходимости, изменяя тактику ведения конкретного клиента, а также определяя соответствие поставленной цели достигнутому результату реабилитации.

 

Литература

1.   Белов В.П., Вечканов В.А., Ефимов И.Н. Реабилитационный потенциал хронически больного: анализ, содержание, оценка // Врач.-труд. экспертиза. Соц.-труд. реабилитация инвалидов. – 1975. – Вып. 2. – С. 26–31.

2.   Вассерман Л.И., Трифонова Е.А., Щелкова О.Ю. Психологическая диагностика и коррекция в соматической клинике: научно-практическое руководство. – СПб.: Речь, 2011. – 271 с.

3.   Ветрила Т.Г. Реабилитационный потенциал семьи, воспитывающей ребенка с нарушением психического развития, и ее медико-психологическое сопровождение // Медична психологiя. – 2010. – № 2. – С. 48–56.

4.   Войтенко Р.М. Основы реабилитологии и социальная медицина: концепция и методология. – СПб.: МЕДЕЯ, 2007. – С. 21–28.

5.   Государственная программа Российской Федерации «Доступная среда» на 2011–2020 годы (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.12.2015 № 1297 (с изменениями на 25 мая 2016 года).

6.   Конвенция о правах инвалидов (принята резолюцией 61/106 Генеральной Ассамблеи ООН от 13 декабря 2006 г.

7.   Коробов М.В. Реабилитационный потенциал: вопросы теории и применения в практике медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов // Врач.-труд. экспертиза. Соц.-труд. реабилитация инвалидов. – 1995. – Вып. 17. – С. 35–41.

8.   Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации: федеральный закон от 28.12.2013 N 442-ФЗ (ред. от 21.07.2014).

9.   О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов: федеральный закон от 01.12.2014 г. № 419-ФЗ.

10.   О порядке и условиях признания лица инвалидом: постановление Правительства РФ от 20.02.2006 N 95 (ред. от 10.08.2016).

11.   О Порядке организации медицинской реабилитации: приказ Министерства здравоохранения РФ от 29 декабря 2012 г. N 1705н.

12.   Оценка содержания и уровня реабилитационного потенциала при различных заболеваниях / Д.И. Лаврова, М.М. Косичкин, О.С. Андреева [и др.] // Мед.-соц. экспертиза и реабилитация. – 2004. – № 3. – С. 10–14.

13.   Порохина Ж.В. Психологический реабилитационный потенциал инвалида (на примере больных с ишемической болезнью сердца): автореф. дис. … канд. психол. наук. – М.: Федеральный научно-практический центр медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов Министерства труда и социального развития РФ, 2004. – 21 с.

14.   Порохина Ж.В., Шабалина Н.Б., Поварова Л.П. Оценка уровня психологического реабилитационного потенциала инвалидов и влияние на нее различных психологических факторов (на примере больных с ИБС) // Мед.-соц. экспертиза и реабилитация. – 2004. – № 2. – С. 25–27.

15.   Правовые, организационные и методические основы реабилитации инвалидов: Руководство / А.И. Осадчих, С.Н. Пузин, О.С. Андреева [и др.]. – М.: Медицина, 2005. – Т. 1. – С. 303–307.

16.   Предупреждение инвалидности и реабилитация: доклад Комитета экспертов ВОЗ по предупреждению инвалидности и реабилитации. – Женева: Всемирная организация здравоохранения, 1983. – 43 с.

17.   Психологические аспекты реабилитационного потенциала инвалидов: методическое пособие / Е.М. Старобина, Е.Г. Свистунова, Е.О. Гордиевская [и др.]. – СПб.: Эксперт, 2008. – 72 с.

18.   Щелкова О.Ю. История и современность системного подхода в клинической психодиагностике // Материалы научно-практической конференции «Ананьевские чтения – 2008». – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2008. – С. 347–348.

19.   Aziz N.M. Long-term survivorship: late effects // Principles and Practice of Palliative Care and Supportive Oncology / edit. by A.M. Berger, R.K. Portenoy, D.E. Weissman. – 2nd edition. – Philadelphia, Pa: Lippincott Williams & Wilkins, 2002. – Р. 1019–1033.

20.   Data Mining: Practical machine learning tools and techniques / edit. by I.H. Witten, E. Frank, M. Hall. – 3rd edition. – Morgan Kaufmann, 2011. – 664 р.

21.   Evaluation and Management of Obesity / edit. by D.H. Bessesen, R. Kushner. – Philadelphia: Hanley & Belfus, 2006. – 239 р.

22.   International Classification of Functioning, Disability and Health Core Sets for children and youth with cerebral palsy: a consensus meeting / V. Schiariti, M. Selb, A. Cieza [et al.] // Developmental Medicine & Child Neurology. – 2015. – Vol. 57, № 2. – P. 149–158.

23.   Machine Learning for human motion analysis / edit. by L. Wang, L. Cheng, G. Zhao. – IGI Global, 2009. – 318 p.

24.   Turkstra L.S., Kennedy M.R.T. Traumatic Brain Injury and Cognitive Rehabilitation: Current Approaches to Research, Reimbursement, and Clinical Treatment // The ASHA Leader. – 2008. – Vol. 13, № 9. – Р. 10–13.

25.   World Health Organization: Obesity and overweight. 2013 [Электронный ресурс]. – URL: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs311/en/ (дата обращения: 22.06.2017).

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9

Рогачева Т.В. Роль медицинского психолога в проведении реабилитационной диагностики // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2017. – T. 9, № 4(45) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год