Ильон Я.Г.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

«Опросник KON-2006» — новый метод исследования
невротических черт личности

Исурина Г.Л., Грандилевская И.В., Тромбчиньски П.К.
(Санкт-Петербург, Россия)

 

 

Исурина Галина Львовна

Исурина Галина Львовна

–  кандидат психологических наук, доцент кафедры медицинской психологии и психофизиологии; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный университет», наб. Макарова д. 6, Санкт-Петербург, 199034, Россия. Тел.: 8 (812) 328-94-20.

E-mail: gisurina@yandex.ru

Грандилевская Ирина Владимировна

Грандилевская Ирина Владимировна

–  кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры медицинской психологии и психофизиологии; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный университет», наб. Макарова д. 6, Санкт-Петербург, 199034, Россия. Тел.: (812) 328-94-20.

E-mail: grandira@inbox.ru

Тромбчиньски Петр Крыстиан

Тромбчиньски Петр Крыстиан

–  кандидат психологических наук, ассистент кафедры медицинской психологии и психофизиологии; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный университет», наб. Макарова д. 6, Санкт-Петербург, 199034, Россия. Тел.: (812) 328-94-20.

E-mail: skala.84@mail.ru

 

Аннотация. В статье представлена новая для отечественной психологической диагностики методика «Опросник невротической личности KON-2006», разработанная польским ученым Е. Александровичем. Описана процедура создания, адаптации и валидизации опросника, его структура, дано описание шкал. Приведены результаты эмпирического исследования 423 человек (201 пациента с невротическими расстройствами и 222 здоровых), которые демонстрируют психодиагностические возможности методики. Показано, что «Опросник невротической личности KON-2006» на российской выборке хорошо дифференцирует клиническую группу от группы здоровых, обнаруживая достоверные различия практически по всем показателям, описывает широкий спектр личностных особенностей (личностных дисфункций), присущих пациентам с невротическими расстройствами, и выявляет их высокую выраженность. Опросник может быть эффективно использован в процессе психодиагностики, а также психотерапии как для формирования направленности психотерапевтических воздействий и мишеней психотерапии, так и для контроля эффективности психотерапии.

Ключевые слова: психологическая диагностика; невротические расстройства; невротические черты личности; методы исследования личности.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, проект «Разработка измерительных инструментов для диагностики выраженности невротических черт личности» № 17-36-0001.

 

Невротические расстройства, несмотря на обширную литературу по этой проблеме, содержащую как теоретические представления о природе нарушений, так и анализ клинического опыта и результаты эмпирических исследований, продолжают привлекать внимание клиницистов и психологов ([7; 10; 13; 14; 15; 17; 20; 22; 24; 25] и др.). Это связано не только с распространенностью невротических расстройств и их клиническим патоморфозом, но и с особой ролью психологического фактора в этиопатогенезе этих нарушений. Понимание невроза как психогенного заболевания [7; 12], заболевания, при котором прослеживается отчетливая связь между психотравмирующей ситуацией и личностными особенностями, с одной стороны, и возникновением и течением болезни, с другой, влечет за собой необходимость тщательного изучения и анализа всех составляющих психогенеза. Определение роли личностных особенностей в трансформации сложной жизненной ситуации в психотравмирующую, субъективно неразрешимую, приводящую к развитию клинически оформленных невротических расстройств, является одной из важнейших задач позитивной диагностики неврозов и требует исследования самого широкого спектра личностных характеристик. И если выявление значимых психотравмирующих ситуаций и ситуативных психологических факторов манифестации невротического расстройства может осуществляться клиническим и клинико-психологическим методом, то изучение индивидуально-психологических и личностных особенностей возможно лишь с использованием адекватного психологического инструментария.

Исследование особенности личности больного с невротическими расстройствами в нашей стране осуществлялось на основании различных теоретических подходов с помощью разнообразных опросников (ММРI, опросник Кэттела, Гиссенский личностный опросник, опросник Айзенка и др.), проективных методов (ТАТ, тест фрустрационной толерантности Розенцвейга, методика незаконченных предложений и пр.) и сопровождалось разработкой новых и адаптацией уже существующих методов исследования личности (Тарабрина Н.В., 1973, 1994; Савенко Ю.В., 1976, 1979; Бурлачук Л.Ф., 1979; Бакирова Г.Х., Казилке Х. и др., 1985; Голынкина Е.А., Исурина Г.Л. и др., 1993; Вассерман Л.И., Вукс А.Я. и др., 1998; [3; 8; 13; 18; 20; 21] и др.). Изучались самооценка и отношение к себе (Исурина Г.Л., 1984; Цветков Г.В., 1985; Николаев Е.Л. с соавт., 2011 [13] и др.); стили невротического функционирования, характерные для основных форм неврозов; механизмы психологической защиты и совладания (Ташлыков В.А., 1992; Исурина Г.Л., Исаева Е.Р., Кайдановская Е.В., 1995; Назыров Р.К., 1993; Веселова Н.М., 1994; Вассерман Л.И. с соавт., 1998; Чехлатый Е.И., 2007 [1; 9; 18; 19] и др.); внутренняя картина болезни и отношение к болезни (Ташлыков В.А., 1982; Вассерман Л.И., Карпова Э.Б. и др.); локус контроля (Бажин Е.Ф., Голынкина Е.А. и др., 1987; Колотильщикова Е.А., Мизинова Е.Б., 2010); алекситимия (Ересько Д.Б., Исурина Г.Л. и др., 2005); ригидность (Залевский Г.В., 1993, 2000); ценностные ориентации (Кощеев А.Н., 1989; Тер-Багдасарян Л.П., 1990; Абабков В.А., 1993); особенности мотивации (Обидин И.Ю. [14] и др.) и многие другие психологические характеристики.

Результаты проведенных исследований позволили получить представление о широком спектре индивидуально-психологических и личностных особенностей, характерных для пациентов с невротическими расстройствами. Однако для решения задач практической психологической диагностики невозможно на базе этих исследований выделить наиболее информативную методику или создать компактный методический комплекс, позволяющий достаточно быстро выявить и измерить широкий спектр личностных черт невротического регистра.

Этот методический пробел был восполнен польским ученым Е. Александровичем, который разработал «Опросник невротической личности KON-2006» [29]. Опросник позволяет оценить степень личностных дисфункций, связанных с развитием невротических расстройств, а также дифференцировать невротические расстройства и другие стрессовые реакции (особенно «острые»), на образование которых личностные дисфункции влияют в значительно меньшей степени [26].

Психометрические особенности 24 шкал этого опросника позволяют считать их достаточно однородными и относительно независимыми, а сравнительный анализ результатов тестирования и результатов клинической диагностики указывает на большую вероятность того, что эти шкалы предоставляют надежную информацию о дисфункциях личности невротического регистра. Общий объем этих личностных дисфункций характеризуется значением общего показателя усиления личностных факторов невротических расстройств — X-KON. Основанный на методе самоописания, опросник дает возможность оценить степень дисфункций личности без особенных временных затрат (заполнение опросника занимает около 40 минут), а использование компьютерных программ — возможность получения распечатки, содержащей информацию как об ответах, так и о значениях показателей отдельных шкал и показателя X-KON. Изменения этого показателя, происходящие в процессе лечения, позволяют также оценивать влияние терапии на невротические характеристики личности, а следовательно, оценивать и результаты психотерапии [Там же].

Создание опросника КОN-2006 осуществлялось его авторами в несколько этапов. С 1996 по 2001 гг. проводился анализ диагностической ценности различных личностных опросников и опросников темперамента (16 PF, MMPI, PTS, TTS, IPIP и др.), в ходе которого были получены 779 переменных. Был проведен экспертный анализ этих шкал, а затем поиск корреляционных взаимосвязей с симптоматическим опросником КО «0» [28; 33], выявляющим выраженность симптоматики невротического регистра. Далее было отобрано 243 наиболее информативных вопроса, которые и вошли в опросник КОN-2006. Также проводилось изучение ретеста и надежности: сравнивались пациенты, еще не проходившие лечение, и пациенты, прошедшие лечение. На базе ряда медицинских учреждений Польши в исследовании приняли участие 794 пациента с невротическими расстройствами, расстройствами личности, расстройствами питания и дистимией. Все они составили группу «до лечения»; контрольную группу составили 520 здоровых лиц. В группу «после лечения» вошли 620 пациентов, а контрольная группа включала 247 здоровых. На основе полученных результатов было установлено, что средние значения шкал лучше всего улавливают различия между пациентами с невротическими расстройствами и здоровыми. На основе первичного анализа результатов исследования 794 больных и 520 здоровых лиц была выявлена надежность всех шкал опросника КОN-2006 (за исключением шкалы «Чувство перегрузки»). Корреляции с симптоматическим опросником КО «0» оказалась значимой (р<0,001). Были проведены корреляции с 16-факторным опросником Кеттела в группе больных и здоровых. На основе этого были присвоены стены и выведен показатель Х-КОN.

Опросник содержит 243 пункта, которые образует 24 шкалы.

Шкалы опросника

Шкала 1.

«Чувство зависимости от окружения». Шкала определяет тенденции к восприятию себя как человека зависимого, подстраивающегося под окружающих людей, уступчивого, не умеющего отказывать.

Шкала 2.

«Астения». Шкала описывает человека малодинамичного, ощущающего свою психическую слабость и недовольного жизнью.

Шкала 3.

«Низкая самооценка». Шкала описывает человека как непривлекательного с его точки зрения, недовольного собой, неуверенного в себе.

Шкала 4.

«Импульсивность». Шкала описывает вспыльчивость, склонность к ссорам, раздражимость, физическую агрессию и одновременно непринятие такого своего поведения.

Шкала 5.

«Сложность в принятии решений». Шкала описывает сложности, возникающие у человека при принятии любого решения, мнительность, склонность к излишним размышлениям, избегание самостоятельного проявления инициативы.

Шкала 6.

«Чувство одиночества». Шкала описывает ощущения человека как одинокого, лишенного поддержки общества, которого никто не понимает и не уважает.

Шкала 7.

«Демобилизация». Шкала описывает ощущение безнадежности, снижение жизненной активности, опасения перед новыми вызовами и ситуациями, быструю утомляемость и недовольство собой.

Шкала 8.

«Рискованное поведение». Шкала описывает поиск острых ощущений и опасности, отсутствие опасений перед новыми ситуациями, стремление к риску (споры, вербальная и физическая агрессия).

Шкала 9.

«Сложность эмоциональных взаимоотношений». Шкала описывает затруднения в контактах с людьми и связанное с этим недоверие в отношениях с окружающим миром.

Шкала 10.

«Чувство усталости». Шкала описывает отсутствие жизненной активности и осознание человеком этой дисфункции.

Шкала 11.

«Чувство беспомощности». Шкала описывает человека, который легко отказывается от своего мнения, беспомощного, не завершающего запланированное, неорганизованного, легко уходящего от возникающих проблем.

Шкала 12.

«Чувство отсутствия влияния». Шкала описывает человека, который зависит от происходящего, от «высших сил», судьбы и других людей, что наносит ему ущерб.

Шкала 13.

«Низкая мотивированность». Шкала описывает человека, у которого слабо выражены явные внутренние потребности и решения, не способного проявлять инициативу и управлять своей жизнью, несамостоятельного.

Шкала 14.

«Склонность к мечтанию (эскапизм)». Шкала описывает стремление человека к фантазированию, особенно связанного с представлением себя в лучшем свете, желанием получать восхищение и симпатию со стороны окружающих.

Шкала 15.

«Чувство вины». Шкала описывает человека, испытывающего чувство вины и даже стремящегося к таким переживаниям, имеющего претензии к себе, связанные с собственным поведением и чертами характера.

Шкала 16.

«Проблемы в межличностных отношениях». Шкала описывает человека, имеющего проблемы в отношениях с окружающей средой или воспринимающего себя как беспомощного в контактах с другими людьми.

Шкала 17.

«Чувство зависти». Шкала описывает переживание фрустрации при успехах других людей и склонность к уменьшению значения и ценности достижений других или помощи со стороны других людей.

Шкала 18.

«Нарциссизм». Шкала описывает человека, требующего к себе особенного отношения и привилегий, желающего иметь больше, чем есть у других, ощущающего себя лучше других, высокомерного и эгоцентричного.

Шкала 19.

«Чувство опасности». Шкала описывает недоверие к другим, прогнозирование неудач и отказ от своих целей, низкую устойчивость, ощущение непонимания со стороны других и использования другими людьми.

Шкала 20.

«Экзальтированность поведения». Шкала описывает человека очень чувствительного, нежного, с частой сменой настроения, нуждающегося в поддержке.

Шкала 21.

«Иррациональность». Шкала описывает человека с выраженными иррациональными установками (например, вера в «высшие силы») и нереалистичным мышлением, основанном на желаемом.

Шкала 22.

«Педантизм». Шкала описывает педантичность, неуверенность и перфекционизм в мышлении и действиях.

Шкала 23.

«Рефлексивность». Шкала описывает человека мнительного, который часто задумывается о себе и о своих поступках, неуверенного, легко обижающегося.

Шкала 24.

«Чувство эмоциональной и физической перегрузки». Шкала описывает человека, подчиняющегося правилам и обязательствам, много от себя требующего, перегруженного.

Обработка результатов исследования осуществляется путем подсчета сырых баллов, которые затем переводятся в стандартную систему единиц — стены. Кроме стандартных оценок по шкалам, методика позволяет вычислить коэффициент Х-KON — он вычисляется как сумма стенов, полученных по ответам респондента, которая затем подвергается определенной процедуре пересчета. Х-KON представляет собой показатель общего объема выраженности личностных дисфункций, связанных с развитием невротического заболевания. По данным авторов методики определены границы значений показателя Х-KON для больных с невротическими расстройствами и для здоровых, а также диапазон диагностической неуверенности [26].

Процедуры адаптации и проверка валидности «Опросника невротической личности KON-2006» в России проводилось с 2007 по 2013 гг. В процессе адаптации опросника двумя независимыми переводчиками был сделан двойной перевод, по результатам которого подготовлен русскоязычный вариант методики и все необходимые материалы для проведения исследования и обработки результатов. На следующем этапе проводился сбор материала на клинических базах.

Проверка валидности методики осуществлялась двумя способами. Конвергентная валидность проверялась с помощью вычисления коэффициентов корреляции Пирсона между показателями шкал опросника KON-2006 и методик Symptoms Check List-90, далее — SCL-90 [30] и Уровень невротизации, далее — УН [5]. Большинство шкал опросника KON-2006, а также общий показатель X-KON, отражающий общий объем личностных дисфункций, обнаруживают высоко значимые корреляции (р<0,01) с показателем уровня невротизации (методика УН) и шкалами и общими индексами методики SCL-90, что позволяет рассматривать опросник KON-2006 как инструмент, описывающий личностные проявления невротического спектра.

Для проверки конструктивной валидности использовался корреляционный анализ показателей шкал KON-2006 с показателями методики «Невротические черты личности» (далее — НЧЛ; [18]). Выявлено, что шкалы KON-2006 имеют значимые корреляции со шкалами методики НЧЛ (р<0,01 и р<0,05). Данные взаимосвязи подтверждают, что личностные характеристики, представленные в опроснике KON-2006, действительно описывают невротические черты личности.

В таблице 1 представлены значения коэффициентов корреляции показателя X-KON с показателями методик SCL-90 (симптоматический опросник), НЧЛ (невротические черты личности), УН (уровень невротизации).

 

Таблица 1

Значение коэффициентов корреляции (r) общего показателя
«Опросника невротической личности KON-2006» (X-KON)
и показателей методик для оценки выраженности невротических черт,
уровня невротизации и симптоматики невротического регистра
(НЧЛ, УН, SCL-90)

Примечание: * — р<0,05; ** — р<0,01.

 

Ниже приводятся результаты эмпирического исследования, демонстрирующие диагностические возможности «Опросника невротической личности KON-2006».

В исследовании участвовало 423 человека — 201 пациент с невротическими расстройствами (экспериментальная группа) и 222 здоровых (контрольная группа). Критерием включения в экспериментальную группу являлось наличие клинически подтвержденного невротического расстройства (диагноз F4 по МКБ-10). Критерием включения в контрольную группу было отсутствие диагноза и обращений к психиатру, психоневрологу и психотерапевту.

Результаты сравнительного исследования выраженности невротических черт личности с помощью «Опросника невротической личности KON-2006» были подвергнуты многомерному и многофакторному дисперсионному анализу с целью выявления влияния фактора «Группа» (принадлежность к группе пациентов или здоровых лиц). Результаты анализа представлены в таблице 2.

 

Таблица 2

Результаты многомерного многофакторного дисперсионного анализа показателей «Опросника невротической личности KON-2006» в связи с принадлежностью к группе (пациентов или здоровых лиц)

 

Результаты многомерного многофакторного дисперсионного анализа демонстрируют следующее: фактор «Группа» значимо влияет на дисперсию всех показателей, что указывает на зависимость выраженности черт невротической личности от наличия или отсутствия клинически оформленного невротического расстройства.

На рисунке 1 представлены средние значения показателей шкал Опросника KON-2006 в группах больных с невротическими расстройствами и здоровых.

Рис. 1. Среднегрупповые значения по шкалам «Опросника невротической личности KON-2006» в связи с принадлежностью к группе (больных или здоровых).

По оси абсцисс — шкалы опросника:
1 — «Чувство зависимости от окружения», 2 — «Астения», 3 — «Низкая самооценка», 4 — «Импульсивность», 5 — «Сложность принятия решений», 6 — «Чувство одиночества», 7 — «Демобилизация», 8 — «Рискованное поведение», 9 — «Сложность эмоциональных отношений», 10 — «Чувство усталости», 11 — «Чувство беспомощности», 12 — «Чувство отсутствия влияния», 13 — «Низкая мотивированность», 14 — «Склонность к представлениям, фантазии (эскапизм)», 15 — «Чувство вины», 16 — «Проблемы в межчеловеческих отношениях», 17 — «Зависть», 18 — «Нарциссизм», 19 — «Чувство опасности», 20 — «Экзальтированность поведения», 21 — «Иррациональность», 22 — «Педантизм», 23 — «Рефлексивность», 24 — «Чувство эмоциональной и физической перегрузки».
По оси ординат — среднегрупповые значения шкал.

 

Результаты исследования свидетельствуют, что пациенты с невротическими расстройствами достоверно отличаются от группы здоровых по общему показателю выраженности невротических черт личности (X-KON), характеризующему объем личностных дисфункций (больные — 29,01 ± 1,25; здоровые — 8,55 ± 0,48 при р≤0,001), а также по показателям 23-х из 24-х шкал опросника KON-2006 (за исключением шкалы «Рискованное поведение»). Пациенты с невротическими расстройствами характеризуются большей выраженностью таких черт, как чувство зависимости от окружения, астения, низкая самооценка, импульсивность, сложность в принятии решений, чувство одиночества, демобилизация, сложность эмоциональных отношений, чувство усталости, чувство беспомощности, чувство отсутствия влияния, низкая мотивированность, эскапизм, чувство вины, проблемы в межчеловеческих отношениях, чувство зависти, нарциссизм, чувство опасности, экзальтированность поведения, иррациональность, педантизм, рефлексивность, чувство эмоциональной и физической перегрузки.

В связи с оценкой диагностических возможностей целесообразным представлялось сравнение результатов исследования по «Опроснику невротической личности KON-2006» с результатами исследования по другими психологическим методикам, также направленным на выявление невротических черт личности и уровня невротизации.

Результаты исследования по методике «Невротические черты личности» (НЧЛ) также были подвергнуты многомерному многофакторному дисперсионному анализу. Фактор «Группа» оказывает влияние на 4 из 7 личностных шкал этой методики. Пациенты с невротическими расстройствами в сравнении со здоровыми испытуемыми характеризуются большей выраженностью таких характеристик, как неуверенность в себе, познавательная и социальная пассивность, интровертированная направленность личности, социальная неадаптивность. Не выявлено достоверных различий по шкалам «Аффективная неустойчивость», «Невротический сверхконтроль поведения» и «Ипохондричность». При этом следует отметить, что выраженность невротических черт личности как в группе пациентов, так и в группе здоровых не превышает «пониженного уровня», что указывает на незначительную выраженность черт личности, потенциально связанных с риском развития невротических реакций и состояний, а также невротических изменений личности [18].

Выраженность невротических черт личности по результатам методики НЧЛ у больных и здоровых хотя и обнаруживает достоверные различия по 4-м из 7-ми шкал, тем не менее находится в одном диапазоне значений, что не позволяет достоверно дифференцировать выборки.

Анализ результатов исследования уровня невротизации с помощью методики УН и проведенный однофакторный дисперсионный анализ свидетельствуют о статистически достоверных различиях между группами пациентов с невротическими расстройствами и здоровых. Здоровые лица характеризуются низким уровнем невротизации, что свидетельствует об эмоциональной устойчивости, положительном фоне переживаний, чувстве собственного достоинства, социальной смелости и связанной с этими качествами стрессоустойчивости. Однако следует отметить, что, если в группе здоровых показатель невротизации находится в зоне низких значений, то в группе пациентов он располагается в зоне неопределенных значений. Показатель методики, дифференцируя группы, тем не менее, четко не верифицирует клинический диагноз.

Таким образом, сравнительный анализ результатов исследования с помощью 3-х методик, направленных на выявление невротических черт личности и уровня невротизации, показал, что опросник «KON-2006» хорошо дифференцирует клиническую группу, описывает широкий спектр личностных особенностей (личностных дисфункций), присущих пациентам с невротическими расстройствами, диагностирует их высокую выраженность, а также выявляет однонаправленные половые различия. Методики НЧЛ и УН также различают группы пациентов и здоровых, но не фиксируют высокий уровень выраженности невротических черт личности у пациентов и, следовательно, четко не верифицируют на психологическом уровне клинический диагноз.

Большое значение для психологической диагностики имеет показатель X-KON, который является интегративным показателем выраженности 24 шкал методики «KON-2006». В исследовании установлено, что фактор «Группа» значимо влияет на дисперсию показателя X-KON, что свидетельствует о влиянии клинического диагноза на интегративный показатель выраженности личностных дисфункций.

В плане диагностических возможностей методики, интерес представляют значения интегративного показателя X-KON в группах пациентов с различными видами невротических расстройств. С этой целью экспериментальная группа пациентов с невротическими расстройствами была разделена на 3 подгруппы: невротическое расстройство (F40; F41.0; F41.2; F42; F45.0); расстройство адаптации (F43.2) и неврозоподобное расстройство (F33; F60; F60.2; G4.1 и G40.2).

На рисунке 2 представлены средние значения показателя X-KON в трех диагностических группах.

 

Рис. 2. Средние значения X-KON в диагностических группах.

На оси абсцисс — принадлежность к диагностической группе.
На оси ординат — оцениваемые маргинальные средние.

 

Рисунок 2 демонстрирует, что самый высокий показатель обнаружен в группе пациентов с невротическим расстройством; достоверно более низкое значение имеет этот показатель у пациентов с расстройством адаптации, и достоверно самый низкий показатель обнаружен в группе больных с неврозоподобным расстройством. Этот результат представляется чрезвычайно важным не только по причине дифференцировки диагностических групп, но и в связи с эмпирическим подтверждением ряда положений, выдвинутых в свое время В.Н. Мясищевым. Согласно его представлениям, невротическое расстройство характеризуется психогенным характером, т.е. наличием психологически понятной содержательной связи между ситуацией, личностью и болезнью. Другими словами, существует определенная жизненная ситуация, которая становится субъективно неразрешимой в силу определенных личностных особенностей, личностных дисфункций, к которым ситуация подходит «как ключик к замочку» [12]. Невротическое состояние и невротическая реакция (соответствующие существующим в настоящее время диагностическим категориям «невротическое расстройство» и «расстройство адаптации») характеризуются различным удельным весом в этиопатогенезе заболевания объективной тяжести психотравмирующей ситуации и объемом и выраженностью личностных дисфункций: при невротическом состоянии (собственно невротическом расстройстве) доминируют личностные особенности, личностные дисфункции, которые превращают даже обыденную жизненную ситуацию в субъективно неразрешимую; а при невротической реакции (расстройстве адаптации) на первый план выходит объективная тяжесть ситуации при значительно меньшей выраженности личностных дисфункций. Результаты нашего исследования показывают, что показатель X-KON достоверно дифференцирует группы, обнаруживая наибольший объем выраженности личностных дисфункций при невротической расстройстве, достоверно менее выраженный — при расстройстве адаптации и наименьшую выраженность — в группе неврозоподобных расстройств, где имеется лишь похожая на невротическую симптоматика, а этиология отлична от невротических расстройств.

Таким образом, новая методика «Опросник невротической личности KON-2006» предоставляет информацию о широком спектре личностных дисфункций, а также об общем объеме их выраженности. Методика позволяет получить как качественные, так  и количественные характеристики личностных черт, взаимосвязанных с невротическими расстройствами и, возможно, предрасполагающих к их развитию. Методика хорошо дифференцирует клиническую группу, а также группы пациентов с различными типами невротических расстройств. «Опросник невротической личности KON-2006» может быть эффективно использован в процессе психодиагностики, а также психотерапии как для формирования направленности психотерапевтических воздействий и мишеней психотерапии, так и для контроля эффективности психотерапии. Представляется, что снижение общего объема личностных дисфункций в процессе психотерапии может рассматриваться в качестве психологического критерия ее эффективности.

 

Литература

1.   Абабков В.А., Исурина Г.Л., Мизинова Е.Б. Учение о неврозах: учебное пособие. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2012. – 175 с.

2.   Александровский Ю.А. Состояния психической дезадаптации и их компенсация (пограничные нервно-психические расстройства). – М.: Наука, 1976. – 272 с.

3.   Бурлачук Л.Ф. Исследование личности в клинической психологии: монография. – Киев: Вища школа, 1979. – 176 с.

4.   Вассерман Л.И., Иовлев Б.В., Беребин М.А. Методика для психологической диагностики уровня социальной фрустрированности и ее практическое применение: пособие для врачей и клинических психологов. – СПб., 2004. – 28 с.

5.   Вассерман Л.И., Щелкова О.Ю. Медицинская психодиагностика. Теория, практика и обучение. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ; М.: Академия, 2003. – 736 с.

6.   Групповая психотерапия: коллективная монография / под ред. Б.Д. Карвасарского, С. Ледера. – М.: Медицина, 1990. – 384 с.

7.   Карвасарский Б.Д. Неврозы. Руководство для врачей. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Медицина, 1990. – 576 с.

8.   Клинико-психологическая методика BVNK-300 и опыт ее применения для решения диагностических задач при неврозах / Г.Х. Бакирова, К. Казилке, Б.Д. Карвасарский [и др.] // Психологическая диагностика при нервно психических и психосоматических заболеваниях: тр. НИИ им. В.М. Бехтерева. – Л., 1985. – Т. 112. – С. 41–43.

9.   Клинико-психологические критерии эффективности групповой психотерапии при неврозах и методы ее определения / Е.В. Кайдановская, Е.И. Кумкова, В.А. Мурзенко [и др.] // Клинико-психологические исследования групповой  психотерапии  при  нервно-психических  заболеваниях. – Л., 1979. – С. 84–90.

10.   Колотильщикова Е.А., Бабурин И.Н., Караваева Т.А. Сравнительное исследование актуального психического состояния у больных с невротическими и неврозоподобными расстройствами // Вестник психотерапии. – 2011. – Т. 43, № 38. – С. 31–41.

11.   Метла Е.В. Исследование особенностей внутриличностного конфликта у больных неврозами и алкоголизмом: автореф. дис. … канд. психол. наук. – СПб., 2002. – 24 с.

12.   Мясищев В.Н. Личность и неврозы: монография. – Л.: Издат-во ЛГУ, 1960. – 428 с.

13.   Николаев Е.Л., Суслова Е.С. Динамика научных представлений о неврозах: от биологической модели – к культурной // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2011. – № 5 [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: 28.12.2017).

14.   Обидин И.Ю. Клинико-психологические характеристики патоморфоза истерических расстройств: в период социально-экономических перемен в России: автореф. дис. … канд. психол. наук. – СПб., 2007. – 19 с.

15.   Платонов Д.Г. Клинические варианты развития аффективной патологии при невротических состояниях // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. – 2012. – № 5(74). – С. 15–17.

16.   Полянская А.М. Психологический анализ интраиндивидуальных конфликтов у больных неврозами на различных стадиях психотерапии: автореф. дис. … канд. психол. наук. – СПб., 2001. – 25 с.

17.   Попов Ю.В., Вид В.Д. Современная клиническая психиатрия. – М.: «Экспертное бюро-М», 1997. – 496 с.

18.   Психологическая диагностика невротических черт личности: методические рекомендации / Л.И. Вассерман, Б.В. Иовлев, К.Р. Червинская [и др.]. – СПб.: 2003. – 29 с.

19.   Психологическая диагностика расстройств эмоциональной сферы и личности / В.А. Абабков, М.А. Беребин, И.Г. Беспалько [и др.]; науч. ред. Л.И. Вассерман, О.Ю. Щелкова. – СПб.: Скифия-принт, 2014. – 405 с.

20.   Психотерапия: учебник для вузов / под ред. Б.Д. Карвасарского. – 4-е изд. – СПб.: Питер, 2012. – 672 с.

21.   Савенко Ю.С. Проективные методы в исследовании бессознательного // Бессознательное. Природа. Функции. Методы исследования. – Тбилиси: Мецниереба, 1978. – Т. 3: Познание. Общение. Личность / под ред. А.С. Прангишвили, А.Е. Шерозия, Ф.В. Бассина. – С. 632–637.

22.   Сравнительное исследование структуры личности у больных с невротическими и неврозоподобными расстройствами с позиций психодинамической концепции личности Г. Аммона / Б.Д. Карвасарский, Е.А. Колотальшикова, Т.А. Караваева [и др.] // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Психология». – 2011. – № 18(235). – С. 104–110.

23.   Тарабрина Н.В., Холмогорова А.Б., Пуговкина О.Д. V съезд РПО: Симпозиум Психическое здоровье населения России: актуальные проблемы и задачи // Психологический журнал. – 2012. – Т. 33, № 6. – С. 102–107.

24.   Трансдраматическая психотерапия (методы и психологические механизмы): методические рекомендации / В.А. Абабков, А.В. Васильева, Т.С. Вьюнова [и др.]. – СПб., 2008. – 33 с.

25.   Частная психиатрия / В.А. Карпюк, Э.П. Станько, Э.Е. Шустер [и др.]. – Гродно: ГрГМУ, 2013. – 228 с.

26.   Aleksandrowicz J. Nerwice: psychopatologia i psychoterapia. – Warszawa: Panstwowy Zakład Wydawnictw Lekarskich, 1988. – 288 s.

27.   Aleksandrowicz J. Zaburzenia nerwicowe, zaburzenia osobowosci i zachowania doroslych (wedlug ICD-10): psychopatologia: diagnostyka, leczenie. – Wyd. 2 popr. i zmien. – Kraków: Wydaw. Uniw. Jagiellonskiego, 1998. – 213 s.

28.   Aleksandrowicz J.W., Hamuda G. Kwestionariusze objawowe w diagnozie i badaniach epidemiologicznych zaburzen nerwicowych // Psychiatr. Pol. – 1994. – Vol. 28. – № 6. – P. 667–676.

29.   Aleksandrowicz J.W., Klasa K., Sobanski J.A. Kwestionariusz osobowosci nerwicowej KON-2006. – Kraków: Biblioteka Psychoterapii Polskiej, 2006. – 72 s.

30.   Derogatis L.R., Savitz K.L. The SCL-90-R and Brief Symptom Inventory (BSI) in Primary Care // Handbook of psychological assessment in primary care settings / edit. by M.E. Maruish. – Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum Associates, 2000. – P. 297–334.

31.   Jakubik A. Osobowosc histeryczna [Hysterical personalit] // Psychoterapia. – 1978. – № 27. – P. 21–32.

32.   Kepinski A. Psychopatologia nerwic. – Wyd. 1. – Kraków: Wydawnictwo Literackie, 2002. – 342 s.

33.   Klimowicz A. Poszukiwanie specyficznych powiazan zmian osobowosci ze zmianami nasilenia objawów w zaburzeniach somatyzacyjnych i lekowych – badanie porównawcze // Psychiatr. Pol. – 2003. – Vol. 37. – № 2. – P. 247–258.

34.   Raymond F. Nevroses et psycho-nevroses: Considerations generales sur les et les psycho-nevroses, la neurasthenie syndrome, la psychasthenie (psycho-nevrose autonome) l'hysterie. – Paris: Delarue, 1907.

 

 

Ссылка для цитирования

Исурина Г.Л., Грандилевская И.В., Тромбчиньски П.К. «Опросник KON-2006» — новый метод исследования невротических черт личности // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2017. – T. 9, № 6(47) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год