Ильон Я.Г.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Динамика психогенных реакций наркозависимых при отказе от приема психоактивных веществ в условиях специализированного стационара. Часть 1

Белоколодов В.В. (Санкт-Петербург, Россия)

 

 

Белоколодов Владимир Викторович

–  аспирант кафедры клинической психологии и психологической помощи; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена», набережная реки Мойки, д. 48, Санкт-Петербург, 191186, Россия. Тел.: 8 (812) 312-44-92.

E-mail: vladimir.belokolodov@yandex.ru

 

Аннотация

Профилактика, лечение, и реабилитация химических зависимостей остаются одними из важнейших задач по сохранению здорового населения России. К сожалению, число больных наркологическими заболеваниями в мире остается на высоком уровне, и в России, в частности, составляет около 2% населения.

Применение в лечении и реабилитации зависимостей психотерапии, психообразования, психологической помощи, мероприятий психологической коррекции улучшает качество жизни пациентов, и увеличивает продолжительность ремиссии. Кроме того, включение родственников (значимых лиц) в процесс лечения и реабилитации зависимого от психоактивных веществ повышает эффективность лечения наркологических заболеваний.

В статье представлены результаты исследования психогенных реакций лиц, с зависимостью от опиоидов, проходивших лечение и реабилитацию в специализированном наркологическом стационаре.

Рассмотрены: теоретические аспекты психогенных реакций, их критерии и составляющие; мотивационный аспект при лечении зависимостей, отмечена его амбивалентность; формы и способы совладания пациентов с заболеванием; важность и эффективность комплаенса, в особенности на начальном этапе обращения за помощью; и конкорданс, как самостоятельный и осознанный шаг зависимого на участие в предложенном лечении, и прохождении программы стационарной психотерапевтической реабилитации.

В результате исследования установлены факторы, участвующие в формировании мотивации к продолжению лечения на разных этапах лечения и реабилитации наркозависимых пациентов в условиях стационара.

Отмечено, что на начальных этапах лечения (на отделениях детоксикации и предреабилитации) наиболее перспективными в плане прогноза представляются усилия специалистов, направленные именно на формирование мотивации к продолжению лечения и только позже (на этапах основной и длительной реабилитации) — ориентацию реабилитационных мероприятий на формирование установок на трезвую жизнь.

Кроме того, наиболее эффективное формирование мотивации к лечению и реабилитации у наркозависимых пациентов, а также к изменению своего поведения у его созависимых родственников (значимых лиц), происходит при разделении ответственности за выздоровление между пациентом, врачом (медицинским учреждением) и родственниками (значимыми лицами) пациента. Мероприятия по формированию мотивации к продолжению лечения необходимо проводить с самого начала поступления наркозависимого пациента в клинику.

Ключевые слова: психогенные реакции; мотивация к лечению; реабилитация химических зависимостей; комплаенс; конкорданс; приверженность лечению.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

В докладе о состоянии здоровья населения и организации здравоохранения по итогам деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации за 2014 год отмечается, что специализированными учреждениями зарегистрировано 2 млн 766 тыс. лиц, злоупотребляющих наркотическими веществами, что составляет почти 2% от общей численности населения. По сравнению с 2013 годом отмечается незначительное снижение употребления опиоидов — на 7,8%, в то же время, на 46,7% выросло число больных, употребляющих психостимуляторы, и в целом показатель общей заболеваемости наркологическими заболеваниями увеличился на 19,7%.

Лечение химических зависимостей по-прежнему является серьёзной медицинской проблемой: ремиссия длительностью год и больше отмечается у леченных больных лишь в 9% случаев [11], более того, этот показатель существенно ниже при опиодной наркомании: после стандартного стационарного лечения (1-2 недели) ремиссия длительностью около года отмечается лишь в 2-3 % случаев [31].

Внедрение в практику лечения наркоманий мероприятий психологической коррекции и психотерапии позволяет увеличивать продолжительность ремиссии. Так, при осуществлении поддерживающей психотерапии длительностью около трех месяцев после прерывания употребления наркотических средств длительная ремиссия отмечается уже у 10—15% наркозависимых, а при более продолжительной работе, направленной на психологическую реабилитацию наркозависимых (6—12 месяцев), ремиссия в течение года фиксируется уже у 30% леченных больных [33]. При том, что высокая и устойчивая готовность к длительному лечению отмечается лишь у четверти больных, а в амбулаторном звене — не более, чем у 20% [8], психологическая реабилитация больных признается большинством исследователей [6; 28; 46; 53; 83; 98] в качестве основного условия эффективности лечения зависимостей.

Формирование ответственности в выполнении лечебных и реабилитационных мероприятий у пациентов с зависимостями, а также необходимость вовлечения в эти мероприятия родственников (значимых лиц) пациентов отмечается как отечественными [16; 30; 38], так и зарубежными авторами [71; 94]. Комплаенс, терапевтический альянс, создание терапевтической среды способствуют формированию у пациента осознанной приверженности лечению и трезвости в будущем [88] и являются важными задачами при оказании психологической помощи лицам, страдающими зависимостью от психоактивных веществ.

В то же время некоторыми авторами отмечается амбивалентное отношение больных наркоманиями к перспективе отказа от употребления наркотиков [57].

Представление о формировании мотивации к лечению как о динамическом процессе, в течение которого неизбежны психогенные реакции на различных сроках ремиссии, позволяет обосновать направления и содержание психологической коррекции состояния больных и повысить эффективность реабилитационных мероприятий [86]. Психические состояния наркозависимых пациентов при отказе от приема психоактивных веществ (ПАВ) отвечают клиническим критериям психогений, сформулированных В.Н. Мясищевым [43]. Речь, прежде всего, идет о взаимосвязях психогений и личности больного, о клинических проявлениях зависимого поведения и характере психотравмирующей ситуации, а также о динамике состояния наблюдаемой в связи с изменениями самой психотравмирующей ситуации.

Анализ отечественной и зарубежной литературы по изучению динамики психогенных реакций у наркозависимых показал, что исследования в этом направлении представляют в основном изучение состояний у пациентов с алкогольной зависимостью [40; 75], больных с ВИЧ, заразившихся при употреблении инъекционных наркотиков [34; 47; 102]. Имеются исследования мотивационной сферы наркозависимых [22; 60; 76; 93], а также исследования отношения к болезни при опиоидных наркоманиях и зависимости от психостимуляторов [73; 78]. Таким образом, специальных работ, изучающих психогенные реакции наркозависимых при отказе от приема ПАВ на различных этапах стационарного лечения, практически нет, имеются лишь отдельно опубликованные статьи.

Кроме того, проблема исследования психогенных реакций у лиц с зависимостями обусловлена в том числе и тем, что существуют разные понимания термина «психогении» (от греч. psyche — душа, genea — происхождение, возникновение).

Так, например, к психогениям относят группу психических заболеваний, возникающих как реакция на тяжелую жизненную ситуацию, или реактивные состояния, вызванные эмоциональным потрясением [13], или изменения в клинической структуре и динамике основного заболевания, связанные с дополнительным влиянием психической травмы [15], а также расстройства психики, возникающие вследствие одномоментной, интенсивно воздействующей психотравмирующей ситуации или в результате относительно слабого, но продолжительного травмирования [5]. Таким образом, в связи с разнообразием понимания психогений единой классификации психогенных расстройств не существует, и при построении классификаций психогенных заболеваний в основном используется этиологический критерий.

Основным этиологическим фактором психогенных реакций является психическая травма [12], и, в свою очередь, психогенные реакции — нарушения психической деятельности, возникшие непосредственно от травматизирующего действия на психику переживаний, связанных с внешними условиями жизни, влиянием социальной среды и имеющие обратное развитие или излечение при изменении внешних условий [55].

Гурьева В.А. [9] отмечает общие признаки для психогенных реакций:

– 

их длительность (от нескольких часов до двух недель);

– 

обнаруживают себя во внешних проявлениях;

– 

степень субъективной важности;

– 

качество реакций определяют как особенности преморбида, так и ведущие радикалы болезненного состояния;

– 

возникают на фоне аномалии личностной сферы.

Клинические критерии психогений определены как: 1) связь психогении с личностью больного; 2) наличие определенного соответствия между клиническими проявлениями и характером психотравмирующей ситуации; 3) наличие определенного соответствия динамики состояния с изменением психотравмирующей ситуации; 4) более высокая эффективность психотерапевтических методов лечения (по сравнению с биологическими); 5) отсутствие психотических расстройств [44].

Всемирная организация здравоохранения подчеркивает биопсихосоциальную природу здоровья человека и определяет «здоровье» как состояние человека, при котором сохранены структурные и функциональные характеристики организма; имеется высокая приспособляемость к изменениям в привычной природной и социальной среде; сохраняется эмоциональное и социальное благополучие.

Таким образом, психогенные реакции наркозависимых при отказе от употребления ПАВ необходимо рассматривать с позиции биопсихосоциального подхода — как при формировании зависимостей, так и при проведении лечебных и реабилитационных мероприятий.

Биологические факторы, обуславливающие эмоциональное состояние наркозависимых в период отказа от употребления от ПАВ, отмечали многие исследователи: Брюн Е.А., Кошкина Е.А., и др. [62], Личко А.Е., Битенский В.С. [36], Белокрылов И.В. [7], Соловьева С.Л. [63], Тазетдинов И.М. [66], Higgins S.T., Wong S.J., et al. [80], Tiett Q.J., Ilgen M.A. [100]. Ученые показали, что в период абстиненции у больных обнаруживается повышенное содержание серотонина, адреналина и норадреналина; при выходе из острого состояния, в период формирования ремиссии, содержание серотонина и адреналина снижается до нормы, а содержание норадреналина оказывается в два раза ниже нормы, с чем связаны аффективные расстройства в данном периоде [74].

Психологический аспект в психогенных реакциях при отказе от приема ПАВ и дальнейшем лечении отмечают: Н.Н. Иванец, М.А. Винникова [17], А.Ф. Радченко, Н.Г. Найденова [58], R.G. Miltenberger, J. Redlin, et al. [82], S.J. Moeller, A.V. Konova, et al. [84]. Авторы в своих исследованиях показали, что предрасполагающими факторами к возникновению зависимостей от психоактивных веществ являются: инфантилизм, психопатии, акцентуации характера, и, как следствие, в реакциях при отказе от употребления преобладает наиболее выраженная черта характера.

Безусловно, внутренние условия имеют определяющее значение в формировании психогенных реакций, однако стоит отметить и «внешнюю причину» — фактор психотравмирующего воздействия [23], т.е. преморбидность личности еще не является обязательностью болезненного проявления, и только под влиянием дезадаптирующих, прежде всего психогенных воздействий происходит развертывание патогенетических механизмов декомпенсации личности.

Таким образом, психогенные реакции — это нарушения психической деятельности, возникшие непосредственно от травматизирующего действия на психику переживаний, связанных с внешними условиями жизни, влиянием социальной среды и имеющие обратное развитие или излечение при изменении внешних условий, где основным этиологическим фактором является психическая травма.

Также стоит отметить, что в зависимости от вида употребляемого ПАВ меняется и картина психогенных реакций, и эти изменения необходимо учитывать при проведении лечебных и реабилитационных мероприятий. Так, некоторые исследователи считают, что при кокаиновой наркомании физическая зависимость не формируется, и особенностью абстинентного состояния при ней является чередование периодов ослабления и усиления симптоматики. В период ослабления наблюдается хороший сон, улучшение самочувствия, слабая тяга к кокаину. Затем такое состояние меняется на приступы дисфорической депрессии, тревожности, раздражительности и на сильную потребность в кокаине [39; 77; 92].

А.В. Погосов, А.В. Козырева [48]; В.Д. Менделевич, С.Л. Соловьева [41], Gifford E. [85], Harrison S., Toriello P., et al. [97] при зависимости от каннабиноидов в постабстинентном состоянии выделяют общую вялость, слабость, а также тоскливо-злобное настроение с эмоциональной лабильностью, нетерпимость, аффективные вспышки, раздражительность, неустойчивый характер отношений с окружающими, отсутствие интереса к жизни.

У пациентов с зависимостью от стимуляторов Ю.В. Попов, В.Д. Вид [50], E.F. McCance-Katz, K.M. Carroll, B.J. Rounsaville [90] отмечают в постабстинентном состоянии эмоциональную неустойчивость, гиперестезию, дисфорию в сочетании с депрессивной симптоматикой, чаще протекающей с апатическим оттенком. Автор подчеркивает, что такие состояния, как правило, носят затяжной характер и требуют длительной терапии.

Исследователи Verheyden S.L., Henry J.A., Curran H.V. [101] изучали последствия злоупотребления «экстази» в постабстинентный период, и из 430 регулярных потребителей снижение настроения наблюдалось у 83% испытуемых. В дальнейшем у 37% из них диагностировались депрессивные расстройства. Постабстинентный синдром характеризуется картиной тревожно-ажитированной депрессии с тоскливо-злобным настроением, идеями самообвинения, суицидальной настроенностью. В некоторых случаях отмечено психомоторное возбуждение с многоречивостью и ипохондрическими переживаниями.

По данным исследования Р.Д. Илюк, Д.И. Громыко, Ю.М. Ермакова, Г.А. Зейналовой [51], проведенного у 41 больного с зависимостью от буторфанола в 2006 году, были выявлены затруднения в осуществлении целенаправленной деятельности, а также отмечены высокая конфликтность, неустойчивость интересов. Данные пациенты, как правило, ориентированы на удовлетворение примитивных потребностей, для них характерна утрата моральных и социальных норм.

Изучение мотивации к изменению своего поведения у наркозависимых пациентов — необходимая, важная и в то же время сложная задача. Под понятием «мотив» подразумевается предмет удовлетворения потребности [35], а под «мотивацией» понимается средство или механизм реализации имеющихся мотивов, т.е. «мотивация» — это динамический процесс развития и формирования мотива [18].

Проценко С.А. [54] отмечает, что ошибки в диагностике мотивации на начальных этапах лечения могут привести к срыву реабилитации, а знание мотивации наркозависимого позволит прогнозировать и корректировать индивидуальную реабилитационную программу.

Амбивалентность в отношении потребления ПАВ и отказа от его употребления у наркологических пациентов, а также сложность лечения отмечают такие ученые, как: Александрова Н.В., Городнова М.Ю., Эйдемиллер Э.Г. [2]; Алтынбекова Г.И. [3]; Hiller M.L. [94].

Д. Соммерз-Фланаган, Р. Соммерз-Фланаган [63] одну из задач мотивационной психокорекции при лечении больных с зависимостями определили как поэтапный перевод мотивировки отказа от приема ПАВ (словесная установка на трезвость, высказываемая больным под внешним давлением семьи, работы и т.д.) в истинный мотив отказа от приема ПАВ как в полноценную потребность в трезвой жизни.

На настоящий момент при лечении зависимостей выделяются четыре группы факторов, определяющих мотивацию к лечению: 1) факторы, относящиеся к клинике болезни и личности пациента; 2) факторы, относящиеся к социальной среде пациента; 3) факторы, относящиеся непосредственно к лечению; 4) факторы, относящиеся к межличностным отношениям в процессе терапии [57].

Таким образом, мотивация к лечению у наркозависимых является многофакторным структурным динамическим образованием и связана с личностью пациента, его отношением к болезни. Одной из главных задач на начальном этапе лечения зависимостей является перевод мотивации из «внешней» во «внутреннюю», в том числе, за счет изменения отношения к своему заболеванию, чтобы побуждение к лечению исходило из потребностей и желаний самого пациента, а не из внешней среды.

Отказ от приема ПАВ, выход в трезвую жизнь, лечение сопутствующих соматических заболеваний, пребывание в стационаре, осознание зависимым социальных последствий своего употребления является для него стрессовой ситуацией. При адаптации человека к стрессовой ситуации Lazarus R.S., Folkman S. [87] выделяют базисные копинг-стратегии: "разрешение проблем", "поиск социальной поддержки", "избегание", и базисные копинг-ресурсы: Я-концепция, локус контроля, эмпатия, аффилиация и когнитивные ресурсы.

Е.Р. Исаева [19] отмечает, что ситуация болезни меняет характер взаимоотношений человека с его окружением, т.е. необходимо рассмотрение взаимосвязи болезни и личности в целом, изменении не физического и/или психического статуса больного, а всей системы его отношений с миром и к миру.

Данный подход к пониманию совладания наркозависимого пациента с болезнью продолжает концепцию В.Н. Мясищева [44], в которой человек является единой биопсихосоциальной системой, а личность — это система эмоционально насыщенных отношений с социальным окружением и самим собой.

М. Перре, У. Бауманн [25] описывают трехфакторную модель копинг-механизмов и их взаимодействия, состоящую из копинг-стратегий, копинг-ресурсов и копинг-поведения, где:

– 

копинг-стратегии — это актуальные ответы личности на воспринимаемую угрозу, способ управления стрессором (рисунок 1);

– 

копинг-ресурсы — относительно стабильные личностные характеристики, обеспечивающие психологический фон для преодоления стресса и способствующие развитию копинг-стратегий. Копинг-ресурсы состоят из трех основных групп (смотрите рисунок 2): макросоциальные (макросредовые), микросоциальные (микросредовые) и личностные (индивидуально-психологические);

– 

копинг-поведение — поведение индивидуума, регулируемое и сформированное посредством использования копинг-стратегий с учетом личностных и средовых копинг-ресурсов (рисунок 3).

 

Рисунок 1. Основные стратегии копинг-поведения.

 

 

Рисунок 2. Основные группы и компоненты копинг-ресурсов личности.

 

 

Рисунок 3. Взаимодействие копинг-стратегий и копинг-ресурсов
как основа копинг-поведения.

 

В докладе ВОЗ «Приверженность длительной терапии, доказательство действенности» (2003) «compliance» определяется как «степень соответствия поведения человека рекомендациям врача или другого медицинского работника» («Adherence to long-term therapy, evidence of action», 2003), что означает уже не только принципиальное согласие с рекомендацией врача, но и выполнение его назначений.

И.В. Голощапов [8] отмечает, что долгосрочная приверженность любому лечению независимо от заболевания не превышает 50%, и особую остроту данная проблема приобретает в наркологии, где общее число пациентов с высокой и устойчивой готовностью к продолжению лечения не превышает 25%. На последующем, амбулаторном этапе число таких пациентов не достигает 20%.

В то же время в современной литературе все xаще появляется понятие «concordance» (согласие), в котором процесс терапии представляется как сотрудничество и партнерство врача и пациента с активным вовлечением последнего в процесс лечения [79].

Таким образом, происходит эволюция взаимоотношений «пациент — врач», и осуществляется их переход в горизонтальную плоскость. При этом патернализм изменяется на сотрудничество, стратегия «один на один» — на комплексный подход, недостаток знаний — на улучшение информирования, предписания врача — на взаимное принятие решения, вмешательство — на профилактику. В случае, если рассматривать комплаенс и конкорданс как два самостоятельных этапа приверженности лечению, то следствием перехода от комплайнса к конкордантности должно стать появление у пациентов осознанной приверженности к лечению. При этом отмечается недостаточная изученность проблемы мотивации и приверженности лечению как специфических проявлений психогенных реакций на различных этапах лечения и реабилитации наркозависимых пациентов.

В то же время Stapleton H., Kirkham M., Thomas G. [96] отмечают нередкое негативное отношение врачей к повышению активности наркозависимого пациента, так как это приводит к усложнению работы всего медицинского персонала. По мнению авторов, отстраненность пациента от медицинских задач, связанных непосредственно с его лечением, приводит к непониманию и, как следствие, к невыполнению врачебных предписаний.

Действительно, далеко не все больные действительно хотят проявлять активность и брать на себя ответственность за принятие решения в лечении и прохождении реабилитации, об этом писали: Кольцова О.В. [27], Москаленко В.Д. [42], Herbeck D.M., Fitek D.J., Svikis D.S., et al. [99].

С.А. Кулаков [30], Ю.П. Степкин [65] отмечают, что неучастие наркозависимого пациента в принятии медицинского решения приводит к непониманию лечения и объясняет его отстраненность от выполнения врачебных назначений.

Таким образом, терапевтический альянс, доверительные отношения с врачом и сотрудниками учреждения способствуют повышению мотивации к лечению у пациентов. Психообразовательная работа не только с пациентом, но и с его родственниками (значимыми лицами) имеет важное значение для изменения социальной среды пациента после его выписки из стационара. Повышение ответственности самого пациента за выздоровление путем его вовлечения в процесс лечения и реабилитации способствует выходу пациента в ремиссию.

Подводя итоги анализа литературы, следует отметить, что специфика психогенных реакций у наркозависимых представлена в исследованиях в основном на этапе отмены и абстиненции. Продемонстрирована взаимосвязь поведения при отмене употребления ПАВ с биологическими факторами, чертами личности, социальным окружением пациента, характером его отношения к своему заболеванию, с вариантами совладания со своими реакциями, рассмотрены внутренние и внешние ресурсы выздоровления.

Тем не менее, в литературе уделено мало внимания изучению проблемы мотивации к лечению и реабилитации именно на начальном этапе, недостаточно данных о причинах обращения наркозависимых за помощью, о способах мотивации к лечению, факторах, способствующих установлению прочного терапевтического альянса с сотрудниками медицинского учреждения и с родственниками пациента на разных этапах лечения и реабилитации в стационаре.

Таким образом, учет таких факторов как: психологическая реакция на болезнь, расширение спектра задействованных ресурсов пациента (как внешних — родственники, персонал учреждения, терапевтическая среда и т.д., так и внутренних — черты характера, копинг-механизмы, способности, навыки, реакции на болезнь и т.д.) — может способствовать повышению уровня мотивации к лечению и реабилитации. В то же время интересным представляется рассмотрение значимости данных факторов на разных этапах лечения и реабилитации наркозависимых в условиях специализированного стационара, что и определило актуальность выбранного нами направления.

Целью исследования являлась разработка психологической технологии формирования приверженности лечению наркозависимых.

В качестве гипотезы исследования нами выдвинуто предположение о том, что эффективность лечения и реабилитации наркозависимых определяется способностью больных справиться с психогенными реакциями, развивающимися в процессе отказа и воздержания от употребления наркотических веществ. Такая способность может быть сформирована при условиях поддержки значимых лиц, прочного терапевтического взаимодействия больного, родственников и реабилитационной бригады специалистов, обеспечивающих адекватную микросоциальную среду для коррекции психологических отношений личности больных.

В качестве объекта исследования нами были определены объективные и субъективные условия психогенных реакций, препятствующие лечению и реабилитации наркозависимых.

Предметом исследования являлись психогенные реакции наркозависимых в период их лечения и реабилитации.

В связи с целью исследования были сформулированы следующие задачи:

1.

Анализ современных научных представлений о механизмах психогенных реакций наркозависимых при отказе от приема психоактивных веществ.

2.

Анализ особенностей психического состояния, реабилитационного потенциала и аддиктивных установок больных наркоманиями в динамике их лечения и реабилитации.

3.

Клинико-психологический анализ отношений личности больного на различных этапах лечения, объективных и субъективных условий развития психогенных реакций у больных, препятствующих продолжению лечения и реабилитации на различных их этапах.

4.

Разработка методики для прогнозирования мотивации к реабилитации наркозависимых и формулирование психологических принципов взаимодействия персонала медицинского учреждения с родственниками (значимыми лицами) пациентов на различных этапах лечения и реабилитации, а также организация реабилитационных программ.

В данном исследовании мы опирались на следующие концепции и исследования ученых: системный подход в реабилитации наркозависимых, основанный на концепции реабилитации психических заболеваний [20; 21], комплексная модель медицинской психотерапевтической реабилитации наркозависимых [31], интегративный подход в психотерапии [1; 32], этиологический подход к пониманию психогенных расстройств [61]; концепции мотивации личности как «динамической тенденции» [18], «смыслообразующего мотива» [35], «доминирующего отношения» [44] и «основной жизненной направленности» [4], концепция внутренней картины болезни [37].

Для решения поставленных задач и достижения цели исследования были применены следующие методы:

1.

Клинико-психологические методы включали в себя:

 

клинико-биографический метод;

 

полуструктурированное интервью (специально разработанная анкета);

 

исследование и описание единичного случая;

 

включенное наблюдение в период пребывания пациента в стационаре;

 

методика «Клинико-диагностические оценки синдрома патологического влечения и отношения к болезни и лечению у больных героиновой наркоманией» [24];

 

методика «Шкала оценки уровней реабилитационного потенциала больных наркоманией» [52];

 

катамнестический метод.

2.

Экспериментально-психологический подход состоял из:

 

методики «Тест аддиктивных установок Мак-Маллана — Гейлхар (MGAA) (АУМГ)» [68]

 

опросник «Cемейные эмоциональные коммуникации (СЭК)» [70]

 

методика «Опросник социальной поддержки F-SOZU-22» [69].

3.

Математико-статистический метод:

 

статистическая обработка данных проводилась с помощью компьютерной программы Statistika 10.

Исследование выполнялось на базе медицинского стационара по лечению и психологической профилактике пограничных нервно-психических расстройств г. Санкт-Петербурга с 2013 по 2015 год и состояло из 4-х этапов.

На первом этапе проводился анализе научных данных отечественной и зарубежной литературы по теме исследования, определен предмет, объект исследования, установлены цели и задачи, разработана программа исследования.

На втором этапе устанавливался социально-психологический, личностный, наркологический статус наркозависимых пациентов на различных этапах пребывания в больнице. На каждом этапе лечения и реабилитации у наркозависимых пациентов были выявлены клинико-психологические изменения в результате лечения на соответствующих отделениях, сделана математико-статистическая обработка полученных в ходе исследования эмпирических данных, а также их анализ и интерпретация. Обработка данных проводилась с использованием компьютерных программ Statistika 10, Excel 2003. Статистические методы включали в себя корреляционный анализ, а достоверность статистических различий определялась с помощью критерия Манна—Уитни (для несвязанных выборок). Результаты рассматривались как статистически значимые при p≤0,05.

На третьем этапе с учетом полученных в ходе исследования данных разработана анкета «Прогноз мотивации к реабилитации».

На четвертом этапе по результатам исследования подготовлено учебно-методическое пособие «Психологические технологии формирования приверженности лечению и реабилитации наркозависимых».

В связи с поставленными задачами пациенты были объединены в несколько групп в зависимости от этапа лечения и реабилитации на соответствующих отделениях профильного стационара: детоксикации, предреабилитации, основного и длительного этапов реабилитации, что соответствовало разным этапам программы лечения в данном медицинском учреждении.

Таким образом, на разных этапах в исследовании приняли участие 145 пациентов, зависимых от психоактивных веществ (88 мужчин, 57 женщин) в возрасте от 18 лет до 41 года (средний возраст — 30,7 ± 5,4 лет). Средний стаж употребления — 10,0 ± 4,9 лет. Из обследованных пациентов, обратившихся впервые было 20,0%, имел опыт детоксикации 71,0%, принимали участие в различных реабилитационных программах 9,0%. При этом воспользовавшихся на разных этапах процедурой противорецидивной терапии препаратом «Налоксон» было 14,5% от общего числа обследованных пациентов. Скончались во время прохождения основного этапа реабилитации 1,4% (2 человека).

В связи с задачами исследования пациенты были объединены в несколько групп в зависимости от программы (этапа) лечения и реабилитации на соответствующих отделениях профильного стационара: детоксикации, предреабилитации, основного и длительного этапа реабилитации. Группу 1 (этап детоксикации, длительность пребывания в стационаре — 8 дней) составили 70 человек (36 мужчин, 34 женщины); группу 2 (этап предреабилитации — 14 дней) — 30 человек (19 мужчин, 11 женщин); группу 3 (этап реализации основной программы реабилитации — 63 дня) — 30 человек (24 мужчины, 6 женщин); группу 4 (этап реализации программы ресоциализации — 173 дня) — 15 человек (11 мужчин, 4 женщины).

Критериями для включения больных в исследование являлось наличие у пациентов медицинского диагноза в соответствии с МКБ-10 — психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ — опиоидов (F.11.2) на этапе воздержания (ремиссии), а также добровольное согласие и отсутствие психопатологической симптоматики у обследуемого, препятствующей психологическому исследованию. Психическое состояние всех исследованных пациентов характеризовалось синдромом отмены средней степени тяжести.

Таким образом, изучение особенностей психогенных реакций наркозависимых представлено в виде результатов эмпирического исследования наркозависимых пациентов на различных этапах пребывания в стационаре, в зависимости от патологического влечения к наркотику и отношению к болезни и лечению, уровня реабилитационного потенциала, характера аддиктивных установок, характера семейных эмоциональных коммуникаций на разных этапах пребывания в стационаре.

В зависимости от характера воспринимаемой пациентами социальной поддержки дана характеристика особенностей психогенных реакций наркозависимых на этапе детоксикации, приводится анализ взаимосвязей клинико- и социально-психологических характеристик наркозависимых пациентов, определяющих особенности психогенных реакций на разных этапах пребывания в стационаре.

В ходе исследования установлено, что проявление синдрома патологического влечения к наркотику (ПВН) и характер отношения к болезни и лечению наркозависимых в условиях специализированного стационара имеют следующую динамику. Так, показатели патологического влечения к наркотику и отношения к болезни и лечению самые высокие значения принимает в группе 1 (на этапе детоксикации), последовательно снижаясь до самых низких в группе 4 (на этапе длительной реабилитации (ресоциализации). Как показано в таблице 1, средние значения интенсивности выраженности ПВН в 1-й группе диагностируется как «влечение тяжелой степени», во 2-й (на этапе предреабилитации) и 3-й группах (на основном этапе реабилитации) — как «влечение средней степени выраженности», и в 4-й группе — как «влечение легкой степени». Также видно, что достоверные различия по выраженности исследованных показателей наблюдаются между всеми группами пациентов, что свидетельствует о том, как по мере прохождения пациентами курса лечения и программ реабилитации снижение проявлений абстиненции, выраженности психопатологической симптоматики, характерной для подобного рода зависимости, обусловливает возможности для осознания пациентами у себя наркологического заболевания.

Таким образом, психогенные реакции наркозависимых пациентов на фоне проводимых в стационаре реабилитационных мероприятий характеризуются последовательным снижением уровня анозогнозии, повышением критичности по отношению к своему заболеванию и формированием устойчивой приверженности лечению. Данный факт свидетельствует о своеобразии психогенных реакций, характеризующихся выраженностью в переживаниях болезни наркозависимым аффективного и когнитивного (идеаторного) компонентов.

 

Таблица 1

Показатели синдрома ПВН, отношения к болезни и лечению на разных этапах пребывания наркозависимых пациентов в стационаре

 

Далее в ходе исследования установлено, что психогенные реакции наркозависимых, отражающие уровень реабилитационного потенциала, по-разному проявили себя на каждом из этапов стационарного лечения и реабилитации. Так, на этапе детоксикации (1 группа) у пациентов наблюдается преимущественно средний уровень данного показателя, в то время как на последующих этапах лечения и реабилитации (2, 3, 4 группы) реабилитационный потенциал достаточно высок (таблица 2). Причем самый высокий показатель выявляется у наркозависимых на этапе реабилитации, а самый низкий — на этапе детоксикации. Достоверно отмечен планомерный рост качественных изменений личности, приобретенных в процессе заболевания, от этапа детоксикации к этапу ресоциализации (от 1-й группы к 4-й), в то время как показатели преморбидных особенностей личности остаются практически неизменными у всех групп испытуемых.

Таким образом, психогенные реакции наркозависимых пациентов характеризовались самым низким уровнем реабилитационного потенциала на отделении детоксикации и самым высоким — в момент нахождения на основном этапе реабилитации, а при нахождении на длительном этапе реабилитации (ресоциализации) уровень реабилитационного потенциала снижался. Психогенные реакции наркозависимых, связанные с личностными трансформациями, на всем протяжении стационарного лечения и реабилитации характеризовались так: преморбидные особенности личности оставались неизменными, в то время как качественные изменения личности были особенно выражены в период нахождения пациентов на длительном этапе реабилитации.

Установлено, что при прохождении наркозависимыми пациентами программы лечения и реабилитации их психогенные реакции характеризовались трансформациями, прежде всего, личностных характеристик, приобретенных в процессе заболевания, причем изменения эти происходили интенсивно на протяжении всего периода нахождения пациентов в стационаре. Клинические особенности заболевания оказались наиболее выраженными при прохождении пациентами основного этапа реабилитации, что необходимо учитывать при составлении индивидуальной программы заданий.

 

Таблица 2

Характер показателей уровня реабилитационного потенциала наркозависимых пациентов на разных этапах пребывания в стационаре

 

Психогенные реакции наркозависимых, связанные с особенностями социальных трансформаций в ближайшем окружении, характеризовались наиболее интенсивными изменениями социального статуса и социальных последствий заболевания в период между этапами детоксикации и предреабилитации, когда, в сущности, решался главный вопрос — продолжение лечения и участия в реабилитационном процессе семьи и родственников. Такого рода психогенные реакции свидетельствуют о важности поддержки и участия социального окружения для пациентов, находящихся на отделении предреабилитации.

В ходе исследования установлено, что динамика психогенных реакций наркозависимых в процессе стационарного лечения и реабилитации характеризуется планомерным снижением степени разрушительности убеждений наркозависимых пациентов относительно своего заболевания от этапа пребывания пациентов на отделении детоксикации к этапу длительной реабилитации (таблица 3).

 

Таблица 3

Уровень аддиктивных установок наркозависимых пациентов на разных этапах пребывания в стационаре

 

В ходе исследования установлено, что психогенные реакции наркозависимых пациентов, находящихся в стационаре, на основном этапе реабилитации в меньшей степени характеризуются дисфункциональными эмоциональными коммуникациями в семье, в то же время наиболее дисфункциональными оказываются семейные коммуникации пациентов, находящихся на отделении детоксикации.

В процессе лечения и реабилитации психогенные реакции наркозависимых характеризуются (смотрите таблицу 4) выраженными изменениями в области элиминирования эмоций (ЭЭ) и индуцирования тревоги (ИТ) в семье; и незначительными — в отношении семейного перфекционизма (СП) и индуцированного недоверия к людям (ИН).

 

Таблица 4

Характер семейных эмоциональных коммуникаций на разных этапах пребывания наркозависимых в стационаре

 

Таким образом, психогенные реакции, отражающие характер семейных эмоциональных коммуникаций наркозависимых пациентов, поступающих в специализированный стационар, изначально отличаются высоким уровнем тревоги и перфекционизма, недоверчивостью к окружающим и своим родственникам, низким уровнем эмоциональных проявлений, что оказывается объективным препятствием к преодолению зависимости и формированию установок на трезвую жизнь. По мере прохождения каждого из этапов программы преодоления зависимости в специализированном стационаре, направленной, прежде всего, на мотивацию к лечению и реабилитации, ситуация меняется. В связи с этим на начальных этапах лечения (на отделениях детоксикации и предреабилитации) наиболее перспективными в плане прогноза представляются усилия специалистов, направленные именно на формирование мотивации к продолжению лечения, и только позже (на этапах основной и длительной реабилитации) — на ориентацию реабилитационных мероприятий на формирование установок на трезвую жизнь.

В ходе исследования установлено, что психогенные реакции наркозависимых пациентов на этапе длительной реабилитации определяются высоким уровнем значимости инструментальной (в том числе материальной) поддержки, в то время как на отделениях детоксикации и предреабилитации все большую значимость приобретает уже эмоциональная поддержка, включенность в социальную сеть с совпадением ценностей и представлений о жизни, стабильность в отношениях, дающие чувство уверенности в своих силах и безопасности (таблица 5). Однако значимой динамики показателей, отражающих уровень воспринимаемой пациентом инструментальной поддержки, нами не обнаружено.

 

Таблица 5

Характеристики воспринимаемой социальной поддержки на разных этапах пребывания наркозависимых пациентов в стационаре

 

По мере прохождения им программы реабилитации, роста осознания своего заболевания, приобретения навыков совладания с ним эмоциональная поддержка оказывается не столь значимой, и на первый план выступает уже успешность социальной интеграции, обеспечивающая вхождение пациента в общество в качестве полноценного его члена и адаптацию в нем.

Обращает на себя внимание факт отсутствия значимых различий в психогенных реакциях, характеризующих уровень воспринимаемой социальной поддержки между группами пациентов, находящихся на этапах основной и длительной реабилитации (3 и 4 этапы). Так, если на этапах детоксикации и предреабилитации пациенты отмечают важность социальной поддержки окружения (в том числе родственников), принятия их в сообщество, то на основном этапе реабилитации более значимым оказывается в целом нахождение в социальной группе, участие в жизни сообщества, тогда как на этапе длительной реабилитации на первый план выступают уже другие переменные, в частности, отвечающие за личностную трансформацию.

В результате проведенного исследования были установлены значимые различия в особенностях психогенных реакций пациентов двух исследуемых групп в зависимости от их семейной эмоциональной коммуникации (таблица 6). Этот факт свидетельствует о том, что только активное вовлечение близких пациента в процесс лечения и реабилитации способен дать позитивный результат, мотивируя всю семейную систему к серьезной работе в рамках стационара.

 

Таблица 6

Особенности семейных эмоциональных коммуникаций наркозависимых пациентов, продолживших курс лечения и выписавшихся после получения восстановительного медикаментозного лечения (детоксикации)

 

Иными словами, для принятия решения о продолжении лечения и реабилитации наркозависимого в условиях специализированного стационара оказывается крайне важным наличие эмоциональной поддержки окружения, причем не только родственников (значимых лиц), но и того окружения, в котором на данный момент находится пациент. При этом психогенные реакции, обусловленные стремлением наркозависимого к внешнему благополучию, здесь могут выступить в качестве фактора «внешней» мотивации на этапе принятии решения о продолжении лечения уже в формате реабилитации. По мере пребывания пациентов в стационаре и прохождения ими программы реабилитации количество взаимосвязей между клиническими, социальными и личностными показателями возрастает.

Корреляционный анализ данных, полученных от пациентов на этапе детоксикации, показал, что у пациентов отделения детоксикации отношение к болезни и лечению имеет прямую связь с критериями ПВН (r=0,233), а уровень реабилитационного потенциала — обратную связь (r=−0,537). Это указывает на то, что на этапе детоксикации психогенные реакции пациентов, проявляющиеся, прежде всего, отрицанием болезни и низким реабилитационным потенциалом, в большей степени обусловлены тяжестью психопатологических проявлений, связанных с патологическим влечением к наркотику.

Далее, проводя анализ полученных данных, мы установили, что на этапе предреабилитации ПВН имеет прямую связь с показателями деструктивности семейных эмоциональных коммуникаций (r=0,296), с отношением к болезни и лечению (r=0,307, и обратную связь с уровнем реабилитационного потенциала (r=−0,210). Данные взаимосвязи свидетельствуют о том, что для пациентов, находящихся на этапе предреабилитации, в отличие от пациентов отделения детоксикации, помимо уровня осознания болезни и реабилитационного потенциала, на характер психогенных реакций все большее влияние начинают оказывать особенности социальной среды, в которой находится пациент, и непосредственно взаимоотношения между близкими людьми. Именно в этот период родственники пациента начинают активно вовлекаться в реабилитационный процесс.

На основном этапе реабилитации ПВН имеет прямые связи с деструктивностью в семейных эмоциональных коммуникациях (r=0,309), аддиктивными установками (r=0,247) и обратные связи с социальной поддержкой (r=−0,504). Кроме того, обнаружено, что аддиктивные установки у пациентов имеют обратные связи с отношением к болезни и лечению (r=−0,352). Вдобавок, уровень реабилитационного потенциала имеет обратную связь с деструктивностью в семейных эмоциональных коммуникациях (r=−0,643). Обнаруженные на данном этапе пребывания пациента в специализированном стационаре взаимосвязи свидетельствуют о продолжающемся росте значимости в характере психогенных реакций социальной среды, в которой находится пациент.

Далее установлено, что на этапе длительной реабилитации (ресоциализации) отношение к болезни и лечению имеет отрицательные связи с аддиктивными установками (r=−0,273). Также обнаружены отрицательные связи ПВН с социальной поддержкой (r=−0,220), с деструктивностью в семейных эмоциональных коммуникациях (r=−0,325) и с уровнем реабилитационного потенциала (r=−0,391). Обнаруженные взаимосвязи свидетельствуют о том, что по мере прохождения пациентами программы реабилитации психогенные реакции пациентов отличает выраженная тенденция к снижению «тяжести» ПВН, уровня анозогнозии, к росту критики своего заболевания и к снижению разрушительности деструктивных убеждений на фоне восстановления адаптивного характера эмоциональных семейных коммуникаций.

Таким образом, проведенное исследование показало, что критерии ПВН, показатели отношения к болезни и лечению, а также разрушительность установок у наркозависимых пациентов с длительностью пребывания в стационаре снижаются, а уровень реабилитационного потенциала, наоборот, возрастает. В то же время, с длительностью пребывания в стационаре снижаются показатели воспринимаемой пациентами социальной поддержки и показатели дисфункциональности семейных эмоциональных коммуникаций. Следовательно, обращаются за помощью и поступают на лечение пациенты с высокой анозогнозией, низким уровнем мотивации на лечение и дисфункциональными взаимоотношениями в семье.

 

Литература

1.   Александров А.А. О сотрудничестве врача и психолога в лечебном процессе, задачи их совместной подготовки на кафедре медицинской психологии // Психотерапия: от теории к практике: материалы I съезда Российской Психотерапевтической ассоциации. – СПб.: Изд. НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 1995. – С. 165–170.

2.   Александрова Н.В., Городнова М.Ю., Эйдемиллер Э.Г. Современные модели психотерапии при ВИЧ/СПИДе: учебное пособие для врачей и психологов. – СПб.: Речь, 2010. – 191 с.

3.   Алтынбекова Г.И. Реабилитационные возможности лиц с зависимостью от психоактивных веществ с точки зрения личностных и поведенческих паттернов // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. – 2010. – № 4(61). – С. 29–33.

4.   Ананьев Б.Г. Личность, субъект деятельности, индивидуальность. – М.: Директ-Медиа, 2008. – 134 с.

5.   Балабанова Л.М. Судебная патопсихология (вопросы определения нормы и отклонений). – Донецк: Сталкер, 1998. – 432 с.

6.   Белоколодов В.В., Малкова Е.Е. Клинические и социально-психологические факторы, определяющие мотивацию к лечению и реабилитации у наркозависимых пациентов на различных этапах стационарного лечения // Наркология. – 2016. – Т. 15, № 2(170). – С. 38–44.

7.   Белокрылов И.В. Расстройства личности у больных с зависимостью от психоактивных веществ: вопросы типологии и динамики // Вопросы наркологии. – 2004. – № 5. – С. 37–45.

8.   Голощапов И.В. Формирование согласия на лечение у больных с зависимостью от алкоголя: автореф. дис. … канд. мед. наук. – М., 2010. – 24 с.

9.   Гурьева В.А. Психогенные расстройства у детей и подростков. – М.: Крон-пресс, 1996. – 208 с.

10.   Демина М.В., Чирко В.В. «Отчуждение» аддиктивной болезни. – М.: Медпрактика, 2006. – 192 с.

11.   Динамическая оценка клинических и социальных характеристик находящихся на реабилитационном лечении потребителей опиатных наркотиков: пособие для врачей / авторы-сост.: Р.Д. Илюк, И.В. Берно-Беллекур, М.Н. Торбан [и др.]. – СПб., 2012. – 81 с.

12.   Дроздов А.А., Дроздова М.В. Полный справочник психотерапевта. – М.: Эксмо, 2007. – 704 с.

13.   Дудьев В.П. Психомоторика: словарь-справочник. – М.: ВЛАДОС, 2008. – 368 с.

14.   Еременко М. От клинических исследований к совершенствованию клинической практики // Нейро News: психоневрология и нейропсихиатрия. – 2008. – № 2(7) [Электронный ресурс]. – URL: http://neuronews.com.ua/page/ot-klinicheskih-issledovanij-k-sovershenstvovaniyu-klinicheskoj-praktiki (дата обращения: 05.12.2015).

15.   Жмуров В.А. Большая энциклопедия по психиатрии. – 2-е изд. – М.: Джангар, 2012. – 864 с.

16.   Зобин М.Л., Егоров А.Ю. Ремиссии при опиоидных наркоманиях (обзор) // Психическое здоровье. – 2006. – № 10. – C. 36–48.

17.   Иванец Н.Н., Винникова М.А. Героиновая зависимость (клиника и лечение постабстинентного состояния). – М.: Медпрактика-М, 2001. – 129 с.

18.   Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. – СПб.: Питер, 2002. – 512 с.

19.   Исаева Е.Р. Копинг-поведение и психологическая защита личности в условиях здоровья и болезни. – СПб.: Изд-во СПбГМУ, 2009. – 136 c.

20.   Кабанов М.М. Реабилитация психически больных. – 2-е изд., доп. и перераб. – Л.: Медицина, 1985. – 216 с.

21.   Кабанов М.М. Реабилитация в контексте психиатрии // Медицинские исследования. – 2001. – Т. 1. – Вып. 1. – С. 9–10.

22.   Катков А.Л. Методология комплексного определения эффективности психотерапии зависимых от ПАВ // Вопросы наркологии Казахстана. – Павлодар, 2010. – Т. 10. – № 1. – С. 34–76.

23.   Кербиков О.В. Избранные труды. – М.: Медицина, 1971. – 312 с.

24.   Клинико-диагностические оценки синдрома патологического влечения и отношения к болезни и лечению у больных героиновой наркоманией. Методические рекомендации / В.В. Чирко, М.А. Винникова, М.В. Дёмина [и др.]. – М., 2005. – 15 с.

25.   Клиническая психология и психотерапия / под ред. М. Перре, У. Бауманна / пер. с нем. под ред. В.А. Абабкова. – 3-е изд. – СПб.: Питер, 2012. – 943 с.

26.   Клиническая психотерапия в наркологии: руководство для врачей-психотерапевтов / под ред. Р.К. Назырова, Д.А. Федоряки, С.В. Ляшковской. – СПб.: НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 2012. – 448 с.

27.   Кольцова О.В. Психология работы с наркозависимыми. – СПб.: Речь, 2007. – 160 с.

28.   Крупнов Ю.В. Необходима качественная индустрия реабилитации // Наркология. – 2014. – Т. 13, № 2(146). – С. 16–20.

29.   Кузнецов А.Г. Комплексная терапия больных опийной наркоманией с низкой мотивацией на лечение: автореф. дис. … канд. мед. наук / ННЦ наркологии. – М., 2010. – 21 с.

30.   Кулаков С.А. Психотерапевтический диагноз в реабилитации пациентов, зависимых от психоактивных веществ // Наркология. – 2013. – Т. 12, № 9(141). – С. 85–90.

31.   Кулаков С.А., Береза Ж.В., Корчагина Е.К. Комплексная медицинская (психотерапевтическая) модель реабилитации пациентов с химическими и нехимическими формами аддикций, расстройствами личности, а также членов их семей // Психическое здоровье. – 2014. – Т. 12, № 1(92). – С. 16–22.

32.   Кулаков С.А., Будников М.Ю., Кизилов В.А. Потенциалы развития: учебно-методическое пособие для пациентов с алкогольной, наркотической, игровой зависимостями. – СПб.: Медицинская ассоциация «Центр Бехтерев», 2013. – 25 с.

33.   Кулаков С.А., Ваисов С.Б. Руководство по реабилитации наркозависимых. – СПб.: Речь, 2006. – 240 с.

34.   Ларин А.Б., Тюков Ю.А. Медико-социальные аспекты формирования приверженности к лечению инфицированных ВИЧ на разных стадиях развития заболевания // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Образование, здравоохранение, физическая культура. – 2011. – № 39. – Вып. 29. – С. 77–79.

35.   Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. – М.: Политиздат, 1975. – 304 с.

36.   Личко А.Е., Битенский В.С. Подростковая наркология: руководство. – Л.: Медицина, 1991. – 304 с.

37.   Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга. – 3-е изд. – М.: Академический Проект, 2000. – 512 с.

38.   Малкова Е.Е. Тревожность и развитие личности. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2013. – 268 с.

39.   Менделевич В.Д. Руководство по аддиктологии. – СПб.: Речь, 2007. – 768 с.

40.   Менделевич В.Д., Макушина О.П. Связь алкогольной и наркотической зависимости у подростков с характером их отношений с родителями // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 2013. – Т. 113, – № 6 (Вып. 2: Алкоголизм). – С. 72–74.

41.   Менделевич В.Д., Соловьева С.Л. Неврозология и психосоматическая медицина. – М.: МЕДпресс-информ, 2002. – 608 с.

42.   Москаленко В.Д. Зависимость: семейная болезнь. – 3-е изд. – М.: ПЕРСЭ, 2009. – 352 с.

43.   Мясищев В.Н. Личность и неврозы. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1960. – 428 с.

44.   Мясищев В.Н. Психология отношений: Избранные психологические труды / сост. В.А. Журавель; под ред. А.А. Бодалева. – М.: МПСИ; Воронеж: МОДЭК, 2004. – 356 с.

45.   Наследов А.Д. Математические методы психологического исследования. Анализ и интерпретация данных: учебное пособие. – 3-е изд., стереотип. – СПб.: Речь, 2007. – 392 с.

46.   Неверова Г.Ю. Личностные ресурсы в реабилитации больных героиновой наркоманией: автореф. дис. … канд. психол. наук / НИИ ПЗ СО РАМН. – Томск, 2012. – 23 с.

47.   Недодаева Т.С. Удовлетворенность качеством медицинской помощи ВИЧ-инфицированных пациентов как фактор формирования установок на лечение: автореф. дис. … канд. мед. наук / Волгогр. гос. мед. ун-т. – Волгоград, 2009. – 25 с.

48.   Погосов А.В., Козырева А.В. Зависимость от летучих растворителей у детей и подростков: вопросы клиники и терапии. – Курск: Изд-во Курского гос. мед. ун-та, 2002. – 251 с.

49.   Пограничная психиатрия / под ред. Ю.А. Александровского. – М.: РЛС, 2006. – 1280 c.

50.   Попов Ю.В., Вид В.Д. Современная клиническая психиатрия. – СПб.: Речь, 2000. – 402 с.

51.   Потребление буторфанола у зависимых от летучих растворителей / Р.Д. Илюк, Д.И. Громыко, Ю.М. Ермаков [и др.] // Ученые записки СПбГМУ им. И.П. Павлова. – 2006. – Т. 13. – № 1. – С. 108–109.

52.   Приказ Минздрава РФ от 22 октября 2003 г. № 500 "Об утверждении протокола ведения больных "Реабилитация больных наркоманией (Z 50.3)". Приложение 1. Приложение 2.

53.   Пронин А.А. Концепция комплексной активной профилактики зависимости от психоактивных веществ несовершеннолетних лиц и их реабилитация // Наркоконтроль. – 2009. – № 4. – С. 39–44.

54.   Проценко С.А. Скрытая мотивация в реабилитации наркозависимых: дис. … канд. психол. наук. – Санкт-Петербург, 2003. – 122 c.

55.   Психогении в экстремальных условиях / Ю.А. Александровский, О.С. Лобастов, Л.И. Спивак [и др.]. – М.: Медицина, 1991. – 96 с.

56.   Психотерапевтическая энциклопедия / под ред. Б.Д. Карвасарского. – 3-е изд., перераб. и доп. – СПб.: Питер, 2006. – 944 с.

57.   Психотерапевтические подходы к больным опиоидной зависимостью с низкой мотивацией на лечение. Методические рекомендации для врачей психиатров-наркологов, врачей психиатров, психотерапевтов, клинических психологов, специалистов по социальной работе / Т.В. Агибалова, О.В. Рычкова, А.Г. Кузнецов [и др.]. – М.: ФГБУ «Национальный научный центр наркологии» Минздрава России, 2013. – 31 с.

58.   Радченко А.Ф., Найденова Н.Г., Власова Н.Б. Особенности клиники и терапии острых состояний при опийной наркомании // Актуальные вопросы наркологии: сб. научн. трудов. – М., 1990. – С. 78–80.

59.   Руководство по наркологии: в 2 т. / под ред. Н.Н. Иванца. – М.: Медпрактика-М, 2002. – Т. 1. – 444 с.; Т. 2. – 504 с.

60.   Сафонцева С.В. Отношение к болезни наркозависимых пациентов как условие эффективного лечения // Независимая личность. – 2013. – № 1. – С. 2–7.

61.   Смулевич А.Б. Психосоматические расстройства (из on-line библиотеки сайта НЦПЗ РАМН) [Электронный ресурс]. – URL: http://www.psychiatry.ru/lib/53/ book/33/chapter/6 (дата обращения: 10.11.14).

62.   Современные подходы в организации медико-социальной реабилитации наркологических больных: методические рекомендации / Е.А. Брюн, Е.А. Кошкина, Т.В. Агибалова [и др.]. – М., 2013. – 124 с.

63.   Соловьёва С.Л., Ерофеева М.Г. Личностные особенности наркозависимых с разным стажем употребления героина с учётом гендерных различий // Вестник Санкт-Петербургской государственной медицинской академии им. И.И. Мечникова. – 2006. – № 2. – С. 177–179.

64.   Соммерз-Фланаган Дж., Соммерз-Фланаган Р. Клиническое интервьюирование / пер. с англ. – 3-е изд. – М.: Издательский дом «Вильямс», 2006. – 672 с.

65.   Степкин Ю.П. Авторитет личности психолога (психотерапевта) в психорегулятивной практике // Вестник психотерапии. – 2012. – № 44(49). – С. 14–23.

66.   Тазетдинов И.М., Менделевич В.Д., Фаттахов Ф.Э. Психологические и психопатологические особенности больных наркоманией и маркеры эффективности их реабилитации // Наркология. – 2005. – № 7. – С. 48–50.

67.   Указ Президента РФ от 9 июня 2010 г. № 690 "Об утверждении Стратегии государственной антинаркотической политики РФ до 2020 года". – М., 2010.

68.   Формирование здорового образа жизни у граждан Российской Федерации. Раннее выявление немедикаментозного потребления наркотических средств и психотропных веществ, злоупотребления алкоголем в центрах здоровья: методические рекомендации / Московский научно-практический центр наркологии Департамента здравоохранения города Москвы; авторы-составители / Е.А. Брюн, Е.А. Кошкина, О.Ж. Бузик [и др.]. – М., 2011. – 27 с.

69.   Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г., Петрова Г.А. Социальная поддержка как предмет научного изучения и ее нарушения у больных с расстройствами аффективного спектра // Социальная и клиническая психиатрия. – 2003. – Т. 13, № 2. – С. 15–23.

70.   Холмогорова А.Б., Воликова С.В. Семейный контекст расстройств аффективного спектра // Социальная и клиническая психиатрия. – 2004. – Т. 14, № 2. – С. 11–20.

71.   Adherence to HAART: a systematic review of developed and developing nation patient-reported barriers and facilitators / E.J. Mills, J.B. Nachega, D.R. Bangsberg [et al.] // PLoS Med. – 2006. – Vol. 3, № 11. – P. 438.

72.   Adherence to long-term therapies: evidence for action / edit. by E. Sabaté. – Geneva: WHO. – 2003.

73.   An investigation of stigma in individuals receiving treatment for substance abuse / J.B. Luoma, M.P. Twohig, T. Waltz [et al.] // Addictive behaviors. – 2007. – Vol. 32, № 7. – P. 1331–1346.

74.   Attia P.R. Dual diagnosis: Definition and treatment // Alcoholism Treatment Quarterly. – 1988. – Vol. 5, № 3-4. – P. 53–63.

75.   Benson A. To Buy or Not To Buy: Why We Overshop and How to Stop. – Boston: Trumpeter, 2008. – 288 p.

76.   Brown L.K., Lourie K.J. Motivational interviewing and the prevention of HIV among adolescents // Adolescents, alcohol, and substance abuse: Reaching teens through brief interventions / edit. by P.M. Monti, S.M. Colby, T.A. O'Leary. – New York: Guilford Press, 2001. – P. 244–274).

77.   Carrol K.M. A Cognitive-Behavioral Approach: Treating Cocaine Addiction. – Rockville, MD: National Institute on Drug Abuse. – 1998.

78.   Case S., Haines K.R. Factors shaping substance use by young people in Wales // Journal of substance use. – 2008. – Vol. 13, № 1. – Р. 1–15.

79.   Causes of relapse and search for treatment reported by drug users in a rehabilitation unit / F.R.M. Carvalho, T. Brusamarelo, A.N. Guimarães [et al.] // Colombia Medica. – 2011. – Vol. 42, № 2 (Supl 1) – P. 57–62.

80.   Contingent reinforcement increases cocaine abstinence during outpatient treatment and 1 year of follow-up / S.T. Higgins, C.J. Wong, G.J. Badger [et al.] // J Consult Clin Psychol. – 2000. – Vol. 68, № 1 – P. 64–72.

81.   DiClemente C.C. Addiction and change: how addictions develop and addicted people recover. – New York: Guilford Press, 2003. – 317 p.

82.   Direct and retrospective assessment of factors contributing to compulsive buying / R.G. Miltenberger, J. Redlin, R. Crosby [et al.] // Journal of Behavioral Therapy and Experimental Psychiatry. – 2003. – Vol. 34, № 1. – P. 1–9.

83.   Factors associated with 12 months continuous heroin abstinence: findings from the Australian Treatment Outcome Study (ATOS) / S. Darke, J. Ross, M. Teesson [et al.] // J. Subst Abuse Treat. – 2005. – Vol. 28, № 3. – P. 255–263.

84.   Functional, structural, and emotional correlates of impaired insight in cocaine addiction / S.J. Moeller, A.B. Konova, M.A. Parvaz [et al.] // JAMA Psychiatry. – 2014. – Vol. 71, № 1. – P. 61–70.

85.   Gifford E., Humphreys K. The psychological science of addiction // Addiction. – 2007. – Vol. 102, № 3. – P. 352–361.

86.   Krentzman A.R. Review of the Application of Positive Psychology to Substance Use, Addiction, and Recovery Research // Psychology of Addictive Behaviors. – 2013. – Vol. 27, № 1. – P. 151–165.

87.   Lazarus R.S., Folkman S. Stress, appraisal and coping. – New York: Springer, 1984. – 460 p.

88.   Magee M., D'Antonio M. The Best Medicine: Doctors, Patients, and the Covenant of Caring. – New York: St. Martin's Press, 1999. – 220 p.

89.   Marinker M. From compliance to concordance: achieving shared goals in medicine taking. – London: The Royal pharmaceutical society of Great Britain, in partnership with Merck Sharp & Dohme, 1997.

90.   McCance-Katz E.F., Carroll K.M., Rounsaville B.J. Gender differences in treatment-seeking cocaine abusers – Implications for treatment and prognosis // The American journal on addictions. – 1999. – Vol. 8, № 4. – P. 300–311.

91.   Miller W.R., Rollnik S. Motivational interviewing: Preparing People for Change. – 2nd edition. – The Guilford Press, 2002. – 428 p.

92.   Petry N.M., Martin B. Low-cost contingency management for treating cocaine- and opioid-abusing methadone patients // J Consult Clin Psychol. – 2002. – Vol. 70, № 2. – P. 398–405.

93.   Practical support aids addiction recovery: the positive identity model of change / A.B. Johansen, H. Brendryen, F.J. Darnell [et al.] // BMC Psychiatry. – 2013. – Vol. 13. – P. 201.

94.   Problem severity and motivation for treatment in incarcerated substance abusers / M.L. Hiller, E. Narevic, J.M. Webster [et al.] // Substance Use and Misuse. – 2009. – Vol. 44, № 1. – P. 28–41.

95.   Prochaska J.O., DiClemente C.C., Norcross J.C. Stages of Change: Prescriptive Guidelines for Behavioral Medicine and Psychotherapy // Psychologists’ desk reference / edit. by G.P. Koocher, J.C. Norcross, S.S. Hill III. – New York: Oxford University Press. – 1998. – P. 230–235.

96.   Stapleton H., Kirkham M., Thomas G. Qualitative study of evidence based leaflets in maternity care // BMJ. – 2002. – Vol. 324, № 7338. – P. .639–643.

97.   The impact of a brief induction on short-term continuation in a therapeutic community / S.R. Harrison, P. Toriello, A. Pavluck [et al.] // The American journal of drug and alcohol abuse. – 2007. – Vol. 33, № 1. – P. 147–153.

98.   The psychosocial rehabilitation of individuals with alcohol and drug use disorders: a possible strategy? / P.H. Pinho, M.A. de Oliveira, M.M. Almeida [et al.] // Revista de psiquiatria clinica. – 2008. – Vol. 35, Suppl. 1. – P. 82–88.

99.   Treatment compliance in patients with comorbid psychiatric and substance use disorders / D.M. Herbeck, D.J. Fitek, D.S. Svikis [et al.] // American Journal on Addictions. – 2005. – Vol. 14, № 3. – P. 195–207.

100.   Treatment setting and baseline substance use severity interact to predict patients’ outcomes / Q.O. Tiet, M.A. Ilgen, H.F. Byrnes [et al.] // Addiction. – 2007. – Vol. 102, № 3. – P. 432–440.

101.   Verheyden S.L., Henry J.A., Curran H.V. Acute, sub-acute and long-term subjective consequences of 'ecstasy' (MDMA) consumption in 430 regular users // Hum. Psychopharmacol. – 2003. – Vol. 18, № 7. – P. 507–517.

102.   Walker R., Stephens R.S. Protective behavioral strategies mediate problem-focused coping and alcohol use in college students // Addictive behaviors. – 2014. – Vol. 39. – № 6. – P. 1033–1037.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:616.89-008.441.13

Белоколодов В.В. Динамика психогенных реакций наркозависимых при отказе от приема психоактивных веществ в условиях специализированного стационара. Часть 1 // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2017. – T. 9, № 6(47) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год