Кассирский И.А.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Отчет
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Качество жизни больных коморбидными паническими и депрессивными расстройствами в процессе терапии

Пастух И.А., Голозубова К.Н. (Курск, Россия)

 

 

Пастух Инна Альбертовна

Пастух Инна Альбертовна

кандидат медицинских наук, доцент кафедры психиатрии и психосоматики; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Курский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, ул. Карла Маркса 3, Курск, 305041, Россия. Тел.: 8 (4712) 58-81-32.

E-mail: inchikp@yandex.ru

Голозубова Кристина Николаевна

Голозубова Кристина Николаевна

медицинский психолог; областное бюджетное учреждение здравоохранения «Пристенская центральная районная больница» Комитета здравоохранения Курской области, ул. Октябрьская, 28, п. Пристень, 306200, Курская область, Россия. Тел.: 8 (47134) 2-14-57.

E-mail: kristina.golozybova@yandex.ru

 

Аннотация. В работе приводится краткое теоретическое обоснование и эмпирические данные изменения качества жизни и психологического благополучия пациентов с коморбидными паническими и депрессивными расстройствами в рамках сочетанного применения фармакологического и психотерапевтического лечения. Основной целью исследования явилась оценка эффективности применения фармакологических и психотерапевтических мероприятий в нормализации психологического здоровья, отношения к заболеванию и качества жизни больных коморбидными паническими и депрессивными расстройствами. В исследовании приняли участие 22 пациента с коморбидными паническими и депрессивными расстройствами. В основную группу (ОГ) вошли 11 пациентов, которые получали сочетанное фармако- и психотерапевтическое лечение. 11 больным контрольной группы (КГ) проводилась фармакотерапия. Изучены клинико-психологические и патопсихологические параметры у больных ОГ и КГ до и после терапии с их последующим сравнительным анализом. Психотерапевтическое воздействие проводилось в три этапа. Применялись методы индивидуальной и групповой работы с пациентами. На первом этапе реализована психообразовательная работа, второй этап направлен на работу со страхом и негативным эмоциональным фоном и их проявлениями, третий этап заключался в индивидуальной работе. Для оценки динамики показателей качества жизни больных использовались следующие методы: экспериментально-психологические («Анкета качества жизни MOS-SF-36», «Методика оценки качества жизни больных и инвалидов NAIF», «Шкала психологического благополучия К. Риффа»), вербально-коммуникативные — для определения экспериментальной выборки была использована клинико-психологическая диагностическая беседа, а также специально разработанная анкета, отражающая социально-демографические показатели больных. Расчеты проводились с помощью статистического пакета StatSoft STATISTICA 6.0. В качестве интерпретационных методов использовалось структурное описание и интерпретация взаимосвязей между отдельными параметрами исследования. Использование комплексного фармако- и психотерапевтического воздействия для больных коморбидными паническими и депрессивными расстройствами оказало положительное влияние не только на физическое состояние, но и психологические параметры пациентов, способствовало стабилизации их эмоционального фона и психологического благополучия, что в целом повысило качество их жизни. Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать вывод о целесообразности включения предложенной психотерапевтической программы в лечебный процесс при коморбидных панических и депрессивных расстройствах. Разработанная психотерапевтическая программа может быть рекомендована в сочетании с фармакотерапией в качестве эффективного компонента комплексного лечения.

Ключевые слова: паническое расстройство; депрессивное расстройство; коморбидность; когнитивно-бихевиоральная психотерапия; качество жизни; психологическое благополучие.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

Проблема изучения коморбидных панических и аффективных расстройств является актуальной в связи с высокой распространённостью последних в популяции. Современные условия жизни, изменения социальной, физической и экономической её составляющих зачастую приводят к формированию психоэмоционального напряжения, снижению адаптационных ресурсов личности, что, в свою очередь, способствует манифестации психических и поведенческих расстройств в популяции [1; 3; 10; 11]. Большинство отечественных и зарубежных исследователей рассматривают коморбидность как один из факторов, оказывающих негативное влияние на течение основного заболевания, физиологическое и психологическое благополучие и качество жизни больных [5; 7; 11; 13; 14; 16; 21; 24]. В ряде работ поднимается проблема изучения социальных аспектов и показателей качества жизни пациентов в рамках различных вариантов коморбидности панического расстройства [11; 12; 14; 15; 16; 19]. В.В. Русая, О.В. Воробьева [19], изучая пациентов, страдающих паническими расстройствами, без учета коморбидности, пришли к выводу, что снижение психической и физической составляющих здоровья последних отрицательно сказывается на социальном функционировании больных. В работах А.Ю. Голосова [3], Т.Е. Андрющенко [1] описан процесс формирования образа будущего у пациентов, страдающих паническими и тревожными расстройствами. По мнению авторов, болезненные переживания пациентов находят негативное отражение в их представлениях о себе и адаптационных возможностях, а также в выстраивании ими собственной жизненной картины. До настоящего времени в литературных источниках отечественных и зарубежных исследователей уделяется большое внимание необходимости использования в лечебном процессе пациентов с паническими расстройствами наряду с фармакотерапией различных вариантов психотерапии [2; 4; 6; 9; 18; 23]. Однако работ, посвященных изучению целесообразности применения наряду с фармакотерапией когнитивно-поведенческой психотерапии и ее влияния на качество жизни больных коморбидными паническими и депрессивными расстройствами, недостаточно [8; 17; 20; 22]. В связи с этим встает необходимость изучения эффективности комплексного подхода в лечении больных коморбидными паническими и депрессивными расстройствами с целью гармонизации психологического благополучия пациентов и повышения показателей качества их жизни.

Цель исследования: изучение качества жизни и психологического благополучия больных коморбидными паническими и депрессивными расстройствами в рамках реализации фармакологических и психотерапевтических мероприятий.

Материалы и методы исследования

В период с 2015-2016 гг. на базе психосоматического отделения ОБУЗ «Областная клиническая наркологическая больница» Комитета здравоохранения Курской области обследовано 22 пациента (100%) с коморбидными паническими и депрессивными расстройствами. Клиническая диагностика указанных состояний осуществлялась с использованием МКБ-10. Длительность заболевания составила 1,25 лет. Возраст больных — 33,5 лет. На первом этапе исследования были изучены показатели качества жизни больных обеих групп. В основную группу (ОГ) вошли больные, в лечении которых применяли сочетание фармакотерапевтических и психотерапевтических методов (11 больных — 50,0%). Контрольную группу (КГ) составили больные, получающие только психофармакотерапию (11 больных — 50,0%). На втором этапе исследования проводилось повторное измерение показателей качества жизни у больных ОГ и КГ с их последующим сравнительным анализом. Для оценки динамики показателей качества жизни больных использовались экспериментально-психологические методы: «Анкета качества жизни MOS-SF-36», «Методика оценки качества жизни больных и инвалидов NAIF», а также специально разработанная анкета, отражающая социально-демографические показатели больных. С целью определения статистической достоверности применялся непараметрический U-критерий Манна—Уитни. Все расчеты проводились с помощью статистического пакета StatSoft STATISTICA 6.0.

Психотерапевтическая программа, используемая в комплексном лечении больных ОГ, включала в себя методы когнитивно-бихевиоральной психотерапии, релаксационные техники, эмоционально-позитивное разъяснение, рациональную психотерапию. Занятия проводились как в группе, так и индивидуально. Мишенями индивидуальной работы с пациентами явились: эмоциональное напряжение, внутриличностные конфликты, установки на будущее, отношение к болезни, личностные границы и собственная идентичность. Применялись методы различных психотерапевтических направлений: «метод пустого стула», техника «кто Я?», «создание желаемого будущего», «метод колонок», «формулировка результата». В рамках психофармакотерапии больные получали антидепрессанты, «мягкие» нейролептики, транквилизаторы. Занятия проводились 4 недели, длительность встреч составила 30—40 минут. Формирование группы строилось по нозологическому принципу, с учетом продолжительности и степени тяжести клинических проявлений заболевания. Психотерапевтическое воздействие осуществлялось в три этапа. На первом этапе нами было проведено психообразование, в ходе которого пациентам разъясняли природу приступа панической атаки и депрессивного расстройства, причины их возникновения, а также предложены описания и характеристики указанных расстройств. Кроме того, на данном этапе больные были ознакомлены с психотерапевтической программой, направленной на коррекцию клинико-психологических проявлений коморбидных состояний. Целью первого этапа являлось снижение психоэмоционального напряжения у пациентов. Второй этап, в ходе которого нами использовались когнитивно-бихевиоральные методы, релаксационные техники, рациональная психотерапия, эмоционально-позитивное разъяснение, основан на работе со страхом и его проявлениями. Третий этап заключался в обучении пациентов контролировать эмоциональные реакции, возникающие как в момент приступа, так и в ситуациях, его провоцирующих, и формировании адекватного отношения к своему заболеванию.

Результаты исследования

Полученные показатели по изучаемым шкалам у 22 больных ОГ и КГ до лечебных мероприятий статистически не отличались. Значения показателей качества жизни, изученные анкетой качества жизни MOS-SF-36, соответствовали умеренному уровню — 39,017,9. Интегральный показатель качества жизни больных (анкета NAIF) был умеренно снижен (43,12,5). По шкале психологического благополучия Риффа были снижены показатели по следующим шкалам: «позитивные отношения с другими» (42,11,2), «автономия» (43,13,3), «управление средой» (43,12,2), «личностный рост» (47,15,4), «самопринятие» (43,11,6), «баланс аффекта» (58,11,9), «осмысленность жизни» (44,12,6) и «человек как открытая система» (45,12,8). Общее психологическое благополучие пациентов было в пределах средних значений. Таким образом, изменения в физическом и эмоциональном состоянии обследованных больных приводят к снижению их адаптационных возможностей, затрудняют у них процесс построения картины настоящего и будущего, негативно влияют на уровень межличностного взаимодействия и социальную позицию в обществе.

Сравнительная оценка показателей качества жизни ОГ и КГ до и после проведенных лечебных мероприятий представлены в табл. 1, 2, на рис. 1 и 2.

 

Таблица 1

Распределение показателей качества жизни ОГ и КГ после лечебных мероприятий

Условные обозначения:

* — различия обнаружены на достоверном уровне статистической значимости (0,01<р≤0,05);
** — различия обнаружены на высоком уровне статистической значимости (р≤0,01).

 

 

Рисунок 1. Частотное распределение показателей качества жизни ОГ и КГ после лечебных мероприятий.

 

В табл. 1 и на рис. 1 представлены результаты по шкалам, имеющим различия на высоком (р≤0,01) и достоверном (0,01<р≤0,05) уровнях статистической значимости. У больных ОГ проведенная фармако- и психотерапия способствовала повышению показателей качества жизни по ряду шкал анкеты MOS-SF-36: «физическое функционирование» (на 17,3%), «эмоциональное функционирование» (на 21,0%), «общее здоровье» (на 19,4%), «ролевое функционирование» (на 15,8%), а также «психологическое здоровье» (на 15,0%) — и снижению показателя «интенсивность боли» (на 10,7%). Интегральный показатель качества жизни больных анкеты NAIF был повышен (на 17,2%). Таким образом, включение предложенной психотерапевтической программы в лечебный процесс при панических и депрессивных расстройствах способствовало нормализации эмоционального фона пациентов, повышению качества их жизни.

 

Таблица 2

Долевое распределение показателей психологического благополучия ОГ и КГ после лечебных мероприятий.

Условные обозначения:

* — различия обнаружены на достоверном уровне статистической значимости (0,01<р≤0,05);
** — различия обнаружены на высоком уровне статистической значимости (р≤0,01).

 

Из табл. 2 видно, что различия на достоверном (0,01<р≤0,05) уровне статистической значимости были обнаружены по следующим шкалам: «автономия», «баланс аффекта», «осмысленность жизни», «человек как открытая система». На высоком уровне статистической значимости (р≤0,1) были получены различия по следующим шкалам: «позитивные отношения с другими», «управление средой», «самопринятие», «психологическое благополучие». В ОГ после проведенных фармако- и психотерапевтических мероприятий были выявлены пациенты с высокими показателями по шкалам: «позитивные отношения с другими» — 63,6%, «управление средой» — 62,4%, «самопринятие» — 63,6%, общее «психологическое благополучие» — 72,7%, «человек как открытая система» — 36,4%; возросло число больных с высокими показателями по параметру «осмысленность жизни» (с 9,09% до 36,4%). В отличие от КГ низких показателей по параметру «баланс аффекта» в ОГ не наблюдалось.

 

 

Рисунок 2. Частотное распределение средних показателей психологического благополучия ОГ и КГ после лечебных мероприятий.

 

Как видно из рис. 2, в ОГ в ходе проведенных лечебных мероприятий увеличились средние значения показателей по следующим шкалам: «позитивные отношения» — на 10,9 баллов, «автономия» — на 6,1 баллов, «управление средой» — на 9,3 баллов, «личностный рост» — на 5,9 баллов, «самопринятие» — на 11,0 баллов, «осмысленность жизни» — на 11,2 баллов, «человек как открытая система» — на 8,7 баллов. Показатели «баланса аффекта» были снижены на 13,1 баллов. Общее психологическое благополучие увеличилось на 42,3 балла.

Обсуждение результатов

Результаты проведенного нами исследования свидетельствуют о том, что наличие коморбидного депрессивного расстройства утяжеляет течение основного заболевания, оказывая негативное влияние на эмоциональный фон и показатели качества жизни больных коморбидными паническими и депрессивными расстройствами. Депрессивная симптоматика не только снижает эмоциональное функционирование, но и оказывает влияние на физиологическое состояние пациентов. В ходе нашего исследования были выявлены связи между эмоциональным фоном больных и изменением уровня качества их жизни. Ухудшение общего самочувствия и снижение эмоционального фона нарушает повседневную активность больных, их социальное функционирование, количество и качество межличностного взаимодействия меняет их представления в отношении своего будущего. Больные паническим и коморбидным депрессивным расстройством в большей степени склонны к мнительности, пессимистическому взгляду на будущее, излишне самокритичны, обнаруживают снижение самооценки. Кроме того, у данной группы пациентов отмечено нарушение дифференцирования своего состояния. Пациенты погружались в свои личные переживания, что имело отражение в выражении и интерпретации ими своих болезненных ощущений. Проведенные сочетанные фармако- и психотерапевтические мероприятия для больных коморбидными паническим и депрессивным расстройством привели к увеличению их социальной активности за счет вновь появившейся самостоятельности в планировании и организации различных сторон повседневной жизни, что способствовало расширению их межличностного общения, выстраиванию ими адекватных целей и образа будущего и реализации себя в нем. Пациенты в меньшей степени фиксировали внимание на своих переживаниях по поводу своего заболевания. Сочетанное использование фармако- и психотерапевтических мероприятий способствовало улучшению качества и количества межличностных взаимоотношений, выработке самостоятельности и независимости, формированию позитивного отношения пациентов к себе, выстраиванию настоящих и будущих целей, реализации себя в социуме. Проведенная работа дала возможность больным изменить свою позицию в отношении принятия своего заболевания, реалистично посмотреть на сложившуюся ситуацию, перевести внимание с проявлений заболевания на повседневные дела, межличностное общение и расширить круг своих интересов. Индивидуальная работа с пациентами позволила повысить уровень их самооценки и сформировать осознание ими своей роли в социальном окружении, разрешить существующие внутриличностные конфликты и научить пациентов самостоятельно находить выход из сложных жизненных ситуаций, а также принимать себя. Использование комплексного фармако- и психотерапевтического воздействия для больных коморбидными паническими и депрессивными расстройствами оказало благоприятное влияние не только на физическое состояние, но и на психологические параметры пациентов, способствовало стабилизации их эмоционального фона и психологического благополучия, что в целом повысило качество их жизни. Следует отметить, что лечебная тактика для больных коморбидными паническими и депрессивными расстройствами должна строиться с учетом наличия у больных паническим расстройством коморбидного депрессивного расстройства посредством фармако- и психотерапевтического воздействия на эмоциональные, когнитивные и поведенческие мишени. Вне зависимости от метода психотерапевтического воздействия необходимо также повлиять на изменение отношения больного к своему заболеванию, выстроить положительные рациональные мыслительные и поведенческие установки, позитивное мышление, создать новые адаптационные механизмы.

Вывод

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о целесообразности включения предложенной психотерапевтической программы в лечебный процесс при коморбидных панических и депрессивных расстройствах. Разработанная психотерапевтическая программа может быть рекомендована в качестве эффективной составляющей комплексного лечения больных коморбидными паническими и депрессивными расстройствами в сочетании с фармакотерапией.

 

Литература

1.   Андрющенко Т.Е., Живаева Ю.В., Калиновская К.С. Представление о будущем у лиц с паническими и тревожно-фобическими расстройствами // Психологическое здоровье человека: жизненный ресурс и жизненный потенциал: матер. II-й междунар. науч.-практ. конф. (Красноярск, 27-28 ноября 2015 г.). – Красноярск: Красн. гос. мед. университет. – 2015. – С. 182–188.

2.   Бурно A.M., Некрасова С.В., Зуйкова Н.Л. Опыт применения методики инверсии возможностей для психотерапии агорафобии в структуре панического расстройства // Архивъ внутренней медицины. – 2016. – № S1. – С. 122–123.

3.   Голосова А.Ю. Самовосприятие и образ будущего у пациентов с паническими атаками // Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности: cб. науч. стат. 2-ой межрегион. науч.-практ. конф. с междунар. участ. (Владивосток, 8-17 июля 2013 г.). – Владивосток: Тихоокеан. гос. университет. – 2013. – С. 158–162.

4.   Кудинова Е.И. Особенности психотерапевтической коррекции эмоциональных нарушений у больных с паническими расстройствами // Медична психологiя. – 2015. – Т. 10, № 3. – С. 76–78.

5.   Латентные факторы качества жизни у больных с депрессивными расстройствами / Т.Л. Кот, Аэ.В. Сирусина, Ад.В. Сирусина [и др.] // Мир науки, культуры, образования. – 2014. – № 1(44). – С. 341–345.

6.   Лебедева Т.В. Интегративная групповая психотерапия панических расстройств на стационарном этапе: автореф. дис. … канд. мед. наук. – М., 2012. – 24 с.

7.   Левин О.С., Ляшенко Е.А. Тревога и коморбидные состояния // Нервные болезни. – 2016. – № 1. – С. 28–34.

8.   Молчанова Е.А. Психоаналитическая психотерапия в лечении тревожных и панических расстройств // Наука сегодня: проблемы и пути решения. Материалы международной научно-практической конференции: в 2 частях. – Вологда: Диспут, 2016. – Ч. 2. – С. 83–84.

9.   Немых Л.С., Куташов В.А. Терапия панического расстройства // Прикладные информационные аспекты медицины. – 2015. – Т. 18. – № 6. – С. 63–67.

10.   Павличенко А.В. Стадии развития панического расстройства и дифферен-цированная терапия // Бюллетень медицинских Интернет-конференций. – 2015. – Т. 5. – № 2. – С. 73.

11.   Пастух И.А. Психологические особенности больных коморбидными паническим расстройством и агорафобией // Университетская наука: взгляд в будущее. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 81-летию Курского государственного медицинского университета и 50-летию фармацевтического факультета: в 3-х т. – Курск: Курск. гос. мед. университет, 2016. – Т. II. – С. 242–245.

12.   Погосова И.А. Клинические особенности психических заболеваний с паническими расстройствами // Курский научно-практический вестник «Человек и его здоровье». – 2000. – № 5. – С. 45–52.

13.   Погосова И.А. Динамика клинико-психологических проявлений коморбидных тревожных и аффективных расстройств в процессе когнитивно-поведенческой психотерапии // Архiв психiатрiї. – 2009. – Т. 15, № 3 (58). – С. 45–52.

14.   Погосова И.А. Клинические особенности панических расстройств при их сочетании с коморбидной психической и наркологической патологией // Неврологический вестник.  Журнал им. В.М. Бехтерева.  –  2012. – Т. 44,  № 3. – С. 42–47.

15.   Погосова И.А. Психологические особенности больных коморбидными генерализованным тревожным и депрессивным расстройствами // Курский научно-практический вестник «Человек и его здоровье». – 2012. – № 4. – С. 74–79.

16.   Погосова И.А., Голозубова К.Н. Динамика психологических проявлений коморбидных панических и аффективных расстройств в процессе фармакологических и психотерапевтических мероприятий // Практическая медицина. – 2017. – Т. 2, № 1 (102). – С. 40–44.

17.   Погосова И.А., Погосов А.В., Федоренко Т.Ю. Оценка эффективности когнитивно-поведенческой психотерапии у больных с коморбидными тревожными и аффективными расстройствами  //  Архiв психiатрiї. –  2008. – Т. 14, № 1 (52). – С. 54–59.

18.   Принципы и алгоритмы психофармакологического лечения тревожных расстройств невротического уровня (тревожно-фобических, панического и генерализованного тревожного расстройств) / Т.А. Караваева, А.В. Васильева, С.В. Полторак [и др.] // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. – 2016. – № 1. – C. 3–9.

19.   Русая В.В., Воробьева О.В. Качество жизни больных паническим расстройством и факторы, его определяющие // Фарматека. – 2011. – № 19. – С. 96–100.

20.   Тукаев Р.Д., Кузнецов В.Е. Когнитивно-ориентированная психотерапия при тревожных расстройствах: оценка в контролируемом исследовании // Социальная и клиническая психиатрия. – 2015. – Т. 25, № 2. – С. 55–64.

21.   Brown G.W. Psychosocial origins of depressive and anxiety disorders // Diagnostic issues in depression and generalized anxiety disorder: Refining the research agenda for DSM-V / ed. by D. Goldberg, K.S. Kendler, P.J. Sirovatka et al. – Arlington, VA: American Psychiatric Association, 2010. – Р. 303–331.

22.   Cognitive-Behavior Therapy (CBT) for panic disorder: relationship of anxiety and depression comorbidity with treatment outcome / L.B. Allen, K.S. White, D.H. Barlow [et al.] // Journal of Psychopathology and Behavioral Assessment. – 2010. – Vol. 32, № 2. – P. 185–192.

23.   Patient characteristics and variability in adherence and competence in cognitive-behavioral therapy for panic disorder / J.F. Boswell, M.W. Gallagher, S.E. Sauer-Zavala [et al.] // Journal of Consulting and Clinical Psychology. – 2013. – Т. 81, № 3. – С. 443–454.

24.   Psychological treatment of panic disorder with or without agoraphobia: a meta-analysis / J. Sanchez-Meca, A.I. Rosa-Alcázar, F. Marín-Martínez [et al.] // Clinical psychology review. – 2010. – Vol. 30, № 1. – P. 37–50.

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:616.895.4:615.851

Пастух И.А., Голозубова К.Н. Качество жизни больных коморбидными паническими и депрессивными расстройствами в процессе терапии // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2019. – T. 11, № 1(54) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2018 год

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год