Богданов А.А.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Отчет
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Модель сопровождаемого проживания с позиции положений Международной классификации функционирования, ограничений жизнедеятельности и здоровья (МКФ)

Шестакова Е.В., Рогачева Т.В. (Екатеринбург, Россия)

 

 

Шестакова Елена Васильевна

Шестакова Елена Васильевна

заместитель директора по реабилитации; государственное автономное учреждение Свердловской области «Областной центр реабилитации инвалидов», ул. Белинского, 173а, Екатеринбург, 620089, Россия.
Тел.: 8 (343) 270-88-19.

E-mail: shestakova.evas@yandex.ru

Рогачева Татьяна Владимировна

Рогачева Татьяна Владимировна

доктор психологических наук, заведующая отделением реабилитационной диагностики и мониторинга; государственное автономное учреждение Свердловской области «Областной центр реабилитации инвалидов», ул. Белинского, 173а, Екатеринбург, 620089, Россия.
Тел.: 8 (343) 270-88-19.

E-mail: TVRog@yandex.ru

 

Аннотация

В статье предложена теоретическая модель сопровождаемого проживания как реабилитационного процесса. Модель учитывает как специфику самого процесса, так и особенности взаимодействия при совместном проживании инвалидов друг с другом и со специалистами. Анализируется зарубежный опыт организации сопровождаемого проживания, в котором доказана перспективность данного реабилитационного мероприятия, перечислены различные варианты помощи людям, чей психический статус ограничивает возможности самостоятельного проживания. В соответствии с нормативной правовой базой РФ сопровождаемое проживание в России как реабилитационное мероприятие только становится и определяется как технология социального обслуживания, предусматривающая возможность предоставления инвалидам социальных услуг, а также услуг по реабилитации и абилитации, образовательных услуг и проведения мероприятий по социальному сопровождению инвалидов в целях компенсации (устранения) обстоятельств, которые ухудшают или могут ухудшить условия жизнедеятельности и сохранения пребывания в привычной благоприятной среде, выработки навыков, обеспечивающих максимально возможную самостоятельность в реализации основных жизненных потребностей (организация быта, досуга, общения и социальных связей), и, как следствие, адаптации к самостоятельной жизни.

Описываются технологические особенности сопровождаемого проживания, в том числе возраст инвалидов, специфика их ограничений жизнедеятельности, которая объединена понятием «ментальные нарушения», критерии для определения нуждаемости в сопровождаемом проживании, принципы данной технологии, цели сопровождаемого проживания как компенсация или устранение обстоятельств, которые ухудшают условия жизнедеятельности инвалида, предполагаемые результаты как возможность проживания инвалида с ментальными нарушениями в домашних условиях.

Представляемую модель сопровождаемого проживания предлагается соотнести с положениями Международной классификации функциони-рования, ограничений жизнедеятельности и здоровья (МКФ) и проверить ее на практике. МКФ выступает теоретическим основанием реабилитационного процесса и описывает ситуацию инвалида, исходя из возможностей функционирования человека (функции и структуры организма), его активности (личностная активность, а различных сферах жизнедеятельности), участия (вовлеченность в социальную жизнь) и окружающих этого человека факторов среды (контекстовые факторы). Определяя, вслед за большинством исследователей, 4 этапа сопровождаемого проживания, авторы подчеркивают, что на практике невозможно рассматривать сопровождаемое проживание как поэтапный процесс, указывая на содержательные компоненты понятия «самостоятельность» применительно к инвалидам с ментальными нарушениями как максимально возможные действия собственными силами в бытовой жизни.

Рассмотрено практическое применение предлагаемой модели сопровождаемого проживания, в котором демонстрируется, как связаны теоретические положения МКФ, домены и их определители, контекстовые факторы и основные ограничения жизнедеятельности инвалида с теми услугами, которые предложены в Стандартах оказания реабилитационных и социальных услуг. Указан также и основной исполнитель реабилитационных мероприятий. Авторы в предлагаемом примере указывают, что соотношение объемов услуг социальной реабилитации и социального обслуживания будет меняться в зависимости от этапа, например, на этапе сопровождаемого проживания реабилитационные и абилитационные услуги должны оказываться в минимальном объеме, а услуги социального обслуживания могут оказываться на постоянной основе, особенно те, которые носят замещающий характер, то есть те виды деятельности (домашней работы), которые не сможет выполнить инвалид в силу своих ограничений.

Авторы делают вывод, что рассматриваемая модель сопровождаемого проживания с позиции положений МКФ позволяет максимально использовать собственный реабилитационный потенциал инвалида, точно определить объём необходимой помощи для каждого члена группы индивидуально.

Ключевые слова: реабилитационный процесс; сопровождаемое проживание; Международная классификация функционирования, ограничений жизнедеятельности и здоровья (МКФ); инвалидность; ментальные нарушения.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

В последние годы Российская Федерация предпринимает значительные усилия для повышения качества жизни людей с инвалидностью. Ратификация Конвенции ООН о правах инвалидов (2012), принятие федеральных законов, в том числе: Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», Федерального закона от 28.12.2013 № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации», Федерального закона от 01.12.2014 № 419-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов», свидетельствует о намерении государства и общества создавать условия для включения людей с инвалидностью в активную жизнь общества и, в частности, переходить от стационарных форм обслуживания к предоставлению услуг в обычных местах проживания людей (ст. 19 Конвенции [6, c. 16]), к обеспечению занятости доступными видами труда (ст. 27 [Там же. С. 22]).

Зарубежная практика показывает, что отказ от системы тотальной изоляции инвалида, в том числе имеющего психические нарушения, оказался достаточно результативным [22]. Например, в Германии еще в 1960-е годы зародилось «Движение за независимое проживание», которое стало популярным в среде молодых инвалидов, недовольных тем, что отстаиванием их интересов занимались не они сами, а родители, объединившиеся в ассоциации по признаку диагноза. Английские специалисты, также занимающиеся вопросами сопровождаемого проживания с 80-х годов ХХ века, доказывая перспективность данного вида социальной услуги, указывают на более высокие, чем у проживающих в квартирах и домах служб социальной реабилитации и интеграции, показатели психопатологической симптоматики и более высокий уровень зависимости у подопечных интернатов и пациентов реабилитационных отделений больниц [25; 26].

В психолого-педагогических исследованиях, проведенных немецкими социологами К. Прайсман [23], A. Риделем и Й. Клаузеном [24], Б.Х. Эльвеном [20] по поводу организации жизни людей с аутизмом отмечено, что, по мнению семей, имеющих детей с расстройством аутистического спектра, их качество жизни при организации специального сопровождения по поддержке собственной идентичности, по усилению самоутверждения и установки на достижение благополучия и счастья, становится выше [24, c. 112]. Как указывает Прайсман, «особо значимым является при этом обращение к таким факторам, как дружба и партнерство в совместной деятельности, поддержка автономии, собственных ожиданий, формирование позитивного отношения к переменам со сбалансированным сохранением определенной стабильности жизненного контекста» [Там же. С. 125].

В ряде зарубежных стран уже выработан системный подход к оценке потребностей инвалидов, нуждающихся в сопровождаемом проживании. Так, канадский проект сопровождаемого проживания включает многофункциональную оценку потребностей человека с ограничениями жизнедеятельности с использованием Колорадского протокола. Применение данной оценки позволяет говорить о том, что только 10% стационарных инвалидов нуждались в нахождении в стационаре, а 60% пациентов нуждались в сопровождаемом проживании [21]. В США использовали опросник St. Louis (оценка навыков жизни в сообществе), определяющий степень приспособленности человека к окружающей бытовой обстановке для оценки возможности жизни инвалида при сопровождаемом проживании [19].

В настоящее время в Великобритании доступны различные виды помощи людям, чей психический статус и/или особенности соматического здоровья ограничивают их возможность самостоятельного проживания. Основными формами поддерживаемого проживания в зависимости от уровня приспосабливаемости клиентов выступают:

• 

отделения для длительного пребывания пациентов (обычно в крупных больницах Национальной службы здравоохранения);

• 

общежитие с высоким и средним уровнем укомплектования штата сотрудников (отделения с круглосуточным обслуживанием больных), которые обеспечиваются по-разному — либо непосредственно через Национальную систему здравоохранения, либо с помощью частного и общественного секторов, департаментов социальных служб местных органов власти;

• 

общежитие с низким уровнем укомплектования штата сотрудников: преимущественно частный и общественный секторы (некоторые создаются департаментами социальных служб местных органов власти);

• 

дома с обслуживающим персоналом: частный и общественный секторы, некоторые департаменты социальных служб местных органов власти;

• 

групповые дома: общественный сектор и некоторые департаменты социальных служб местных органов власти;

• 

жильё для двух человек или группы людей с высоким уровнем зависимости: в основном благотворительные организации и жилищные ассоциации [27, c. 144].

В Российской Федерации на сегодняшний день проблема организации сопровождаемого проживания для людей с ограниченными возможностями жизнедеятельности, имеющих ментальные нарушения, пока не решена и актуальна. Как указывают Т.В. Фурляева и Е.А. Фурляев, «до недавних пор в нашей стране было невозможно построить систему сопровождаемого (поддерживающего) проживания вне стен психоневрологических интернатов» [17, c. 69]. В настоящее время разрабатывается концепция реформирования психоневрологических интернатов и совершенствования условий жизнедеятельности граждан с психическими расстройствами. Итогом реализации данной концепции становятся различные модели сопровождаемого проживания [4; 12; 15; 16; 18]. Все предлагаемые модели направлены на создание специфической среды для нормализации жизни инвалидов с нарушениями интеллекта, что способствует реализации прав и законных интересов, социальной интеграции, активному включению в самообслуживание и удовлетворению основных жизненных потребностей этих граждан, а также развитию форм жизнеустройства инвалидов с такими условиями жизни, которые приближены к международным требованиям, и позволяют им вести доступный самостоятельный и независимый образ жизни при необходимой посторонней помощи. Существующая традиционная модель жизнеустройства инвалидов с нарушениями интеллекта не дает полноценной возможности для реализации их прав и законных интересов и изолирует инвалида от общества. На смену данной модели приходит семейно-центрированная модель жизнеустройства инвалидов, составной частью которой и выступает сопровождаемое проживание.

Согласно Приказу Минтруда России от 14.12.2017 № 847 «Об утверждении методических рекомендаций по организации различных технологий сопровождаемого проживания инвалидов, в том числе такой технологии, как сопровождаемое совместное проживание малых групп инвалидов в отдельных жилых помещениях», под сопровождаемым проживанием инвалидов понимается «стационарозамещающая технология социального обслуживания, предусматривающая возможность предоставления инвалидам социальных услуг, а также услуг по реабилитации и абилитации, образовательных услуг и проведения мероприятий по социальному сопровождению инвалидов (содействие в предоставлении медицинской, психологической, педагогической, юридической, социальной помощи, не относящейся к социальным услугам) в целях компенсации (устранения) обстоятельств, которые ухудшают или могут ухудшить условия жизнедеятельности, и сохранения пребывания в привычной, благоприятной среде, выработки навыков, обеспечивающих максимально возможную самостоятельность в реализации основных жизненных потребностей (организация быта, досуга, общения и социальных связей), и, как следствие, адаптации к самостоятельной жизни» [13].

Любая теоретическая модель социальных процессов должна учитывать как специфику изучаемого процесса (в нашем случае — организацию сопровождаемого проживания), так и специфику той общности, которая, как предполагается, участвует в процессе (т.е. как систему взаимоотношений клиентов между собой, так и особенности взаимоотношений клиентов со специалистами). Моделирование как социологический метод позволяет формировать комплексное представление об изучаемом предмете. Следовательно, теоретическая модель сопровождаемого проживания должна включать организационный компонент и компонент взаимоотношений.

Организация стационарозамещающих форм жизнеустройства, в том числе технология сопровождаемого проживания, применяется в основном для инвалидов в возрасте старше 18 лет, имеющих интеллектуальные нарушения, тяжелые множественные нарушения развития (включая нарушения интеллекта в сочетании с нарушениями поведения, опорно-двигательных, сенсорных и других функций, расстройство аутистического спектра). Такую группу инвалидов в последнее время принято объединять под единым термином «ментальная инвалидность», в которую могут входить:

выпускники детских домов-интернатов системы социальной защиты;

молодые люди с инвалидностью, проживающие в психоневрологических интернатах;

инвалиды, достигшие 18-летнего возраста, воспитывающиеся в семьях, но испытывающие затруднения в самообслуживании и социальной адаптации.

Инвалиды, составляющие целевую группу, могут иметь различные ограничения жизнедеятельности с различной степенью выраженности, но все они испытывают общие трудности, которые заключаются в неспособности осуществлять межличностное взаимодействие с незнакомыми людьми, вступать в неформальные социальные отношения, так как привыкли жить в замкнутом изолированном сообществе (семья или стационарное учреждение). Обычно такие инвалиды функционируют по нормам и правилам, принятым только в привычной для них социальной среде, имеют потребительские установки, не способны самостоятельно организовать бытовую жизнь, испытывают значительные затруднения при самообслуживании и соблюдении санитарно-гигиенических норм.

Статья 19 «Самостоятельный образ жизни и вовлеченность в местное сообщество» Конвенции ООН о правах инвалидов гласит: «Государства-участники настоящей Конвенции признают равное право всех инвалидов жить в обычных местах проживания, при равных с другими людьми вариантах выбора, и принимают эффективные и надлежащие меры для того, чтобы содействовать полной реализации инвалидами этого права и их полному включению и вовлечению в местное сообщество, в том числе обеспечивая, чтобы:

a)

инвалиды имели возможность выбирать наравне с другими людьми свое место жительства и то, где и с кем проживать, и не были обязаны проживать в каких-то определенных жилищных условиях;

b)

инвалиды имели доступ к разного рода оказываемым на дому, по месту жительства и иным вспомогательным услугам на базе местного сообщества, включая персональную помощь, необходимую для поддержки жизни в местном сообществе и включения в него, а также для недопущения изоляции или сегрегации от местного сообщества;

c)

услуги и объекты коллективного пользования, предназначенные для населения в целом, были в равной степени доступны для инвалидов и отвечали их нуждам» [6].

Следовательно, цели сопровождаемого проживания инвалидов, отвечая международным нормам, должны способствовать исполнению положений Конвенции. То есть любой гражданин, независимо от тяжести ограничения функций организма, от нуждаемости в посторонней помощи имеет право жить в месте и в условиях, аналогичных тем, в которых живет основная часть населения.

Цель сопровождаемого проживания — компенсация (устранение) обстоятельств, которые ухудшают или могут ухудшить условия жизнедеятельности инвалида и сохранение пребывания в привычной, благоприятной для него среде, выработка навыков, обеспечивающих максимально возможную самостоятельность в реализации основных жизненных потребностей (организация быта, досуга, общения и социальных связей), что способствует адаптации к самостоятельной жизни.

Результатом организации сопровождаемого проживания должно стать самостоятельное проживание (продолжение проживания) инвалида в домашних условиях с предоставлением необходимых ему социальных услуг [13].

Сопровождаемое проживание строится на основе следующих принципов:

приоритета уважения человеческого достоинства и прав личности;

добровольности;

ориентации на нормализацию жизни человека с инвалидностью;

комплексного подхода при оказании услуг и командной работы сопровождающих и специалистов;

индивидуального подхода (объем предоставляемой помощи должен быть соразмерен реальной потребности в ней);

ориентации на развитие самостоятельности инвалида;

развития партнёрских взаимоотношений между специалистами и клиентами;

проживания малыми группами или индивидуально;

межведомственного подхода: специалисты привлекаются по мере необходимости через сетевое взаимодействие организаций, оказывающих реабилитационные и абилитационные услуги.

С учетом индивидуальных особенностей, потребностей и ведущего ограничения жизнедеятельности инвалида может устанавливаться следующая периодичность оказания услуг сопровождаемого проживания:

постоянное сопровождение — для инвалидов с тяжелыми множественными нарушениями, ежедневно нуждающихся в постоянном присмотре, помощи и уходе, с длительностью предоставления услуг свыше 8 и до 24 часов в сутки. Для данной категории лиц должны быть предусмотрены особые надлежащие санитарно-гигиенические условия и социальные услуги с обеспечением необходимыми техническими приспособлениями для возможности максимальной автономности инвалида и осуществления ухода персоналом;

регулярное сопровождение — для инвалидов, которые могут частично обслуживать себя, взаимодействовать и ориентироваться в ближайшем окружении, но каждый день нуждаются в регулярной помощи, в частых напоминаниях, иногда в замещающем выполнении определённого вида работ по хозяйству, с длительностью предоставления услуг от 4 до 8 часов в сутки. При такой организации сопровождаемого проживания большинство работ по дому выполняются самим инвалидом (совершение покупок, приготовление пищи, уход за одеждой, уборка комнаты и др.) при дозированной поддержке специалистов. Параллельно идет индивидуальная и групповая работа специалистов с целью выработки (закрепления) стереотипов социального поведения, навыков самообслуживания и самостоятельной жизни. В данном случае от специалистов требуется обеспечение надлежащими санитарно-гигиеническими условиями, предоставление реабилитационных и абилитационых, социальных услуг; создание безбарьерной среды и обеспечение необходимыми техническими приспособлениями;

периодическое сопровождение — для инвалидов, которые несколько раз в неделю нуждаются в напоминании, содействии или помощи сопровождающих при исполнении действий для решения отдельных задач, организации своей жизни, с длительностью предоставления услуг от 4 до 12 часов в неделю. Как правило, данная категория инвалидов относится к лицам с легкой степенью умственных ограничений. В данном случае возможна со стороны специалистов индивидуальная и групповая работа с целью формирования (закрепления) стереотипов социального поведения, навыков самообслуживании. При такой поддержке получатели услуг устраивают свою жизнь фактически самостоятельно и заботятся о своем быте при дозированной поддержке специалистов. Для каждого человека составляется индивидуальный план на неделю, в соответствии с которым социальный работник или другой специалист посещает клиента на дому и помогает ему контролировать состояние собственного здоровья, решать хозяйственные вопросы, оплачивать счета и др.

Предлагаемая модель требует уточнения для проверки соответствия теории и эмпирических данных. Согласимся с коллегами из Санкт-Петербурга, которые пишут, что «в общем поле методологического пространства социальных наук модель как форма представления научного знания играет роль переходного звена от сугубо теоретического представления материала к относительно свободным прикладным формам» [2, c. 261], что позволяет исследователю показать, как теоретические положения преобразуются в практических рекомендациях. При расхождении прогнозируемого и реального результата можно получить величину ошибочности теоретической модели. Однако стоит отметить, что, если планируемые и полученные результаты расходятся, это, как указывает Б. Мангейм, «вовсе не слабость, а наоборот, достоинство моделирования, ибо допущения и прогнозы модели оказываются достаточно точными, чтобы их можно было проверить, а также узнать, в каком месте была допущена ошибка» [8, c. 17]. Таким образом, применение метода моделирования, основанного на единстве теории и практики, позволяет получать значительные результаты, которые сложно получить с помощью количественного анализа.

При организации сопровождаемого проживания большинством авторов [4; 5; 9; 10] выделяется 4 основных этапа:

✓подготовительный;

✓учебно-тренировочный;

✓сопровождаемое проживание;

✓самостоятельное проживание при участии социальных служб.

Опыт практического внедрения технологии сопровождаемого проживания говорит о том, что предлагаемую модель нельзя рассматривать как поэтапный процесс поступательного движения от подготовительного этапа к самостоятельному проживанию, так как инвалиды, составляющие эту группу, в основном скорее не способны вести самостоятельный образ жизни. Понятие «самостоятельный» в данном контексте означает «совершаемый собственными силами, без посторонних влияний, без чужой помощи» [14, c. 111]. Когда речь идет о людях, имеющих статус «инвалид», при определении которого основными критериями выступают ограничения к «нормальной» жизнедеятельности, имеющие стойкий, часто и необратимый характер (при установлении инвалидности пожизненно), достижение максимально возможной для конкретного инвалида независимости в бытовой жизни и при поддержке других лиц, уже является хорошим результатом.

В соответствии с методическими рекомендациями, утвержденными Приказом Минтруда от 14.12.2017 № 847, критерием для определения нуждаемости в сопровождаемом проживании инвалидов предлагается использовать степень выраженности ограничений жизнедеятельности с учетом заключения в индивидуальной программе реабилитации и абилитации инвалида, разработанной в соответствии с приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 13 июня 2017 г. № 486н «Об утверждении Порядка разработки и реализации индивидуальной программы реабилитации и абилитации инвалида, индивидуальной программы реабилитации или абилитации ребенка-инвалида, выдаваемых федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, и их форм» в качестве критерия для определения нуждаемости в сопровождаемом проживании инвалидов выступает степень выраженности ограничений жизнедеятельности, которая обозначена в индивидуальной программе реабилитации и абилитации инвалида (ИПРА). Так, инвалиды, у которых при прохождении медико-социальной экспертизы (МСЭ) определена I степень ограничения жизнедеятельности, могут проживать самостоятельно, также для них возможна организация учебного (тренировочного) сопровождаемого проживания или первоначальное регулярное или периодическое сопровождение в форме поддержки и обучения. Инвалиды, имеющие II степень ограничения, не утратили навыков к самообслуживанию, самостоятельному передвижению, ориентации, общению, обучению и контролю над своим поведением, но могут нуждаться в регулярном сопровождении. Нуждаются в постоянном сопровождении инвалиды, имеющие III степень одного из видов ограничений или II степень одного ограничения и III степень по остальным видам ограничений.

Данный подход требует уточнения, так как является формальным и не учитывает постоянно изменяющихся обстоятельств:

промежутка времени от определения инвалидности до момента необходимости самостоятельного проживания и потребности инвалида участвовать в программе сопровождаемого проживания;

условий реальной окружающей среды инвалида, социального контекста, его индивидуальной способности аккумулировать жизненный опыт, из чего следует, что инвалиды с одинаковой степенью ограничений могут быть по-разному подготовлены к самостоятельному проживанию.

Для более полного описания актуальной ситуации и определения нуждаемости в сопровождаемом проживании целесообразно использовать Международную классификацию функционирования, ограничений жизнедеятельности и здоровья (МКФ) [11]. МКФ, одобренная Всемирной организацией здравоохранения в 2001 г., на сегодняшний день является международным стандартом для описания состояния инвалида и определения целевых показателей реабилитации/абилитации. МКФ обеспечивает единство методических подходов к реабилитации и сопоставимость материалов на международном уровне. Выступая теоретическим основанием реабилитационного процесса, МКФ даёт описание ситуаций, исходя из возможностей функционирования человека и его ограничений, и служит каркасом для систематизации этой информации. Данный документ позволяет наиболее полно оценить и описать актуальное состояние инвалида, так как охватывает все сферы жизни человека (от базисных навыков обучения, использования зрения до более сложных сфер, таких как межличностные взаимодействия или трудовая занятость). Результаты, полученные в ходе обследования, не только уточняют на текущий момент времени возможности к той или иной деятельности в рамках установленного МСЭ ограничения жизнедеятельности, но и являются основанием для разработки индивидуальной (межведомственной) программы сопровождаемого проживания, включающей в себя все направления реабилитации, социальное обслуживание и меры социальной поддержки. МКФ состоит из доменов и контекстовых факторов.

Домены «активность и участие» даны в одном перечне, охватывающем все сферы жизни (от базисных навыков обучения до трудовой занятости). Составляющая в данном случае используется для обозначения активности и участия совместно (для простоты применения не рекомендуется разграничивать «активность» и «участие»). Домены этой составляющей квалифицируются двумя определителями: реализация и потенциальная способность для выявления актуальных способностей к той или иной деятельности, в данном случае предлагаем использовать определитель «реализация» и описание контекстовых факторов. Определитель реализация устанавливает, что делает индивид в условиях реально окружающей его среды. Так как реальная окружающая среда включает социальный контекст, реализация может пониматься как «вовлечение в жизненную ситуацию» или «жизненный опыт» человека в актуальных условиях, в которых он живет. Эти условия включают окружающие факторы: все аспекты физической, социальной среды, мира отношений и установок [Там же].

Контекстовые факторы представляют полную обстановку, в которой живет и существует индивид. Они включают факторы окружающей среды и личностные факторы, которые могут влиять на индивида. Например, инвалид может самостоятельно передвигаться на кресле-коляске при создании условий физической доступности помещений (фактор окружающей среды) или имеет высокую мотивированность на самостоятельное проживание (личностный фактор).

Как указывается в МКФ, у двух индивидов с одинаковыми заболеваниями могут быть различные уровни функционирования, и два индивида с равным уровнем функционирования не обязательно имеют одинаковое изменение здоровья. Таким образом, МКФ ориентирует специалиста определять не только количественные показатели, но и использовать качественные параметры. Как подчеркивает Н.В. Исакова, «в случае сложных динамических систем количественный анализ дает фрагментарное представление о системе, потому допускающее большую степень искажения ее системных свойств… Анализ качественных характеристик объекта и есть формирование адекватного представления о нем» [3, c. 20].

Несмотря на то что в МКФ указано, что методики определения количественных значений нуждаются в разработке, тем не менее МКФ дает общий подход к оценке реализации (уровня функционирования), предлагая единую шкалу измерений. При определении уровня функционирования в пределах домена способности инвалида выполнять задачи и действия могут использоваться как с учетом вспомогательных средств и посторонней помощи, так и без них. В разделе «контекстовые факторы» рекомендуется указывать, выполнено ли действие с помощью помощника или вспомогательного средства.

Единая шкала измерений:

0 — НЕТ проблем (отсутствуют, ничтожные);

1 — ЛЕГКИЕ проблемы (незначительные, слабые);

2 — УМЕРЕННЫЕ проблемы (средние, значимые);

3 — ТЯЖЕЛЫЕ проблемы (высокие, интенсивные);

4 — АБСОЛЮТНЫЕ проблемы (полные).

Рассмотрим, как можно на практике применить предлагаемую модель:

1 шаг: определение уровня функционирования инвалида

 

В домене «Бытовая жизнь», приобретение предметов первой необходимости (d610—d629), при определении уровня функционирования в разделе «Реализация» стоит «4», означающая абсолютные проблемы (полная неспособность индивида к решению данной задачи), что будет являться основанием для определения услуги социального обслуживания (приобретение товаров, оплата ЖКХ и т.д.), однако если при определении потенциальных способностей к выполнению данного вида деятельности, при условии, когда в других доменах (d1 — обучение и применение знаний; d2 — общие задачи и требования) нет абсолютных проблем, назначаются и услуги социальной реабилитации и абилитации, направленные на формирование или восстановление способностей индивида к ведению простых экономических отношений. Такие ситуации типичны, когда инвалид проживал в домашних условиях, и данный вид деятельности осуществляли родители или близкие родственники, потребности в самостоятельном осуществлении простых экономических действий у него не было. В данном случае модель оказания услуг в рамках технологии сопровождаемого проживания будет выглядеть следующим образом:

2 шаг: план оказания услуг в рамках технологии сопровождаемого проживания

 

Соотношение объемов услуг социальной реабилитации и абилитации и социального обслуживания будет меняться в зависимости от этапа, например, на этапе сопровождаемого проживания реабилитационные и абилитационные услуги должны оказываться в минимальном объеме, а услуги социального обслуживания могут оказываться на постоянной основе, особенно те, которые носят замещающий характер, то есть те виды деятельности (домашней работы), которые не сможет выполнить инвалид в силу ОЖД.

Второй этап — учебное (тренировочное) сопровождаемое проживание, целью которого является обучение инвалидов навыкам самостоятельной жизнедеятельности посредством освоения необходимых социальных компетенций, их коррекция, развитие возможностей к самостоятельному удовлетворению основных жизненных потребностей, адаптации к самостоятельной жизни.

Данный этап условно можно разделить на 2 основных направления:

обеспечение условий предоставления социальных, реабилитационных (абилитационных) услуг в форме сопровождаемого проживания (доступная интуитивно-понятная среда, кадры, материально-техническое оснащение и т.д.);

реабилитация (абилитация) инвалидов и социальное обслуживание.

При размещении людей, передвигающихся в инвалидных колясках, должны быть учтены следующие потребности: наличие пандусов и лифта, переходы без порогов, ширина дверных проемов, увеличение размера помещения и соответствующее оборудование для жилых и общих комнат, туалетов, ванных комнат и душевых. Обучение (тренировка) строится, исходя из необходимости в формировании и (или) восстановлении того или иного навыка у инвалида. На данном этапе возможно использование соответствующих программ коррекционной школы по социально-бытовой ориентировке (СБО). Цели команды специалистов на данном этапе заключаются в установлении контакта с группой/клиентом, создании ситуации успеха в группе (мероприятия должны выстраиваться поэтапно с плавно усложняющимися задачами с учетом актуального развития каждого инвалида), обеспечении положительной динамики развития социально-бытовых и коммуникативных навыков клиента. Итоговые занятия (закрепление навыка) рекомендуется проводить в форме организации к подготовке к празднику или другой значимой для группы даты.

Третий этап — сопровождаемое проживание инвалидов, целью которого является оказание необходимой помощи в развитии и поддержке максимально возможной самостоятельности инвалидов в организации их повседневной жизни, в обеспечении условий, направленных на создание им возможностей участия в жизни общества.

Подводя итог, следует обратить внимание, что рассматриваемая модель сопровождаемого проживания с позиции положений МКФ позволяет максимально использовать собственный реабилитационный потенциал инвалида, точно определить объём необходимой помощи для каждого члена группы индивидуально.

 

Литература

1.   Брайс К. Как я… покину отчий дом? // Аутизм и нарушения развития. – 2017. – Т. 15, № 3. – С. 54–57.

2.   Быстрянцев С.Б. Модели в социологии // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. – Серия Социология. – 2009. – № 118. – С. 260–267.

3.   Исакова Н.В. Моделирующие возможности гуманитарного знания: культурно-антропологическая модель жизнедеятельности человека // Фундаментальные проблемы культурологи: в 4-х т. / под ред. Д.Л. Спивак. – СПб.: Алетейя, 2008. – Т. 2: Историческая культурология. – С. 17–31.

4.   Кац Л.И., Сторожук О.Г., Кац Ю.М. Формы сопровождаемого проживания во Владимирской области: юридические аспекты и опыт работы ВООО АРДИ «СВЕТ» по внедрению и развитию сопровождаемого проживания. – Владимир: Транзит-ИКС, 2015. – 204 с.

5.   Клочко Е.Ю. Жизнь без барьеров: о перспективах и изменениях в положении детей с инвалидностью и инвалидов с детства // Психологическая наука и образование. – 2016. – Т. 21, № 1. – C. 94–107.

6.   Конвенция о правах инвалидов. Принята резолюцией 61/106 Генеральной Ассамблеи от 13 декабря 2006 года [Электронный ресурс]. – URL: http://www.un. org/ru/documents/decl_conv/conventions/disability.shtml (дата обращения: 20.02.2019).

7.   Концепция сопровождаемого проживания людей с инвалидностью. – Минск: АртИдея, 2013. – 36 с.

8.   Мангейм Дж.Б., Рич Р.К. Политология. Методы исследования / пер. с англ. – М.: Весь Мир, 1997. – 544 с.

9.   Маркевич А.Н. Актуальные вопросы и формы устройства взрослой жизни людей с ментальными нарушениями, в частности с расстройствами аутистического спектра // Сибирский вестник специального образования. – 2016. – № 1-2 (16-17). – С. 92–97.

10.   Матюхина М.С. Проблема создания жилья для молодых людей с инвалидностью // Современная наука: актуальные проблемы и пути их решения. – 2017. – № 1 (32). – С. 52–57.

11.   Международная классификация функционирования, ограничений жизне-деятельности и здоровья (МКФ) с изменениями и дополнениями по состоянию на 2016 год. – СПб., 2017. – 223 с.

12.   Носков М.А. Квартира социального проживания для инвалидов с ментальными нарушениями здоровья // Вестник ТОГИРРО. – 2016. – № 1 (33). – С. 417–420.

13.   Об утверждении методических рекомендаций по организации различных технологий сопровождаемого проживания инвалидов, в том числе такой технологии, как сопровождаемое совместное проживание малых групп инвалидов в отдельных жилых помещениях. Приказ Минтруда России от 14 декабря 2017 г. № 847.

14.   Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. 100 000 слов, терминов и фразеологических выражений / под общ. ред. Л.И. Скворцова. – 28-е изд., перераб. – М.: Мир и Образование, 2018. – 1376 с.

15.   Романычев И.С. Модель сопровождаемого проживания инвалидов как альтернатива стационарному проживанию // Наука и инновации в XXI веке: актуальные вопросы, открытия и достижения. Сборник статей IV международной научно-практической конференции: в 3 ч. – Пенза, 2017. – Ч. 2. – С. 279–286.

16.   Трифоненкова З.К. Социальные квартиры в системе социализации молодых инвалидов // Социальное обслуживание семей и детей. – 2015. – № 6. – С. 178–185.

17.   Фуряева Т.В., Фуряев Е.А. Сопровождаемое жизнеустройство как механизм преодоления социальной эксклюзии молодых людей с расстройствами аутистического спектра // Научно-педагогическое обозрение. – 2017. – № 4 (18). – С. 66–74.

18.   Царев А.М. Организация сопровождения жизни взрослых людей с тяжелыми и множественными нарушениями. Проблемы и пути их решения // Дефектология. – 2015. – № 4. – С. 31–39.

19.   Allen C.I., Gillespie C.R., Hall J.N. A comparison of practices, attitudes and interactions in two established units for people with a psychiatric disability // Psychological Medicine. – 1989. – Vol. 19, № 2. – P. 459–467.

20.   Elven B.H. Herausforderndes Verhalten vermeiden. Tübingen: Dgvt-Verlag, 2015. – 288 s.

21.   Fitz D., Evenson R.C. Recommending client residence: a comparison of the St. Louis Inventory of Community Living Skills and global assessment // Psychiatric Rehabilitation Journal. – 1999. – Vol. 23, № 2. – Р. 107–112.

22.   Keck J. Responding to consumer housing preferences: the Toledo experience // Psychosocial Rehabilitation Journal. – 1990. – Vol. 13, № 4. – Р. 51–58.

23.   Preißmann Ch. Glück und Lebenszufriedenheit für Menschen mit Autismus. – Stuttgart: Kohlhammer, 2015. – 184 s.

24.   Riedel A., Clausen J.-J. Basiswissen: Autismus-Spektrum-Störungen bei Erwachsenen. – Köln: Psychiatrie Verlag, 2016. – 151 s.

25.   Robson C.E. Assessment of dependency level and community placement for the long-term mentally ill // Psychiatric Bulletin. – 1995. – Vol. 19, № 8. – P. 467–469.

26.   Simpson C.J., Hyde C.E., Farragher E.B. The chronically mentally ill in community facilities: a study of quality of life // The British Journal of Psychiatry. – 1989. – Vol. 154, № 1. – P. 77–82.

27.   The mental health residential care study: classification of facilities and descriptions of residents / P. Lelliott, B. Audini, M. Knapp [et al.] // The British Journal of Psychiatry. – 1996. – Vol. 169, № 2. – P. 139–147.

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:616-036.868

Шестакова Е.В., Рогачева Т.В. Модель сопровождаемого проживания с позиции положений Международной классификации функционирования, ограничений жизнедеятельности и здоровья (МКФ) // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2019. – T. 11, № 3(56) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2019 год

2018 год

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год