Богданов А.А.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Отчет
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Психологические критерии отбора врачей для работы на крупных спортивных мероприятиях

Ковшова О.С. (Самара, Россия)

 

 

Ковшова Ольга Степановна

Ковшова Ольга Степановна

доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой медицинской психологии и психотерапии; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Самарский госу-дарственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, ул. Гагарина, 16, Самара, 443079, Россия.
Тел.:8 (846) 260-78-29.

E-mail: Ol1955ga@yandex.ru

 

Аннотация

В статье рассматриваются психологические критерии, особенности психической саморегуляции и социальной адаптации врачей для работы на чемпионате мира по футболу в г. Самара в 2018 году (ЧМ—2018).

Проведено психологическое исследование 60 врачей для отбора на работу при проведении ЧМ—2018. В работе были использованы психологические методы исследования, такие как метод рисуночных ассоциаций С. Розенцвейга в модификации Н.В. Тарабриной, СМОЛ, метод диагностики поведения в конфликте по Томасу.

Выявлены значимые психологические критерии психосоциальной адаптации личности врача в ситуации фрустрации на основе корреля-ционного анализа стилей межличностного взаимодействия. Определены достоверно значимые психологические критерии профессионального отбора на основе устойчивости поведения в стрессовой ситуации, такой как ЧМ—2018. Выделенные психологические критерии позволяют организовать эффективное решение профессиональных задач в зависимости от типа эмоционального реагирования, фрустрационной толерантности и адаптивного поведения в конфликте. Психологическая подготовка к ЧМ—2018 была направлена на повышение адаптационных возможностей личности врача и приобретение когнитивно-поведенческих навыков сотрудничества в работе и повышение личностной готовности к профессиональной деятельности в экстремальных ситуациях.

Ключевые слова: психологические критерии психосоциальной адаптации врачей; тип и направление эмоционального реагирования в ситуации фрустрации; фрустрационная толерантность; групповая адаптация; типы поведения в конфликтной ситуации; индивидуально-психологические характеристики личности врача; психологическая коррекция; когнитивно-поведенческий тренинг.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

Анализ международного опыта подготовки медицинских кадров для проведения Олимпийских игр и других крупных спортивных мероприятий показывает, что специалист данного профиля должен быть психологически устойчивым, теоретически и практически подготовленным. Психологическая подготовленность медицинского работника позволяет организовать эффективное решение профессиональных задач в различных, даже экстремальных условиях [1; 2; 4; 5].

Медицина — это сложная сфера деятельности человека, где пациенты ждут от медицинского персонала сочувствия, заботливости, эмпатийного восприятия [3; 6; 7; 8]. Профессионально важные качества врача, по Л.А. Лещинскому (1987): профессиональная увлеченность, гуманное отношение к человеку, высокое чувство долга, способность к состраданию, доброта и любовь к людям; умение вызывать доверие у пациентов, готовность облегчить страдания, выдержка, терпимость по отношению к пациентам, коммуникативность, ответственность за результаты лечения, желание самосовершенствоваться в профессии, самокритика, устойчивая эмоцио-нальная сфера, опрятность, высокая психологическая культура, деликатность и тактичность по отношению к больным, оптимизм.

Цель — определить психологические критерии, особенности психической саморегуляции и социальной адаптации медицинского персонала для работы на крупных спортивных мероприятиях.

Задачи:

– 

изучить индивидуально-психологические характеристики личности врача;

– 

выявить тип и направление эмоционального реагирования в ситуации фрустрации, фрустрационную толерантность и групповую адаптацию;

– 

определить тип поведения в конфликтной ситуации в зависимости от типа эмоционального реагирования;

– 

установить адаптационные и коммуникативные особенности личности и стиль межличностного взаимодействия;

– 

провести корреляционный анализ стиля межличностного взаимодействия и выявить значимые психологические факторы психосоциальной адаптации личности;

– 

разработать и провести тренинг коммуникативных навыков, направленный на повышение адаптационных и приобретение когнитивно-поведенческих навыков сотрудничества в работе.

Выборка исследования

Исследование проводилось на базе Центра ЧМ — 2018 при Областной клинической больнице им. В.Д. Середавина (главный врач ЧМ — 2018 — д.м.н., профессор А.С. Бенян).

Обследовано 60 врачей, которые дали согласие принимать участие в работе медицинских бригад, обслуживающих крупное спортивное мероприятие ЧМ — 2018 (г. Самара). Профессиональный отбор врачей проводился с учетом наличия требуемых профессиональных навыков врачебной деятельности (диплом врача — хирурга, реаниматолога, терапевта) и их активного желания и мотивации на работу на спортивных мероприятиях.

Средний возраст — 27,0 лет. Из клинической беседы и при работе с медицинскими работниками было выяснено, что все врачи не состоят на Д-учете с каким-либо заболеванием, не предъявляют жалобы, чувствуют себя удовлетворительно.

 

Таблица 1

 

Анализ семейного положения показал, что семью имеют 80% пациентов и 20% проживают одни, но имеют близких родственников.

Методы исследования

Клиническая беседа и наблюдение; СМОЛ (сокращенный многофакторный опросник для исследования личности), разработанный В.П. Зайцевым (1981); метод рисуночных ассоциаций С. Розенцвейга (1944) в модификации Н.В. Тарабриной (1973); опросник «Стиль поведения в конфликте», разработанный К. Томасом, в адаптации Н.В. Гришиной; статистический анализ данных.

Полученные результаты

Определены типы эмоционального реагирования, поведения и направленности эмоциональной реакции в ситуации фрустрации.

В «самозащитном экстрапунитивном» типе эмоционального реагирования (ED>NP>OD) 1, встречающемся у большинства представителей (70%) группы обследованных, в ситуации фрустрации получены следующие результаты (табл. 2).

 

Таблица 2

«Самозащитный экстрапунитивный» тип эмоционального реагирования
у врачей 1 подгруппы (ED>NP>OD)

 

В ситуации фрустрации наблюдается повышение удельного веса реакций эгозащитного характера (ED>NP>OD) в форме порицания партнеров по ситуации (Е), направленных на окружающих, — это наиболее часто встречаемый тип реагирования по С. Розенцвейгу (1944) и по Н.В. Тарабриной (1973).

Анализируя 2-й образец типа реакции на фрустрацию, видим преобладание эгозащитных реакций ED (43,7%) > NP (33,3%) > OD (22,9%).

В ситуации фрустрации повышается удельный вес экстрапунитивных реакций Е (43,7%) > М (31,3%) > I (25,0%) в форме агрессии вовне, открытого порицания или обвинений в сторону партнера по ситуации (Е) и повышения ∑М (31,3%) по сравнению со стандартом по Н.В. Тарабриной — ∑М (23—26%), в форме «…оправдания партнеров по ситуации» (M>m>M'), что может говорить о снижении фрустрационной толерантности или стрессоустойчивости у врачей 1-й подгруппы.

Относительная частота трех наиболее часто встречающихся факторов в 3-м образце — [E>М>m], в ситуации фрустрации представители данного поведенческого паттерна открыто порицают и обвиняют партнера по ситуации либо оправдывают партнеров по ситуации и в завершении выражают надежду на благоприятный исход, отрицая значимость конфликтной ситуации (m). Показатель безобвинительных реакций (∑М + I) = 33,4% повышен, что говорит о переработке агрессии, отрицании значимости конфликтной ситуации (m).

Уровень социальной адаптации достоверно выше, чем при других поведенческих паттернах реагирования (GCR = 43,5%), достоверно значимых различий со стандартом по Н.В. Тарабриной (1973) не имеет.

Баланс агрессивности в норме (∑E/∑M = 1,52); степень агрессивности, направленной вовне (∑E/∑I = 1,95; р≤0,05) достоверно выше, чем в других подгруппах эмоционального реагирования; уровень переработки агрессии также достоверно выше (Е/е = 2,03; р≤0,05); степень самостоятельности в разрешении конфликтов и/или удовлетворении ситуативных потребностей соответствует норме — i/e = 0,75 — и не имеет достоверных различий по подгруппам. Полученные показатели подтверждены статистически (табл. 5).

В «необходимо-упорствующем экстрапунитивном» типе эмоционального реаги-рования (NP>ED>OD), встречающемся у 15% врачей в нашем наблюдении, в ситуации фрустрации получены достоверные отличия в подгруппах (табл. 5), а характеристика показателей 2-й подгруппы представлена в таблице 3.

 

Таблица 3

«Необходимо-упорствующий экстрапунитивный» тип эмоционального реагирования
у врачей 2 подгруппы (NP>ED>OD)

 

В данном типе эмоционального реагирования (NP>ED>OD), встречающемся в 15% выборки врачей, — представители 2-й подгруппы, которые в ситуации фрустрации демонстрируют повышение удельного веса реакций эгозащитного характера экстрапунитивного направления E (45,8%) > I (29,1%) > M (25,1%) за счет NP (54,1%) > ED (29,1%) > OD (16,8%) необходимо-упорствующего реагирования и высоких значений «е» (e = 7,0), что может говорить о «…принятии на себя ответственности за удовлетворение ситуативно возникающей потребности», порицании партнеров по ситуации. Удельный вес экстрапунитивных реакций (∑E = 45,8) соответствует стандартам эмоционального реагирования по Н.В. Тарабриной (46—52%), хотя суммарное повышение экстрапунитивных реакций (∑E) идет за счет повышения «е» — принятия на себя ответственности за удовлетворение ситуативно возникающей потребности.

Представители врачей 2-й подгруппы (NP>ED>OD) в третьем образце [e>i=m] при относительной частоте трех наиболее часто встречающихся факторов в ситуации фрустрации «принимают на себя ответственность за удовлетворение ситуативно возникающей потребности» (е = 7,0; p≤0,05) или «за разрешение конфликтной ситуации» (i = 3,0; p≤0,05), а в завершении «выражают надежду на благоприятный исход» и «отрицают значимость конфликтной ситуации» (m = 3,0; p≤0,05).

При данном типе эмоционального реагирования уровень социальной групповой адаптации достоверно ниже, чем при самозащитном, экстрапунитивном типе эмоционального реагирования (GCR = 41,5,11; p≤0,05).

Баланс агрессивности (∑E/∑M = 1,20,73) и степень агрессивности, направленной вовне (∑E/∑I = 1,50,51), не имеют достоверных различий с 1-й подгруппой врачей (p≥0,1); уровень переработки агрессии достоверно ниже, чем при «самозащитном» типе поведения нормы (Е/е = 0,80,32; p≤0,05). Выявлена высокая самостоятельность в разрешении конфликтов (i/e = 0,60,12; p≥0,1), и показатель безобвинительных реакций (∑М + I) = 54,1% повышен в 1,8 раза за счет высоких значений «е», что говорит об избегании агрессии, разрешении конфликтной ситуации (i = 3,0; p≤0,05), отрицании значимости конфликтной ситуации (m = 3,0; p≤0,05).

3-я подгруппа сравнения представлена «интрапунитивным препятственно-доминантным» типом эмоционального реагирования и встречалась у 10% обследо-ванных в выборке.

 

Таблица 4

«Интрапунитивный препятственно-доминантный» тип и направления эмоционального реагирования у медицинских работников 3 подгруппы
(OD>ED>NP)

 

В 3-й подгруппе эмоционального реагирования — «интрапунитивном препятственно-доминантном» типе — в ситуации фрустрации наблюдается повышение удельного веса реакций интрапунитивных (I>E>М), препятственно-доминантного характера (OD>ED>NP) (табл. 4).

В ситуации фрустрации наблюдается повышение удельного веса реакций препятственно-доминантного характера (OD>ED>NP) в форме «явного наличия фрустрации» (Е' = 4,1,0; p>0,05) или «данного затруднения как блага или заслуженного наказания» (I' = 4,2,0; p>0,05).

В ситуации фрустрации удельный вес экстрапунитивных реакций (∑E = 33,3) ниже значений стандартов эмоционального реагирования по Н.В. Тарабриной (46—52%), достоверно преобладают импунитивные реакции (∑М = 29,2%) — «с высокой требовательностью к партнерам по ситуации», или «в форме оправдания», (М) или «принятия на себя ответственности» (i). Суммарное повышение (∑I = 37,5%) идет c высокой своей ответственностью за ситуацию фрустрации (i = 3,0; p>0,05). Уровень социальной адаптации достоверно ниже, чем при самозащитном экстрапунитивном типе эмоционального реагирования (GCR = 40%; p≤0,05).

 

Таблица 5

Показатели «Эго-блокинговых» факторов эмоционального реагирования у врачей (M ± m)

Примечание: * — достоверность различий при р≤0,05.

 

В 3-й подгруппе баланс агрессивности в норме (∑E/∑M = 1,14); степень агрессивности, направленной вовне, — в норме (∑E/∑I = 1,95); уровень переработки агрессии — в пределах нормы (Е/е = 1,5); степень самостоятельности в разрешении конфликтов и/или удовлетворении ситуативных потребностей соответствует норме — i/e = 1,0; показатель безобвинительных реакций (∑М + I) = 29,2% выше стандарта по Н.В. Тарабриной (23—26%).

Рассмотрим более подробно индивидуально-психологические характеристики личности врачей в зависимости от типа поведения в ситуации фрустрации и в сочетании их реагирования в конфликтной ситуации. Профиль личности врачей в 1-й группе сравнения с экстрапунитивным, самозащитным типом поведения в ситуации фрустрации показывает, что 1-я шкала имеет низкие показатели — 50 Т, что отражает свободу поведения и отсутствие сверхконтроля, повышенной ориентации на нормативность и свидетельствует о хорошей психической адаптации.

 

Рисунок 1. Индивидуально-психологические характеристики врачей.

 

2-я шкала — пессимистичности — и 3-я — эмоциональной лабильности — имеют низкие показатели. 4-я шкала — шкала импульсивности, отражающая стенический тип реагирования в пределах повышения до 70 Т. 6-я шкала — ригидности — в норме отражает склонность к педантизму, соперничеству. Относится, так же как и 4-я шкала, к стеническому типу реагирования. 9-я шкала выявляет уровень оптимистичности и отражает стенический тип — жизнелюбивые тенденции и общую активность.

В целом лица «самозащитного экстрапунитивного» типа эмоционального реагирования имеют высокую психическую адаптацию, относятся к стеническому типу, индивидуальны, жизнелюбивы, имеют нестандартное мышление и независимость суждений, в сочетании с выбором поведения в конфликтной ситуации «компромисс».

Исследование индивидуально-психологических характеристик личности врачей с «необходимо-упорствующим экстрапунитивным» типом поведения в ситуации фрустрации показало следующие результаты.

1-я шкала. Низкие показатели — 50 Т — отражают отсутствие зажатости, сверхконтроля, но 2-я шкала — пессимистичности — и 3-я — эмоциональной лабильности — имеют низкие показатели. 4-я шкала — шкала импульсивности, отражающая стенический тип реагирования в пределах повышения до 70 Т.

6-я шкала — ригидности — в норме отражает склонность к педантизму, соперничеству. Относится, так же как и 4-я шкала, к стеническому типу реагирования, что свидетельствует о хорошей психической адаптации.

В целом лица «необходимо-упорствующего экстрапунитивного» типа эмоционального реагирования имеют высокую психическую адаптацию, относятся к стеническому типу, индивидуальны, более оптимистичны, также имеют нестандартное мышление и независимость суждений в сочетании с выбором поведения в конфликтной ситуации — в равных отношениях «приспособление» и «компромисс».

Профиль личности врачей в 3-й группе сравнения с «интрапунитивным препятственно-доминантным» типом поведения в ситуации фрустрации показывает, что 1-я шкала также имеет низкие показатели — 50 Т, что отражает отсутствие зажатости, сверхконтроля, повышенной ориентации на нормативность и свидетельствует о хорошей психической адаптации.

2-я шкала — пессимистичности — и 3-я — эмоциональной лабильности — имеют низкие показатели. 4-я шкала — шкала импульсивности, отражающая стенический тип реагирования в пределах повышения до 70 Т. 6-я шкала — ригидности — в норме отражает склонность к педантизму, соперничеству. Относится, так же как и 4-я шкала, к стеническому типу реагирования. 9-я шкала выявляет уровень оптимистичности и отражает стенический тип — жизнелюбивые тенденции и общую активность.

В целом лица «интрапунитивного препятственно-доминантного» типа эмоцио-нального реагирования относятся к стеническому типу с хорошей психической адаптацией, в сочетании с выбором поведения в конфликтной ситуации «компромисс».

Тип поведения врача в конфликтных ситуациях основополагается на двухмерную модель регулирования конфликтов, основными измерениями в которой являются кооперация, связанная с вниманием человека к интересам других людей, вовлеченных в конфликт, и напористость, для которой характерен акцент на защите собственных интересов.

Стратегию «сотрудничество» имеют большее количество врачей в самой многочисленной 1-й группе — самозащитного типа поведения в ситуации фрустрации, когда участники ситуации приходят к альтернативе, полностью удовлетворяющей интересы обеих сторон.

 

Рисунок 2. Тип поведения врача в конфликтных ситуациях.

 

Компромисс стоит на втором месте после сотрудничества, и это наиболее часто используемая стратегия в конфликте во всех 3-х группах эмоционального реагирования в ситуации фрустрации как соглашение между участниками конфликта, достигнутое путем взаимных уступок.

Соперничество не выражено в обследуемых группах, что представляет наименее эффективный способ поведения в конфликтах, выражается в стремлении добиться удовлетворения своих интересов в ущерб другому и не используется врачами в конфликтной ситуации.

Приспособление также имеет низкие значения, что означает, в противоположность соперничеству, принесение в жертву собственных интересов ради другого, и этого варианта поведения в конфликте у врачей в обследуемых группах нет.

Избегание — используемая стратегия поведения в конфликтной ситуации у врачей «необходимо-упорствующего экстрапунитивного» типа поведения во 2-й обследуемой группе врачей.

Таким образом, наиболее часто используемая стратегия в конфликте — это сотрудничество, когда обе стороны оказываются в выигрыше, что характерно для наиболее адаптивной «самозащитной экстрапунитивной» группы врачей; при компромиссе, менее используемой стратегии, или один из участников оказывается в выигрыше, а другой проигрывает, или оба проигрывают, так как идут на компромиссные уступки; избегание — стратегия поведения в конфликте, характерная для врачей «необходимо-упорствующего экстрапунитивного» типа, которая не может давать положительный прогноз поведения в конфликтной ситуации.

Проведен корреляционный анализ психологических характеристик личности в группах сравнения. У лиц с преобладанием сверхконтроля в личностном профиле (1-я шкала) имеется отрицательная корреляционная зависимость (r = -0,1) с импунитивным реагированием (m), с отрицанием надежды на благоприятное разрешение фрустрации со временем, что означает, чем меньше сверхконтроль, тем больше надежды на благоприятное разрешение фрустрации со временем.

У лиц с высокой эмоциональной лабильностью в личностном профиле (2-я шкала) имеется отрицательная корреляционная зависимость (r = -0,08) с суммарным показателем интрапунитивных реакций (∑I), что возможно связать с повышенной склонностью к аутоагрессии и механизмом защиты «ретрорефлексия», что говорит: чем выше тревога, тем меньше аутоагрессия.

У лиц с преобладанием эмоциональной лабильности в личностном профиле (3-я шкала) имеется высокая отрицательная корреляционная зависимость (r = -0,45) с импунитивным реагированием (M) в форме отрицания значимости конфликта и отказа от агрессии, что подразумевает импунитивное эмоциональное реагирование у лиц с низкой эмоциональной лабильностью.

Исследование индивидуально-психологических характеристик личности врачей не выявило достоверных различий в профиле личности в зависимости от типа эмоционального реагирования в ситуации фрустрации. Профили личности врачей представлены на рисунке 3.

У лиц с преобладанием индивидуалистичности — с оригинальностью суждений, остроумием, широтой интересов в личностном профиле (8-я шкала) имеется высокая отрицательная корреляционная зависимость (r = -0,65) с фиксацией на препятствии в ситуации фрустрации (OD-реакции) в форме отрицания значимости конфликта, снижение фрустрационной толерантности, когда препятственно-доминантное эмоцио-нальное реагирование влияет на проявление «индивидуальности» в личностном профиле врача; имеется высокая отрицательная корреляционная зависимость (r = -0,55) с поведением в конфликте «приспособление», что говорит об обратной зависимости приспособления от проявлений индивидуальности у врача — широты интересов и оригинальности суждений.

Рисунок 3. Исследование индивидуально-психологических характеристик
личности врачей.

 

Компромисс по степени адаптации стоит на втором месте после сотрудничества, и это наиболее часто используемая стратегия в конфликте во всех 3 группах эмоционального реагирования в ситуации фрустрации, которая имеет высокую корреляцию с типом и направлением эмоционального реагирования: обратная корреляция с состоянием затруднения во фрустрации (Е’, r = -0,62) и импунитивным реагированием (∑М, r = -0,48) в форме благоприятного разрешения конфликта со временем (m).

Прямая корреляционная зависимость выявлена с самообвинением (I’, r = 0,45) и с фиксацией на препятствии (OD, r = 0,52).

Избегание — неадаптивная стратегия поведения в конфликте, более характерная для врачей 2-й группы необходимо-упорствующего типа эмоционального реагирования, имеет высокую корреляцию с типом и направлением эмоционального реагирования: обратная корреляция с реакциями на удовлетворение потребности (NP, r = -0,62), с фиксацией на препятствии (OD, r = 0,1) и перекладыванием ответственности на другого (e, r = -0,84). Прямая корреляционная зависимость выявлена с самозащитным реагированием (ED, r = 0,45), экстрапунитивным (E, r = 0,65; E⁄e, r = 0,60) и преобладанием в профиле личности индивидуалистичности. Корреляционный анализ достоверно значимых факторов дезадаптивного поведения позволил выявить достоверно значимые критерии по степени их значимости в ситуации фрустрации и в конфликте у врачей (таблица 6).

Из числа врачей, проходивших психологическое обследование (рисунок 4), не пригодны к работе на крупных спортивных мероприятиях 3 человека (5% от общего числа врачей). 12 человек условно годны к работе после проведения тренинга.

Первый критерий — преобладание стратегии поведения в конфликте «избегание» (1 балл). Второй критерий — сниженное проявление индивидуалис-тичности (1 балл).

Третий критерий — низкие значения GCR (1 балл). Критерии психологического отбора врачей по суммарному коэффиценту — ∑К = к1 + к2 + к3.

 

Таблица 6

Критерии психологического отбора врачей по коэффиценту психологической устойчивости к стрессу (∑К)

 

 

Рисунок 4. Психологические критерии отбора врачей для работы на крупных спортивных мероприятиях (p<0,05).

 

Результаты психологического отбора врачей:

К=3 балла — не пригоден к работе.

К=2 балла — условно годен, нуждается в психологической коррекции поведения в стрессе.

К≤1 балл — годен к работе на крупных спортивных мероприятиях.

Таким образом, в результате проведенного исследования установлено, что 74% врачей психологически и эмоционально устойчивы и подготовлены, 21% врачей условно годны и нуждаются в психологической помощи и 5% практически не подготовлены для проведения крупных спортивных мероприятий.

 

С целью стабилизации эмоционального состояния и обучения навыкам адаптивного эмоционального реагирования проведена психокоррекционная программа для врачей «Мир внутри и вокруг нас», направленная на повышение адаптационных возможностей личности врача и приобретение когнитивно-поведенческих навыков сотрудничества в работе.

Единой методологической основой при составлении психокоррекционной программы являлось гуманистическое отношение к участникам группы с полным принятием и уважением их свободы, с созданием благоприятного психологического микроклимата, с поощрением открытости в выражении эмоций.

Дифференцированный подход в работе в подгруппах проводился с учетом мишеней психологической коррекции.

I-психокоррекционная группа (врачи с интрапунитивным препятственно-доминантным эмоциональным реагированием — 3-я подгруппа из обследованных врачей).

Мишени психологической коррекции:

1) повышение самооценки и уверенности в себе;

2) самосознание неадаптивного поведения;

3) научение выражению и отреагированию эмоций.

II группа (врачи с экстрапунитивным типом эмоционального реагирования 1—2-й подгупп обследованных врачей).

Мишени психологической коррекции:

1) самосознание поведения в конфликтных ситуациях;

2) обучение конструктивной конфронтации;

3) повышение творческих ресурсов личности;

Как модель взаимодействия использовано партнерство.

Общая цель психокоррекционной программы — коррекция эмоционального состояния, дезадаптивного поведения в ситуации фрустрации и конфликта.

Задачи:

1)

повышение эмоциональной устойчивости, обучение методам эмоциональной саморегуляции;

2)

психологическая поддержка и закрепление навыков адаптивного поведения;

3)

когнитивно-поведенческий тренинг.

Были выделены следующие этапы психокоррекционного воздействия:

1. Подготовительный (индивидуальная работа).

Этот этап включает в себя установление психологического контакта и формирование доверительных отношений (с использованием техник присоединения), создание мотивации к предстоящей работе, психодиагностику. Этот этап включал в себя психодиагностику и индивидуальную работу по ознакомлению с результатами психодиагностики.

Цели, решаемые в процессе работы:

1.

Стабилизация эмоционального состояния.

2.

Формирование мотивации к предстоящей работе.

Задачи:

1.

Построение отношений в группе, основанных на взаимном доверии (эмпатия, безусловное принятие и искренность).

2.

Устранение информационного дефицита относительно тренинга.

3.

Подведение участников группы к осознанию неконструктивного характера ряда своих эмоциональных и поведенческих стереотипов.

4.

Объяснение связи между различными психогенными факторами и соматическими расстройствами.

Индивидуальная работа с применением элементов рациональной, клиент-центрированной психотерапии, использовались техники, направленные на снятие состояния дистресса.

2. Основной (групповая работа).

Проводится в рамках групповой психотерапии и включает в себя 8 занятий. Состав группы — 12 человек, группа гетерогенна по полу и возрасту. Количество занятий — 10. Занятия проводятся 1 раз в 7 дней. Длительность занятий — 60 минут.

Цель — развитие аффективной чувствительности, повышение психической активности, формирование позитивного «Я».

Задачи:

1.

В познавательной сфере (самопонимание) групповая коррекция способствовала тому, чтобы пациент осознал:

связь между психогенными факторами и соматическими симптомами;

какие ситуации в группе и в реальной жизни вызывают напряжение, тревогу, страх и другие негативные эмоции, провоцирующие появление, фиксацию и усиление соматической симптоматики;

особенности своего поведения и эмоционального реагирования;

собственные мотивы, потребности и стремления;

особенности межличностного реагирования.

2.

В эмоциональной сфере групповая коррекция была направлена на то, чтобы:

получить эмоциональную поддержку со стороны группы и психолога, что приводит к ощущению собственной ценности, росту открытости, активности и спонтанности;

пережить неадекватность некоторых своих эмоциональных реакций;

научиться искренности в отношении к себе и к другим людям;

стать более свободными в выражении собственных чувств;

научиться понимать и вербализовать свои чувства и эмоциональные состояния.

3.

В сфере межличностных отношений акцент был сделан на то, чтобы:

приобрести навыки более искреннего, глубокого, свободного общения;

развить формы поведения, связанные с ответственностью и самостоятель-ностью;

закрепить новые, более адаптивные формы поведения.

В групповой работе использовались элементы клиент-центрированной, рациональной психотерапии, арт-терапии, гештальт-терапии, тренингов креативности, уверенности в себе, коммуникативного тренинга, психогимнастики.

Акцент в тренинговой работе направлен на:

психологическую поддержку;

работу с чувствами, направленную на осознание и отреагирование эмоций, формирование у пациента интереса и способности понимать чувства других людей;

обучение эмоциональной экспрессии;

повышение самооценки и уверенности в себе;

увеличение эффективности межличностных отношений;

активацию психических ресурсов.

3. Заключительный этап.

Включал в себя оценку эффективности проведенной работы, выдачу реко-мендаций, создание мотивации на использование полученного опыта в реальной жизни или дальнейшее занятие в группе.

После проведенных занятий врачи отмечали улучшение самочувствия (появление бодрости), желание общаться с другими людьми, снижение тревожности, страхов и демонстрировали более высокую степень автономности и активности в работе.

Выводы

1.

Психологическая характеристика личности врача для подготовки к работе на крупных спортивных мероприятиях относится к нормальному стеническому типу личности, психологически и эмоционально устойчива, в 10% случаев отмечено снижение психологической адаптации, особенно при интрапунитивном препятственно-доминантном эмоциональном реагировании на фрустрацию и стиле межличностного взаимодействия в конфликтной ситуации «избегание».

2.

У врачей в 70% отмечается нормальный самозащитный (ED>NP>OD) экстрапунитивный (Е>М>I) тип эмоционального реагирования, в ситуации фрустрации отличительной особенностью поведения врачей этой группы стало повышение импунитивного реагирования (∑М), что снижает фрустрационную толерантность или стрессоустойчивость и групповую адаптацию (GCR). У 10% врачей обследованной группы выявлено повышение удельного веса реакций препятственно-доминантного характера (OD>ED>NP) на фрустрацию с достоверным преобладанием импунитивных реакций (∑М = 29,2%), с высокой требовательностью к партнерам по ситуации в форме оправдания (М) или принятия на себя высокой своей ответственности (i — «самообвинение») и низкой групповой адаптацией (GCR = 40%).

3.

У 21% врачей отмечено снижение адаптационных и коммуникативных особенностей личности при стиле межличностного взаимодействия в конфликтной ситуации «избегание» по Томасу.

4.

Выявлены значимые психологические факторы психосоциальной адаптации личности в ситуации фрустрации на основе корреляционного анализа стилей межличностного взаимодействия: 9-я шкала СМОЛ, коэффициент групповой адаптации (GCR) и поведение в конфликтной ситуации «избегание» по Томасу.

5.

Тренинг коммуникативных навыков направлен на повышение адаптационных возможностей личности врача и приобретение когнитивно-поведенческих навыков сотрудничества в работе врача.

 

_______________________

1 Условные обозначения:

Смотрите: Яньшин В.П. Практикум по клинической психологии. Методы исследования личности. СПб.: Питер, 2004. С. 274. (Приложение 1, таблица 1).

 

Литература

1.   Аракелов Г.Г. Стресс и его механизмы // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. – 1995. – № 4. – С. 45–54.

2.   Баландин В.И., Дорофеев В.А. Изучение эмоционального компонента психических состояний спортсменов // Теория и практика физической культуры. – 1988. – № 4. – С. 49–52.

3.   Бодалев А.А. О состоянии и задачах разработки психологии познания людьми друг друга // Психология межличностного познания. – М., 1981. – С. 4–16.

4.   Вяткин Б.А. Управление психическим стрессом в спортивных соревнованиях. – М.: Физкультура и спорт, 1981. – 112 с.

5.   Зайчковский Л.Д. Биологическая обратная связь и саморегуляция в управлении соревновательным стрессом // Стресс и тревога в спорте. – М., 1983. – С. 250–261.

6.   Ильин Е.П., Пинигин В.Г. Структура эмоциональности как свойства личности // Психологические проблемы самореализации личности. – СПб.: С.-Петерб. гос. университет, 2001. – Вып. 5. – С. 102–110.

7.   Ковшова О.С., Калашникова В.В., Мостовая Л.И. Психология профессио-нального общения – ведущий фактор имиджа личности медицинского работника: учеб.-метод. пособ. для клинич. психол. и мед. работников. – Самара: Типография ЦПР, 2018. – 66 с.

8.   Куликов Л.В. Психогигиена личности: Основные понятия и проблемы: учеб. пособие. – СПб.: С.-Петерб. гос. университет, 2000. – 420 с.

9.   Собчик Л.Н. Введение в психологию индивидуальности. Теория и практика психодиагностического исследования. – М.: Институт прикл. психол., 1998. – 512 с.

10.   Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г. Культура, эмоции и психическое здоровье // Вопросы психологии. – 1999. – № 2. – С. 61–74.

11.   Щербатых Ю.В. Психология стресса и методы коррекции. — СПб.: Питер, 2006. – 256 с.

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:614.253

Ковшова О.С. Психологические критерии отбора врачей для работы на крупных спортивных мероприятиях // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2019. – T. 11, № 3(56) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2019 год

2018 год

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год