Консторум С.И.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Отчет
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

В.Ф. Чиж: известный русский психиатр, популярный писатель, полузабытый психолог. Рецензия на книгу: Чиж В.Ф. Психология личности и индивидуальности*

Мазилов В.А. (Ярославль, Россия)

 

 

Мазилов Владимир Александрович

Мазилов Владимир Александрович

доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой общей и социальной психологии; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского», Республиканская, 108/1, Ярославль, 150000, Россия.
Тел.: 8 (4852) 32-92-87.

E-mail: vladimir.mazilov@gmail.com

 

 

Поступила в редакцию:

Прошла рецензирование:


Опубликована:

 

25.08.2019

16.09.2019

26.09.2019

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

_______________________

* Чиж В.Ф. Психология личности и индивидуальности / сост. В.А. Журавель; под ред. В.Ю. Слабинского; вступит. ст. В.А. Журавеля; заключит. ст. В.Ю. Слабинского. СПб: Невский архетип, 2016. 424 с.

 

 

Обложка книги «Чиж В.Ф. Психология личности и индивидуальности»

Как уже отмечалось, Петербургская школа психотерапии и психологии отношений приступила к изданию книжной серии «Классики психотерапии и психологии» [2]. Первой книгой серии, которой была посвящена рецензия в журнале, явилась публикация «А.Ф. Лазурский. Теория личности: 100 лет забвения и развития» [1]. Сегодня мы обращаемся к следующему тому из цикла книжной серии «Классики психотерапии и психологии», посвященному В.Ф. Чижу [9].

Название рецензии, конечно же, содержит в себе элемент провокации. Сказать, что В.Ф. Чиж ныне забыт, было бы явной неправдой. Напротив, его книги довольно часто издаются. Но это в основном работы В.Ф. Чижа как психиатра и писателя, посвящающего свои работы психопатологической тематике. Таким образом, дело обстоит так, что часть наследия (психиатрия, беллеристика) публикуется намного больше и чаще, чем психологические работы В.Ф. Чижа. Поэтому обращение именно к этой части научного наследия ученого можно только приветствовать. Действительно, факт издания психологических работ В.Ф. Чижа в серии, которую уже можно считать престижной, свидетельствует о том, что его помнят. Во всяком случае, в том регионе, где он учился, работал, стал заметной фигурой. Дело, впрочем, не только в этом. Если мы откроем учебник по истории отечественной психологии, мы найдем там упоминания о нашем герое. Будет сказано, что он был сторонником экспериментального метода и проводил многочисленные исследования на душевнобольных. И это важно подчеркнуть, потому что о многих замечательных психологах, работавших до Октябрьской революции 1917 года, пишется очень мало. Виною тому известный штамп, в соответствии с которым в дореволюционной отечественной психологии имеют некоторую историческую ценность лишь материалистические взгляды, остальное внимания исследователей по сути не заслуживает, поскольку настоящая история психологии начинается с победы революции 1917 года. Необходимо отметить, что благодаря трудам отечественных историков психологии таких пробелов становится все меньше.

В случае В.Ф. Чижа отметим, что полузабытыми являются именно его психологические работы. О его психиатрических сочинениях и книгах, посвященных психопатологическим характеристикам известных писателей, изучению особенностей государственных деятелей, фанатиков, злодеев, святых и др. можно сказать, что они не только не забыты, но регулярно переиздаются значительными тиражами, широко известны массовой публике. Таким образом, уточним: недостаточная известность В.Ф. Чижа касается его собственно психологических работ, которые не слишком хорошо известны читающей публике. И, сразу же скажем, что издание настоящего объемистого тома в значительной степени решает вопрос восстановления популярности в общественном сознании, в первую очередь среди нового поколения психологов и психотерапевтов, на кого в первую очередь и рассчитана эта книга, характеризующая В.Ф. Чижа как психолога.

Выбор автора для издания в упомянутой серии вполне правомерен. Более того, он имеет под собой веские основания. Значительная часть жизни В.Ф. Чижа прошла в Петербурге, он там учился и работал (с 1873 по 1891 год), так что по «топологическому» принципу вполне может считаться петербургским ученым и врачом. Его труды, посвященные личности, можно смело рассматривать как предтечу исследований А.Ф. Лазурского, с работ которого начинается отечественная психология личности. Можно даже высказать следующую мысль. Поскольку до сих пор не вполне ясно, что именно нужно считать сущностью личности, можно полагать, что В.Ф. Чиж является автором первой отечественной психологической теории личности. То, что исследования В.Ф. Чижа предшествовали разработке психологии личности в петербургской школе, вдохновляли А.Ф. Лазурского и его последователей на разработку проблем личности, не требует специальных доказательств.

Теперь о главном. Что вошло в книгу? Как и предыдущий том, книга издана прекрасно, на хорошей бумаге, ее приятно взять в руки.

Открывается том блестящей статьей В.А. Журавеля «Владимир Федорович Чиж как психолог (1855—1922)» К этой работе, предваряющей психологические труды В.Ф. Чижа, мы еще вернемся.

В корпус собственно психологических сочинений В.Ф. Чижа, отобранных для этого тома, вошли следующие работы:

«Элементы личности» (часть 1 и 2),

«Нравственность душевнобольных»,

«Биологическое обоснование пессимизма»,

«Педагогия как наука и искусство»,

«Психология деревенской частушки».

В книге также опубликована содержательная и интересная, хотя и несколько экстравагантная статья В.Ю. Слабинского. Об этой статье ниже будет сказано несколько слов. Сейчас же обратим внимание читателя, ожидающего продолжения высказывания о статье В.Ю. Слабинского, что по счастью том этой статьей не завершается, а содержит несколько приложений.

Первое приложение включает список источников публикаций В.Ф. Чижа, использованных в данном издании. Это заслуживает похвалы, ибо в высшей степени корректно. Отметим, что библиографические описания в данном издании оформлены в полном соответствии со стандартами, что не может не радовать, и вполне может послужить образцом для начинающих исследователей.

Второе приложение содержит список основных психологических трудов В.Ф. Чижа, не вошедших в настоящее издание. Это можно только приветствовать: это неоценимое подспорье для тех читателей, кто заинтересуется психологическими работами В.Ф. Чижа и захочет найти их в научной периодике столетней давности, что не всегда просто сделать.

Третье приложение содержит список диссертаций, защищенных в Юрьевском университете под руководством В.Ф. Чижа. Здесь трудно удержаться и не обратить внимание читателя один момент, не слишком очевидный, но примечательный. Примечателен он тем, что позволяет несколько с новой стороны взглянуть на феномен научной школы и оценить роль различных факторов в ее развитии. Многими обращалось внимание на то, что у Вундта была огромная научная школа. Здесь, конечно, важен талант самого ученого, его научный авторитет, организаторские и педагогические способности. Но не будем забывать и о том, что лаборатория, а затем и психологический институт Вундта были многолюдны еще и потому, что Лейпцигский университет присуждал ученые степени доктора за психологические диссертации. Соискатели ученых степеней с энтузиазмом проводили свои исследования к вящей славе психологической школы. Под руководством Вундта было защищено около полутора сотен диссертаций. Такого в то время не было более нигде, кроме Юрьева, где присуждались ученые степени за защиту психологических диссертаций (по медицине). Поэтому научная школа и лаборатория Эмиля Крепелина, а потом и В.Ф. Чижа также была относительно многочисленна.

Четвертое приложение содержит список литературы о В.Ф. Чиже, что тоже совершенно уместно, дает возможность получить дополнительную информацию из компетентных источников.

Возвращаясь к статье В.Ю. Слабинского, о которой упомянули выше, отметим, что называется она «Владимир Федорович Чиж и Зигмунд Фрейд: схождение биографий и различие судеб». Такое сопоставление оказывается неожиданным, но, как показывает опыт прочтения, достаточно продуктивным приемом, ибо позволяет акцентировать определенные моменты биографии и творчества и обратить на них внимание читателя.

В целом можно оценить подборку текстов как достаточно удачную. Тексты, включенные в сборник, дают хорошее представление о творчестве В.Ф. Чижа как психолога. Предложения рецензента о дополнении тома при возможном переиздании будут сделаны несколько ниже.

Несколько слов о биографии В.Ф. Чижа. Пересказывать ее сколь-нибудь подробно нет никакого смысла, так как необходимые сведения содержатся в информативной вступительной статье В.А. Журавеля и в уже упомянутой нами статье В.Ю. Слабинского. Поэтому приведем только минимально необходимые сведения о жизненном пути ученого.

Родился в 1855 году. Учился в Полоцке в кадетском корпусе. В 1873 году поступил в Медико-хирургическую академию в Петербурге, которую окончил в 1878 году. Получив звание лекаря, получил назначение врачом на флот. Работал в Кронштадте ординатором в психиатрическом отделении военного госпиталя до 1880 года, затем в Петербургской психиатрической клинике у известного русского психиатра и невропатолога И.П. Мержеевского.

Защитив диссертацию в 1883 году, продолжил повышение своей квалификации, стажируясь в заграничной поездке у известных специалистов психиатрии. Был учеником знаменитого немецкого невропатолога и психиатра Пауля Флексига, у которого стажировался по анатомии нервной системы, в результате чего им была написана книга «Научная психология в Германии», изданная в 1886 г. В Лейпциге изучал экспериментальную психологию у психолога Вильгельма Вундта, кроме того, В. Чиж изучал гипноз у бельгийца Жозефа Дельбёфа в Льеже, работал у знаменитого невролога Жана Мартена Шарко в Париже.

В течение 1885—1891 годов занимал должность главного врача городской больницы Святого Пантелеймона при Воскресенской церкви в Санкт-Петербурге.

С 1886 года одновременно с работой в больнице приват-доцент в Медико-хирургической академии, с 1888 года преподавал курс судебной психопатологии в Императорском Санкт-Петербургском университете.

С 1891 по 1915 год занимал кафедру психиатрии в Юрьевском университете (Дерпт, Тарту). Здесь, как представляется, нужны некоторые пояснения. В 1891 году В.Ф.Чиж сменил на посту заведующего кафедрой психиатрии другого ученика В. Вундта Эмиля Крепелина. В своей актовой лекции в 1887 году он заявил о целях, стоящих перед психиатрией, которые обязательно должны были достигаться в первую очередь в союзе с экспериментальной психологией. Российский император Александр III, как известно, проводил политику русификации национальных окраин империи. Поэтому от Крепелина, который был подданным Германии, потребовали присяги русскому императору. Крепелин от этого отказался, принял приглашение в Гейдельберг, где стал профессором местного университета. Отметим, что Юрьевский университет был единственным в России, где обучение велось на немецком языке. В этом университете В.Ф. Чиж проработал заведующим кафедрой психиатрии 24 года.

В 1915 году была опубликована последняя научная работа В.Ф. Чижа — «Психология деревенской частушки» (включена в настоящее издание). В плане лекций в университете на первый семестр 1916 года сообщается, что В.Ф. Чиж находится на театре военных действий. Как отмечено в биографическом очерке В.А. Журавеля, приведенном в книге, В.Ф. Чиж стал уполномоченным Российского Красного Креста в Киеве. По имеющимся в настоящее время данным, В.Ф. Чиж умер в Киеве в 1922 году.

Можно сделать уверенный вывод, что публикация избранных произведений В.Ф. Чижа восполняет существенный пробел, делая доступными широкому кругу читателей психологические работы ученого. Для студентов и всех, кто интересуется психологией и психотерапией, это незаменимый источник, в котором представлены как тексты, так и важнейшие комментарии по поводу биографии и деятельности психолога. Повторюсь: рецензент однозначно позитивно оценивает публикацию данного тома.

Вместе с тем нельзя не отметить, что деятельность В.Ф. Чижа как психолога представлена в этом томе не достаточно полно. По мнению рецензента, В.Ф. Чиж имел дар историка психологии, что в полной мере воплотилось в его работе «Научная психология в Германии» (1886) [6].

Деятельность В.Ф. Чижа как историка психологии остается малоизвестной [3]. Даже в подробных биографиях ученого обычно ограничиваются кратким упоминанием, что, вернувшись из зарубежной командировки, как отчет о поездке он опубликовал монографию. Сколь-нибудь подробного анализа и оценки этой работы не проводится, что представляется серьезным упущением. Как представляется, история нашей психологии не настолько богата авторами, чтобы к ним легкомысленно относиться. К тому же, не стоит забывать, что автор этой работы совсем не чужд методологии психологии (это, заметим, работу В.Ф. Чижа выгодно отличает), а методология в сочетании с историей, как известно, дает то прекрасное сочетание, когда история перестает быть слепой, а методология становится наполненной содержанием. И что особенно важно, дает ответы на все возможные возникающие вопросы качество проведенного автором анализа, поскольку в данном случае мы имеем дело с высококлассным историко-психологическим исследованием.

Акцентируем, что книга опубликована в 1886 году, можно смело считать В.Ф. Чижа пионером подхода содержательной методологии на исторической основе, что традиционно связывается с более поздним временем (Н.Н. Ланге, В.Н. Ивановский, Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн). Обратим внимание на тему исследования. Работа посвящена развитию психологии в Германии в 19-м столетии. Напомним, именно в Германии в середине этого столетия произошло, возможно, одно из главных событий во все истории мировой психологии. Поэтому выявление предпосылок выделения психологии и шагов, предшествовавших этому декларированному Вундтом событию, чрезвычайно важен.

Несколько предваряя осуществленный ниже анализ, скажем, что, по нашему мнению, работа В.Ф. Чижа куда современнее и точнее, чем многие публикации 21-го века. Рубинштейн еще в 1940 году предупреждал, что вопрос о выделении не «закрыт»: «История психологии и формирования ее как самостоятельной науки не получила еще в мировой психологической литературе адекватного освещения» [5, c. 68]. Хотя с тех пор прошло много времени, опубликовано огромное число работ, ситуация принципиально не изменилась. Как это ни парадоксально, построению адекватной картины может способствовать и включение в контекст обсуждения историко-психологических исследований забытых работ «старых мастеров».

Вообще, представляется, что история психологии в Германии 19-го столетия изрядно искажена. В результате, о многих выдающихся психологах этой эпохи забыли, реальные заслуги одних исследователей оказались приписаны совсем другим людям. Как ни удивительно, механизм этих исторических аберраций в точности тот же, о котором упоминалось в начале этой статьи, когда разговор шел об истории отечественной психологии до и после 1917 года. В случае «германского» штампа за поворотный пункт принимается вундтовская психология, провозгласившая независимость психологии. Соответственно, из предшествующих работ достойны внимания те, которые непосредственно «готовили» событие.

Конечно, рецензия — это не то место, где можно давать развернутый анализ идей автора книги. Она мало того, что современна — в ней даются оценки, которые только завоевывают свое место в современной нам психологии 21-го века. Получается, что В.Ф. Чиж не только современен, но во многом опережает движение мысли современной науки.

В точности то же самое необходимо отнести к другой работе В.Ф. Чижа. Его книга «Методология диагноза» [8] до сих пор сохраняет научное значение. Когда смотришь на объем (57 страниц), кажется очень обидным, что для нее не нашлось места в данном издании. Автор рецензии намеревается посвятить этой монографии специальную работу, поскольку она до сих пор представляет интерес для современной психологии. Впрочем, это вечная проблема составителей. Замечательный переводчик Вильгельм Левик, предваряя свой двухтомник избранных переводов, сетовал, что ему не хватает пространства, вспоминая при этом кого-то из дворян-декабристов, кому в доме из двадцати четырех комнат постоянно не хватало двадцать пятой. Может быть, когда-то при переиздании появится возможность расширить книгу, рекомендовал бы включить названные тексты.

В заключение еще одно соображение. На задней стороне обложки, на back cover, помещены высказывания, характеризующие книгу. Это хорошо, поскольку позволяет не слишком информированному человеку помочь решить, стоит ли становиться читателем данной книги или воздержаться от этого. В такого рода характеристиках все же нужна точность и взвешенность. Как представляется, вряд ли правомерно говорить о том, что В.Ф. Чиж «одним из первых постулировал важность деятельностного подхода в психологии». Понятие «деятельностный подход» имеет в психологии достаточно определенное содержание, поэтому вряд ли стоит столь расширительно его трактовать. Использования термина деятельность и подчеркивания роли труда в развитии человека, как представляется, все же недостаточно для столь радикального вывода.

И напоследок хотелось бы затронуть еще один сюжет. Сюжет характеризует В.Ф. Чижа как полемиста и как патриота. Речь идет об известном письме В.Ф. Чижа, направленном в редакцию журнала «Вопросы философии и психологии» [7]. Не имея возможности рассмотреть этот сюжет подробно, упомянем лишь наиболее существенные детали.

В.Ф. Чиж упоминает в своем письме, что он был первым русским учеником В. Вундта. В.Ф. Чиж упрекает Н.Н. Ланге в том, что в своей диссертации [4] он не упоминает о тех лабораториях, которые были открыты в России в то время. Как известно, Н.Н. Ланге так же, как и В.Ф. Чиж проходил обучение у Вундта. Как представляется, проблема здесь в следующем.

В.Ф. Чиж имел в виду лаборатории, которые были открыты в России основном психиатрами и физиологами, где проводились психологические эксперименты скорее практической ориентации. О возможностях такого рода использования эксперимен-тальной психологии В.Ф. Чиж писал в 1866 году в книге, о которой речь шла выше [6]. Такого рода лаборатория была открыта Э. Крепелином, «наследником» которой стал в 1891 году сам В.Ф. Чиж.

Н.Н. Ланге классический ученый, использующий эксперимент в строго научных целях. В его книге 1893 года приводится классификация научного психологического эксперимента, не утратившая своего значения и сегодня. И в своей диссертации Н.Н. Ланге ратовал за открытие психологических кабинетов при университетах, в которых могли бы исследоваться научные общепсихологические проблемы. Сам Н.Н. Ланге в 1888 году проводил свои психологические эксперименты в Одессе в физиологической лаборатории Спиро. Н.Н. Ланге подготовил записку и такая научная лаборатория была открыта в Новороссийском университете.

Стоит лишний раз подчеркнуть, что оба исследователя были патриотами отечественной психологии и ратовали за ее развитие. Историкам психологии следует, как представляется, дифференцированно подходить к описанию развития экспери-ментальной психологии, выделяя психологические исследования как в медицинских и физиологических лабораториях, так и в психофизиологических и собственно психологических.

Завершая рецензию, хочу пожелать книжной серии «Классики психотерапии и психологии» долгой жизни. А уважаемой редакционной коллегии много новых находок и интересных публикаций, знакомящих читателя с отечественной психологией и психотерапией.

 

Литература

1.   А.Ф. Лазурский. Теория личности: 100 лет забвения и развития / сост. В.Ю. Слабинский, Н.М. Воищева; под ред. В.Ю. Слабинского; вступ. ст. В.Ю. Слабинского, закл. ст. С.А. Подсадного. – СПб: Невский Архетип, 2017. – 490 с.

2.   Мазилов В.А. «Чужой среди своих»: рецензия на книгу «А.Ф. Лазурский. Теория личности: 100 лет забвения и развития» // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2019. – T. 11, № 3(56) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: 21.08.2019).

3.   Мазилов В.А. В.Ф. Чиж как историк психологии // Арзамасские чтения по истории психологии – 4 «Развитие российской психологии накануне и после русской революции 1917 года: тенденции, научные школы, персоналии»: мат. Всеросс. науч. конф. с междунар. участ. – Арзамас, 2019 [в печати].

4.   Отчет о докторском диспуте Н. Н. Ланге // Вопросы философии и психологии. – Кн. 24 (4). – 1894. – С. 564–616.

5.   Рубинштейн С.Л. Философские корни экспериментальной психологии // Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. – М.: Педагогика, 1973. – С. 68–90.

6.   Чиж В.Ф. Научная психология в Германии. – М., 1886. – 107 с.

7.   Чиж В.Ф. Письмо в редакцию журнала «Вопросы философии и психологии» // Вопросы философии и психологии. – Кн. 25 (5). – 1894. – С. 724–728.

8.   Чиж В.Ф. Методология диагноза. – СПб., 1913. – 57 с.

9.    Чиж В.Ф. Психология личности и индивидуальности / сост. В.А. Журавель; под ред. В.Ю. Слабинского; вступ. ст. В.А. Журавеля; закл. ст. В.Ю. Слабинского. – СПб.: Невский архетип, 2016. – 424 с.

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9(092)(049.32)

Мазилов В.А. В.Ф. Чиж: известный русский психиатр, популярный писатель, полузабытый психолог. Рецензия на книгу: Чиж В.Ф. Психология личности и индивидуальности // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2019. – T. 11, № 5(58) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2019 год

2018 год

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год