Сухарева Г.Е.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Отчет
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Влияние сахарного диабета ребенка на его семью

Краско А.С., Михайлова Н.Ф. (Санкт-Петербург, Россия)

 

 

Краско Анастасия Сергеевна

Краско Анастасия Сергеевна

магистрант кафедры психологии развития и дифференциальной психологии; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный университет», Университетская набережная, д. 7/9, Санкт-Петербург, 199034, Россия. Тел.: 8 (812) 328-20-00.

E-mail: kraskanastasia@gmail.com

Михайлова Надежда Федоровна

Михайлова Надежда Федоровна

кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии развития и дифференциальной психологии; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный университет», Университетская набережная, д. 7/9, Санкт-Петербург, 199034, Россия. Тел.: 8 (812) 328-20-00.

 

Аннотация

Сахарный диабет — одно из самых распространенных заболеваний современности, и с каждым годом количество заболевших увеличивается, а значит, растет и актуальность изучения данного заболевания, в том числе психологических особенностей переживания стресса, связанного с постановкой диагноза. При этом с заболеванием сталкивается не только тот человек, которому поставлен диагноз, но и все его окружение: родственники и друзья.

Целью данного исследования было изучение повседневного стресса и совладания с ним в семьях с ребенком, страдающим сахарным диабетом 1-го типа.

Был изучен повседневный стресс, воспринимаемый каждым членом семьи, характеристики личности и семейного функционирования, взаимодействие родителей и детей, их совладающее поведение и отношение родителей к болезни ребенка.

Исследование показало, что заболевание ребенка влияет не только на стресс, который испытывает каждый член семейной системы, включая самого больного, но и на все семейное функционирование в целом, в том числе на показатели семейной сплоченности и адаптации, а также совладание со стрессом у каждого из членов семьи.

Ключевые слова: стресс; повседневный стресс; копинг; диабет; семейный стресс; семейные системы.

 

Поступила в редакцию:

Прошла рецензирование:


Опубликована:

 

03.12.2019

15.12.2019

19.12.2019

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

На данный момент в России зарегистрировано более 300 000 детей, больных диабетом, причем у 95% из них диагностирован сахарный диабет 1-го типа, считающийся более тяжелой формой из-за высокой скорости развития, острых осложнений и необходимости непрерывной инсулинотерапии [2]. По данным ВОЗ, к 2030 году СД станет седьмой по значимости причиной смерти в мире и, соответственно, возрастет количество больных среди детей и количество семей, столкнувшихся с этой проблемой и нуждающихся в психологической помощи в том числе.

Постановка диагноза «сахарный диабет» является макрострессором как для ребенка, так и для его родителей, радикально меняя функционирование всей семейной системы [15; 16; 17; 19; 20; 21].

Поскольку ребенок в силу возраста еще не способен осознать всю меру опасности заболевания, вся ответственность за его жизнь лежит на плечах родителей. Это приводит к хроническому дистрессу у родителей и накладывает отпечаток на жизнь всей семьи, которая уже никогда не будет прежней. Диабет у ребенка серьезно меняет жизненные и профессиональные планы родителей, поскольку кому-то из них теперь придется постоянно следить за содержанием глюкозы у ребенка, приемом инсулина, соблюдением ребенком диеты и выполнением других не менее важных медицинских рекомендаций, а также решать финансовые проблемы, связанные с лечением ребенка в том числе. Зачастую родители жизнь и здоровье своего ребенка оценивают выше, чем собственные, поэтому его диагноз ими переживается тяжелее, нежели если бы он был поставлен самому родителю. Следствием этого являются частые психические и психосоматические нарушения, развивающиеся у самих родителей детей с диабетом.

Несмотря на то что внутренняя картина болезни изучается уже давно [1; 5; 10; 11], проблема переживания детьми сахарного диабета 1-го типа исследовалась больше в клиническом, чем в психологическом аспекте [3; 6]. Исследований семейного стресса, вызванного заболеванием ребенка СД 1-го типа, даже в зарубежной литературе крайне мало.

Однако в силу роста заболеваемости СД и его «омоложения» необходимость изучения психологических и семейных аспектов крайне актуальна, поскольку позволяет выявить не только индивидуальные (внутренние), но и семейные ресурсы в борьбе с болезнью, а также предикторы психической адаптации членов семьи в целом.

Общей целью данного исследования являлось изучение повседневного стресса и совладания с ним в семьях с детьми, страдающими сахарным диабетом 1-го типа.

Объектом исследования стали стрессоры повседневной жизни, совладающее поведение, детско-родительские отношения, а также отношение к болезни ребенка, характеристики личности и семейного функционирования в семьях с ребенком, страдающим сахарным диабетом 1-го типа.

Предмет исследования — личностные, семейные и связанные с болезнью факторы, влияющие на уровень воспринимаемого стресса и семейного функциони-рования в семьях больных сахарным диабетом 1-го типа.

Конкретными задачами исследования были:

1.

Выявление наиболее распространенных стрессоров повседневной жизни в семьях с ребенком, страдающим сахарным диабетом 1-го типа.

2.

Поиск предикторов семейной сплоченности, семейной адаптации, детско-родительских отношений у родителей и подростков, страдающих сахарным диабетом 1-го типа.

3.

Поиск предикторов отношения родителей к болезни ребенка.

Материал и методы

В исследовании участвовали 27 родителей (в возрасте от 24 до 53 лет), воспитывающих детей с сахарным диабетом 1-го типа, при этом количество детей в семье варьировалось от 1 до 3, и у 9 из них диабетом страдал единственный ребенок, у 14 — старший, у 3 — младший и у 1 — средний. Стаж заболевания диабетом у ребенка был разным — от 4 месяцев до 18 лет.

В 9 случаях (33%) сахарный диабет был компенсирован (анализ Hba1C < 7%) и в 17 (63%) — декомпенсирован (анализ Hba1C > 7%), 1 из родителей не мог сообщить результаты анализа Hab1C своего ребенка. В 14 случаях (52%) были зарегистрированы осложнения заболевания. Дети всех респондентов применяли инсулинотерапию для контроля заболевания, при этом в 16 случаях (59%) использовался инъекционный метод, а в 11 (41%) — помповая инсулинотерапия. Дети 15 респондентов (55%) соблюдали рекомендованную диету, а в 12 случаях (45%) не соблюдали. В 8 случаях (30%) велся дневник самоконтроля уровня глюкозы крови, дозировки инсулина и продуктов ежедневного питания. У 9 респондентов (33%) дети занимались спортом.

Также в исследовании приняли участие сами больные — 21 человек (в возрасте от 11 до 20 лет, со стажем диабета от 1 до 20 лет, из них 13 девушек (62%) и 8 юношей (38%). 6 (29%) респондентов были единственными детьми в семье, у 15 (71%) были сиблинги. 17 подростков (81%) росли в полной семье, 4 (19%) — в неполной.

У 5 (24%) подростков сахарный диабет был компенсирован (анализ Hba1C < 7%), у 16 (76%) — декомпенсирован (анализ Hba1C > 7%). Все больные применяли инсулинотерапию для контроля заболевания, при этом в 10 случаях (48%) использовался инъекционный метод, а в 11 (52%) — помповая инсулинотерапия.

В 13 случаях (62%) были зарегистрированы осложнения заболевания. 11 (52%) подростков вели дневник самоконтроля уровня глюкозы крови, дозировки инсулина и продуктов ежедневного питания и лишь 7 (33%) соблюдали прописанную диету. 12 респондентов (57%) занимались спортом.

Испытуемым предлагалось заполнить анкету, посвященную повседневному стрессу, составленную на основе анкеты наблюдения за повседневным стрессом М. Перре [12], в которую наряду с повседневными стрессорами были включены специфические стрессоры, испытываемые больными и их родителями в связи с диабетом, а также следующие методики:

1.

Шкала воспринимаемого стресса — 10 (ШВС-10) в модификации В.А. Абабкова [4].

2.

Опросник «Взаимодействие родитель — ребенок» (ВРР), Марковской И.М., в трех вариантах: для подростков, для родителей дошкольников и младших школьников и для родителей подростков [9].

3.

Опросник «Способы совладающего поведения» Lazarus & Folkman [10].

4.

Опросник «Шкала семейной адаптации и сплоченности» (опросник FACES-3/Тест Д.Х. Олсона) [18].

5.

Личностные опросники:

a.

Пятифакторный личностный опросник в модификации Д.П. Яничева [13] для родителей.

b.

Трирский личностный опросник TRF [14] для подростков.

6.

Методика диагностики отношения родителей к болезни ребенка [5].

Статистическая обработка данных производилась в программах Microsoft Office Excel 2013 и SPSS (Statistik Package for Social Sciences). Для выявления наиболее часто встречающихся повседневных стрессоров был проведен частотный анализ. Посредством регрессионного анализа был выполнен поиск предикторов уровня воспринимаемого стресса, семейной сплоченности и адаптации, детско-родительских отношений и отношения родителей к болезни ребенка.

Результаты исследования

Наиболее распространенными стрессорами у родителей стали следующие 10 микрострессоров: болезнь ребенка (не сахарный диабет), ссора/стычка с ребенком, переживания из-за сегодняшнего/будущего положения членов семьи, своего сегодняшнего положения, из-за того, что должен проводить много времени на работе, болезнь супруга, из-за того, что уделяю недостаточно внимания, недостаток свободного времени, нехватка денег из-за лечения и образования ребенка и недостаточность зарплаты. Стресс, связанный с заболеванием ребенка, занимал 18,4% от общей стрессорной нагрузки.

Наиболее частыми стрессорами у подростков, страдающих диабетом, стали следующие 10 микрострессоров: ссора/стычка с родителями, учебная нагрузка, моя болезнь, переживания из-за собственного будущего, критика в мой адрес, неудача в учебе, переживания из-за того, что что-то забыл, мой внешний вид, болезнь матери, мои способности. Стресс, связанный с заболеванием, занимал 16,0% от общей стрессорной нагрузки.

Таким образом, стресс, связанный с сахарным диабетом, создавал дополни-тельную стрессорную нагрузку к внутриличностным, внутрисемейным и социальным стрессорам как у родителей, так и у подростков, а также стал предиктором различных характеристик семейной системы.

Так, на рис. 1 показано, что нехватка денег из-за лечения и образования ребенка повышала воспринимаемый родителями стресс.

 

Рисунок 1. Предикторы воспринимаемого стресса у родителей.

 

Боязнь, что у родителей не хватит денег на обеспечение оптимального уровня жизни ребенка, также стала предиктором неудовлетворенности семейной адаптацией — тем, как семья приспосабливается к различным жизненным обстоятельствам (рис. 2). Кроме того, на неудовлетворенность семейной адаптацией по мнению родителей повлиял страх ребенка, что родители будут ругать его за ненормативные значения уровня глюкозы крови.

 

Рисунок 2. Предикторы неудовлетворенности семейной адаптацией по мнению родителей.

 

На неудовлетворенность семейной адаптацией по мнению подростков влияло их беспокойство о том, что они не всегда могут есть то же, что и их сверстники (рис. 3), однако страх родителей, что ребенок будет скрывать значение глюкозы в крови, снижал неудовлетворенность по мнению подростков.

 

Рисунок 3. Предикторы неудовлетворенности семейной адаптацией по мнению подростков.

 

Также стрессоры, связанные с заболеванием, предсказуемо повлияли на отношение родителей к болезни ребенка. Причем и здесь можно выделить, что предикторами отношения к болезни ребенка у родителей стали не только их собственные стрессоры, но и стресс, испытываемый их ребенком. Так, например, на рис. 4 показано, что родители детей, боявшихся пропустить замер глюкозы крови, были склонны брать на себя ответственность за заболевание ребенка.

 

Рисунок 4. Предикторы интернального отношения к болезни ребенка.

 

Беспокойство ребенка о собственной карьере в будущем, а также страх родителей не оказаться рядом в экстренной ситуации усиливал общую тревогу, испытываемую родителями по отношению к заболеванию ребенка (рис. 5).

 

Рисунок 5. Предикторы тревоги у родителей.

 

Повседневный стресс, испытываемый самим подростком, также влиял на то, насколько его родители контролировали его активность (рис. 6). Так, родители тех респондентов, кто боялся пропустить инъекцию инсулина, контролировали их меньше. В случае переживаний о трудностях, с которыми подросток может столкнуться в будущем, контроль со стороны родителей был выше.

 

Рисунок 6. Предикторы контроля активности родителями.

 

Повседневный стресс, связанный с заболеванием, повлиял на общую напряженность, испытываемую родителями в связи с заболеванием ребенка. На рис. 7 показано, что волнение, связанное с возможной неспособностью ребенка обеспечить себя в будущем, повышало напряженность родителей. При этом те родители, что отмечали возможную недоступность необходимых лекарств, по различным обстоятельствам испытывали меньший уровень напряженности, связанной с конкретным заболеванием.

 

Рисунок 7. Предикторы общей напряженности у родителей.

 

Помимо влияния на семейное функционирование, в целом можно отметить также влияние того стресса, что испытывали и родители, и дети в связи с сахарным диабетом на стратегии совладающего поведения, которые чаще всего использовали респонденты в своей повседневной жизни.

Стресс, испытываемый родителями детей с сахарным диабетом, повлиял на все, как конструктивные, так и деструктивные стратегии копинг-поведения, которые они применяли в своей повседневной жизни, кроме стратегии «положительная переоценка». В нашем исследовании не удалось обнаружить предикторов ее использования родителями.

При этом один и тот же стрессор мог стать предиктором различных стратегий: так, например, переживание, что родитель не всегда понимает своего ребенка в связи с его диабетом, повлияли на использование таких стратегий совладания, как дистанцирование и самоконтроль (рис. 8, 9).

 

Рисунок 8. Предикторы дистанцирования у родителей.

 

Рисунок 9. Предикторы самоконтроля у родителей.

 

В отличие от родителей, у подростков стрессоры, испытываемые в связи с заболеванием, стали предикторами лишь таких стратегий совладания, как конфронтация, дистанцирование, поиск социальной поддержки и бегство — избегание, что показано на рисунках 10—13.

 

Рисунок 10. Предикторы конфронтационного копинга у подростков.

 

Рисунок 11. Предикторы дистанцирования у подростков.

 

Рисунок 12. Предикторы поиска социальной поддержки у подростков.

 

Рисунок 13. Предикторы бегства — избегания у подростков.

 

Обсуждение результатов и выводы

В целом несмотря на то, что интерес к изучению стресса, связанного с конкретным заболеванием, возрастает, исследований семейной системы больного с сахарным диабетом 1-го типа слишком мало, чтобы можно было сравнить наши результаты с исследованиями по данной теме.

Результаты нашего исследования пересекаются лишь с исследованиями V.S. Helgeson, D. Becker, O. Escobar, L. Siminerio [16], которые выявили общие и специфические для данного заболевания стрессоры, однако не рассматривали влияние стресса на других членов семьи, как это было сделано в нашей работе.

Можно сделать вывод, что стресс, связанный с диабетом, создавал дополнительную стрессорную нагрузку к внутриличностным, внутрисемейным и социальным стрессорам как у родителей, так и у подростков. Он также стал предиктором уровня воспринимаемого стресса и влиял на различные характеристики семейного функционирования и детско-родительские отношения, причем семейное функционирование в большой мере зависело не только от стресса, испытываемого самими родителями, но и от стресса, испытываемого подростком, что свидетельствует о «размытости» внутрисемейных границ и тесных эмоциональных связях в семье. Так, стрессоры подростка и самих родителей, ассоциированные с СД, способствовали усилению семейной сплоченности, которая позволяет им ощущать себя как единое целое и получать поддержку друг от друга. Стрессоры, связанные с диабетом, также детерминировали семейную адаптацию или гибкость семейной системы к изменению властно-ролевой структуры в ответ на стресс, а также стали предикторами копинг-поведения у родителей и подростков, что может говорить о глубоком влиянии заболевания на жизнь каждого человека. Причем среди относящихся к заболеванию стрессоров были выявлены предикторы как конструктивных, так и деструктивных стратегий совладания, что свидетельствует о том, что для того, чтобы справиться с повседневными трудностями, необходимо востребовать весь копинг-репертуар, что косвенно указывает на высокий уровень переживаемого стресса.

Наиболее стрессогенные факторы, представляющие собой угрозу жизни и связанные с утратой контроля за состоянием ребенка (пропуск ребенком замера сахара или инъекции, недоступность инсулина, невозможность оказать экстренную помощь в случае необходимости и пр.) усиливали тревогу, интернальность родителей в решении проблем, а также повышали контроль активности и уровень общей напряженности у родителей.

Можно сказать, что сахарный диабет 1-го типа является серьезным ежедневным хроническим испытанием (в том числе и финансовым бременем) для всей семьи, оказывает влияние на семейное функционирование в целом и затрагивает жизнь каждого члена семейной системы в отдельности — будь то ребенка, который заболел СД, или его родителей, психическая адаптация которых неизбежно будет вынуждена отвечать на эти вызовы.

 

Литература

1.   Алексеева A.M. Проблемы воспитания в ситуации онкологического заболевания ребенка // Социальные и психологические аспекты помощи детям с онкологическими заболеваниями и их семьям. – СПб., 2005. – С. 28–31.

2.   Балаболкин М.И. Эндокринология. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Универсум паблишинг, 1998. – 582 с.

3.   Баранов В.Г., Стройкова А.С. Сахарный диабет у детей. – Ленинград: Медицина, 1980. – 160 с.

4.   Валидизация русскоязычной версии опросника «Шкала воспринимаемого стресса-10» / В.А. Абабков, К. Барышникова, О.В. Воронцова-Венгер [и др.] // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 16. Психология. Педагогика. – 2016. – № 2. – С. 6–15.

5.   Каган В.Е., Журавлева И.П. Методика диагностики отношения к болезни ребенка (ДОБР) // Психодиагностические методы в педиатрии и детской психоневро-логии. Методическое пособие / под ред. Д.Н. Исаева, В.Е. Кагана. – СПб., 1991. – С. 30–34.

6.   Касаткина Э.П. Сахарный диабет у детей и подростков. – М.: Медицина, 1990.

7.   Клиническая психология и психотерапия / под ред. М. Перре, У. Баумана. – 3-е изд. – СПб.: Питер, 2012. – 944 с.

8.   Лурия А.Р. Внутренняя картина болезней и иатрогенные заболевания. – 4-е изд. – М.: Медицина, 1977. – 111 с.

9.   Марковская И.М. Тренинг взаимодействия родителей с детьми. – СПб.: Речь, 2005. – 150 с.

10.   Методика для психологической диагностики способов совладания со стрес-совыми и проблемными для личности ситуациями. Пособие для врачей и медицинских психологов / Л.И. Вассерман, Б.В. Иовлев, Е.Р. Исаева [и др.]. – СПб.: Психоневрол. институт им. В.М. Бехтерева, 2009. – 38 с.

11.   Николаева В.В. Влияние хронической болезни на психику. Психологическое исследование. – М.: Моск. гос. университет, 1987. – 166 с.

12.   Шац И.К. Современные медико-психологические проблемы в детской онкологии и некоторые пути их решения // Социальные и психологические аспекты помощи  детям  с  онкологическими  заболеваниями  и  их  семьям.  –  СПб.,  2005.  – С. 32–46.

13.   Яничев Д.П. Когнитивные аспекты самовосприятия личностных черт у пациентов с невротической и неврозоподобной симптоматикой: автореф. дис. … канд. психол. наук. – СПб., 2006.

14.   Becker P. Der Trierer Persönlichkeitsfragebogen (TPF). Handanweisung [Trier personality questionnaire. (TPI). Manual]. – Gottingen: Hogrefe, 1989.

15.   Chronic sorrow in parents of children with type 1 diabetes / S. Bowes, L. Lowes, J. Warner [et al.] // Journal of Advanced Nursing. – 2009. – Vol. 65, № 5. – P. 992–1000.

16.   Families with children with diabetes: implications of parent stress for parent and child health / V.S. Helgeson, D. Becker, O. Escobar [et al.] // Journal of Pediatric Psychology. – 2012. – Vol. 37, № 4. – P. 467–478.

17.   Marrero D. Adjustment to misfortune: The process of coping with diabetes mellitus in children and their parents. Unpublished doctoral dissertation. – University of California, Irvine, USA. – 1982.

18.   Olson D.H., Portner J., Lavee Y. FACES III: Family Adaptability and Cohesion Evaluation Scales // Family inventories / edit. by D.H. Olson, H. McCubbin, A. Larsen [et al.]. – St. Paul, MN: Family Social Science, University of Minnesota, 1985.

19.   Parents' perceptions of caring for an infant or toddler with diabetes / D.L. Hatton, C. Canam, S. Thorne [et al.] // Journal of Advanced Nursing. – 1995. – Vol. 22, № 3. – P. 569–577.

20.   Patterson J.M. Chronic illness in children and the impact on families // Chronic illness and disability / edit. by C. Chilman, E. Nunnally, E. Cox. – Beverly Hills, USA: Sage, 1988. – P. 69–107.

21.   Relationship of daily hassles, uplifts, and major life events to health status / A. DeLongis, J.C. Coyne, G. Dacof [et al.] // Health Psychology. – 1982. – Vol. 1, № 2. – P. 119–136.

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:316.356.2:616.379-008.64-053.2

Краско А.С., Михайлова Н.Ф. Влияние сахарного диабета ребенка на его семью // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2019. – T. 11, № 6(59) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

Influence of a child's diabetes on his family

Krasko A.S.1
E-mail: kraskanastasia@gmail.com

Mikhaylova N.F. 1

1 Saint Petersburg State University
7/9 Universitetskaya nab., St Petersburg 199034, Russia
Phone: +7 (812) 328-20-00

Abstract

Diabetes is one of the most common diseases of our time. Every year the number of diseases people increases, and, therefore, the relevance of studying this disease, including the psychological characteristics of the stress experience associated with the diagnosis, grows. At the same time, not only the person who is diagnosed with the disease faces the stress. His relatives and friends also faces withe the fact of illness and could experience stress.

The purpose of this study was to study everyday stress and coping in families with a child suffering from type 1 diabetes.

We studied everyday stress, perceived by each family member, personality characteristics and family functioning, the interaction between parents and children, their coping behavior and the attitude of parents to the child's illness.

The study showed that child's disease affects not only the stress experienced by each member of the family system, including the patient himself, but also the entire family functioning, including indicators of family cohesion and adaptation, as well as coping with stress.

Key words: stress; everyday stress; coping; diabetes; family stress; family system.

For citation

Krasko A.S., Mikhaylova N.F. Influence of a child's diabetes on his family. Med. psihol. Ross., 2019, vol. 11, no. 6(59) [in Russian, abstract in English].

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2019 год

2018 год

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год