Эйдемиллер Э.Г.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Отчет
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Коммуникативная составляющая профессиональной деятельности медицинского работника. Часть 1

Творогова Н.Д. (Москва, Россия)

 

 

Творогова Надежда Дмитриевна

Творогова Надежда Дмитриевна

доктор психологических наук, профессор, руководитель отделения «Клиническая психология»; федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования Первый Московский государственный медицинский университет имени И. М. Сеченова Министерства здравоохранения Российской Федерации, ул. Трубецкая, д. 8, стр. 2, Москва, 119991, Россия. Тел.: 8 (499) 248-05-53.

E-mail: n.tvorogova@gmail.com

 

Аннотация

Общение специалиста помогающей профессии (к помогающим профессиям относятся профессии медицинского работника, психолога, педагога, др.) призвано обладать свойствами оздоравливающего (чтобы после общения с ним клиенту становилось «легче»); и даже вне профессиональной деятельности коллеги, знакомые ждут от профессио-нала демонстрации коммуникативной компетентности.

Описывается опыт работы кафедры психологии в Сеченовском медицинском университете (Москва). Обсуждаются понятия «саногенного общения» и «саногенное поведениен врача»; вербальные и невербальные стороны в общение врача; особенности этнической культуры, формирующей мировоззрение врача; коммуникативная подготовка врача на различных этапах профессонализации.

Ключевые слова: медицинская психология; ценности; партнёр-ские отношения в общении врач-пациент; влияние различий культур на формирование навыков общения врача.

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Общение специалиста помогающей профессии (к помогающим профессиям относятся профессии медицинского работника, психолога, педагога, др.) призвано обладать свойствами оздоравливающего (чтобы после общения с ним клиенту становилось легче); и даже вне профессиональной деятельности коллеги, знакомые ждут от профессионала демонстрации коммуникативной компетентности.

Врач в процессе своей профессиональной деятельности участвует в разных видах общения, среди которых: а) общение с пациентами и членами их семей; б) общение с коллегами-врачами; в) общение в междисциплинарных бригадах (с мед-сестрами, психологами, социологами, педагогами, др.); г) общение с организаторами здравоохранения (начальниками, подчиненными, менеджерами, др.); д) общение с представителями общественности; е) общение с членами своей семьи, со своими родственниками и знакомыми (общение в роли врача); ж) общение с самим собой (самопомощь, самолечение, пр.); з) другие виды общения. Каждый из указанных видов профессионального общения имеет свою специфику.

Далее мы будем обсуждать психологию общения врача с пациентом.

Общественная функция врача: борьба с болезнью обратившегося за помощью пациента, способствование поддержанию у него здоровья. Современное общепринятое определение понятия «здоровье» (определение, записанное в уставе ВОЗ, 1948 г.): «Здоровье — состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов». Федеральный закон РФ № 323-ФЗ: «Здоровье — состояние физического, психического и социального благополучия, при котором отсутствуют заболевания, а также расстройства функций органов и систем организма».

Таким образом, врачу, борясь с болезнью пациента, необходимо способствовать и его состоянию социального благополучия, что свидетельствует о важности професси-онального общения врача с пациентом.

Субъективный опыт общения, полученный нами (профессиональными психологами) в Сеченовском университете в результате общения с иностранными специалистами и отечественными медиками

Тема общения издревле была актуальна для врачей, подготовки врачей. Известный писатель Экзюпери писал, что самая большая роскошь на свете — это роскошь человеческого общения. Известные клиницисты говорили, что «если больному после разговора с врачом не станет легче…» (эту фразу приписывают профессору Бехтереву, хотя в разных книгах ее можно встретить как принадлежащую и другим врачам); т. е. это общее ожидание от общения профессионала.

Если посмотреть на опыт обучения в медицинском вузе общению врача с пациентом, то это не только передача опыта мастеров, когда они говорили «делай как я» своим ученикам. Уже в 1976 г. была создана межкафедральная программа по медицинской этике и деонтологии (среди авторов программы — психологи Ю. М. Орлов, Н. Д. Творогова). Эта программа включала в себя и вопросы общения врача с пациентом, которое рассматривалось не только как набор слов, но и действия, которым врачей нужно обучать. В отечественных медицинских вузах функционировала эта утвержденная Минздравом программа, и будущих медиков обучали общению врача с пациентом в рамках преподавания им медицинской этики и деонтологии. Однако в конце 20-го века в некоторых странах Евросоюза (в частности, в Великобритании) возникли специальные учебные дисциплины по обучению общению врача с пациентом. В этих программах в искусстве общения была выделена составляющая, которую можно рассматривать как ремесло (т. е. какие-то принципы, какие-то приемы); общение было разделено на составляющие с тем, чтобы рационально обучать ему будущих врачей.

Начиналось специальное обучение общению и в нашей стране. Для подготовки программы обучения будущих врачей общению в Сеченовском университете в Москве психологи кафедры педагогики и медицинской психологии в течение года ознакомились с обучением общению врачей медвуза в Бирмингеме. В Россию в наш вуз по нашему приглашению приезжала специалист, которая показывала нам материалы, как в Бирмингемском университете проходит подготовка по коммуникативному обучению будущих врачей. Доктор Джон Джонс из университета Бирмингема в Великобритании рассказывала, что со 2-го курса в течение нескольких лет студентов обучают хорошей коммуникации с пациентом — и не только обучают, но и проводят экзамен. Она говорила о том, что всех студентов на выпускных экзаменах проверяют: что они знают (это тесты), что умеют (практические навыки) и как общаются с пациентом. И если студент не сдал экзамен по общению с пациентом, то нигде в Великобритании он врачом работать не сможет — так она нам рассказывала. В некоторых странах Евросоюза в последние десятилетия также вводится такая же подготовка по коммуникативным умениям учащихся медицинских факультетов университетов и проводится оценка их коммуникативной компетенции. Именно поэтому мы ознакомились с зарубежным опытом для того, чтобы удостовериться, что в этом направлении той же дорогой идет и наше образование; важно было решить, что мы можем взять и чем мы можем поделиться с нашими зарубежными коллегами. В частности, для того чтобы проводить экзамен по профессиональному общению, надо было знать, что такое «хорошая медицинская практика». Общий медицинский совет Великобритании сформулировал обязанности врача, перечень коммуникативных компетенций которого был утвержден этим Советом; и медицинские вузы должны были готовить своих студентов в соответствии с этими общими требованиями. В общие коммуникативные требования было включено требование к установлению партнерских отношений между врачом и пациентом (отношения должны строиться и быть основаны на открытости, доверии, хорошем процессе общения). Говорилось также о том, что врач, чтобы выполнить свою роль, в партнерских отношениях с пациентом должен быть вежливым, внимательным, честным, строить отношения со своими пациентами, помня об их чувстве собственного достоинства; необходимо относиться к каждому пациенту как к индивидуальной личности, уважать права пациента на конфиденциальность и на свое личное пространство; надо поддерживать пациента в том, чтобы он проявлял заботу о себе и сохранял или улучшал свое здоровье; важно также было научиться поддерживать пациентов, обладающих знанием о своем состоянии, в том, чтобы они использовали эти знания, когда сами не принимали решение о своем лечении (например, когда пациентом является медик по образованию). В этих требованиях Общего медицинского совета Великобритании были сформулированы и требования к хорошему общению с детьми и подростками, к хорошему общению с их родствен-никами; требования к общению с лицами, осуществляющими уход за пациентом; требования к тому, как быть открытым и честным, как поддерживать общение пациента с пациентами; требования, как поддерживать доверие общества к людям медицинской профессии; а также как получать согласие завершать свои профессиональные отношения с пациентом; и так далее. Такие требования стали рассматриваться Общим медицинским советом как ценности, которые медицинское сообщество приняло для общения с пациентами; это стало целевой задачей для подготовки врачей на медицинских факультетах и постановки им оценки. Мы знакомились в течение года с этим опытом Великобритании и посмотрели, какие требования существуют к тому, как слушать, спрашивать и уважать мнение другого, как работать с пациентами, которые перебивают врача; как и почему нужно уважать конфиденциальность; и так далее. То есть мы извлекли некоторые уроки при знакомстве с этим опытом Великобритании по обучению коммуникативной компетенции медицинских работников. В том же направлении идут они и сейчас или нет?

Мы обратили внимание, что ценности, сформулированные медицинским сообществом, не являются абсолютно новыми. В частности, в книге «Притчи человечества» можно увидеть такую притчу, которая демонстрирует, что значит мудрая беседа; фрагмент из этой притчи: «Однажды один учитель был позван царем для мудрой беседы. Учитель посмотрел пристально на владыку и начал говорить о красоте короны его, о блеске самоцветных камней, о высоком символе, заключенном в золотом обруче, сравнивая его с магнитом притяжения… К удивлению учеников, сопровождавших его, и к удовольствию владыки беседа ограничилась рассказом о значении короны. Когда же после ученики спросили учителя, почему не было владыке сказано о начале вселенной, о других мудростях, которые он передавал своим ученикам, то учитель сказал: "Говоря о начале вселенной и других мудростях, если бы я ему говорил, то царь в лучшем случае впал бы в скуку, в худшем царь бы был ввергнут в бездну отчаяния; и то, и другое было бы вредно"». И вот он сказал также своим ученикам, что только постоянное внимание к тому, что является лучшим для собеседника, что занимает собеседника, делает вашу беседу мудрой. Если темой будет самый обыкновенный предмет, все же надо найти наивысшее значение этого предмета и говорить о той сфере, которая интересует вашего собеседника. Не годен и даже преступен наставник, говорящий не по интересу слушателя и не на его языке; это отличает мудреца от профана, который просто хочет продемонстрировать свои знания и показать, как он много знает». Да, говорить врачу с пациентом надо на его языке и на темы, интересующие пациента.

Были и другие ценности, которые мы увидели в документе, который был предложен нашими коллегами из Великобритании. Они оказались понятными и принимаемыми и в нашем сообществе (когда я тогда спрашивала моих коллег-медиков, могли бы они принять эти же ценности или нет, они сказали: «Да, могли бы»). В то же самое время, если бы мы взяли буквально систему коммуникативной подготовки врачей в Великобритании и скопировали ее, то мы могли бы что-то потерять из того опыта, который был накоплен в России в плане коммуникации врача с пациентом.

В 1998 году в нашей стране была защищена диссертация доктором Хамидом Пезешкианом из Западной Германии; она называлась «Позитивная психотерапия как транскультуральный подход в российской психотерапии». Это врач, который имеет восточные корни, но который родился и получил медицинское образование в Западной Германии. Его отец (Носарт Пезешкиан) возглавлял в то время в Германии Институт позитивной психотерапии и семейной психотерапии, и он тоже приезжал в начале перестройки в СССР; издавались его книги на русском языке, а его сын проводил исследования и потом защитил докторскую диссертацию в Санкт-Петербурге, как уже выше было сказано, в 1998 году. И вот в этой докторской диссертации он уделил внимание особенностям работы врача, культурным особенностям, которые отличают практику Западной Германии от России. В частности, он отмечал, что существуют разные модели хорошего врача в Западной Германии и в России. Он говорил о загадочной русской душе; в автореферате его диссертации указано (и это подтверждено его исследованиями), что есть особенности в коммуникации врача подготовки европейской, западно-европейской и российской. В частности, он нам рассказывал о том, что для Советского Союза (он в нашей стране работал в начале перестройки) считается неэтичным и аморальным брать деньги с того, кто попал в беду; и у русских врачей есть некоторая моральная ответственность в том, чтобы помочь такому человеку. Если посмотреть немецких врачей, то они рассматривают свою работу (как пишет доктор Х. Пезешкиан, проведя опросы, проведя исследования) как часть профессиональной деятельности; это не помощь личности (профессио-нальной личности, как в России) другой личности, попавшей в беду; но это работа, и врач абсолютно спокойно обсуждает свой гонорар с пациентом, он выстраивает свои границы, за которые пациент пройти не может. Доктор Хамид Пезешкиан очень часто спрашивал меня и удивлялся, как я (профессор и заведующая кафедрой педагогики и медицинской психологии) строю свою коммуникацию со студентами-медиками; он говорил: «Как может студент в 21-й час вам звонить домой по телефону и спрашивать что-то по своей курсовой работе или лекции, которая будет на следующий день? Почему вы это разрешаете? У нас такое невозможно; четко построена граница не только между врачом и пациентом, но и между профессором и студентами, пересекать которую нельзя». Я отвечала, беседуя с ним, что у меня другой опыт; со мной так общались мои учителя, и, может быть, неосознанно, я переношу эту модель и на общение со своими учениками даже тогда, когда они перестают быть учениками. Они продолжают и после окончания образования относиться к нам как к преподавателям, проявляя некоторое уважение к своему прошлому. И преподаватель к своим бывшим ученикам все равно относится как к ученикам и, чем может, старается им помочь, хотя в данный момент между ними могут отсутствовать какие-либо деловые профессио-нальные отношения. То есть это особые отношения, которые складывались в нашей стране между врачом и пациентом, между учителем и его учеником. Это входило в ценности нашей отечественной медицины и образования.

Когда я стала общаться со своими коллегами из Великобритании, то на одной из первых встреч один из профессоров буквально в лоб спросил меня: «Каковы ваши ценности, профессор Творогова»? Я задумалась, действительно, какие мои ценности? Это бывает очень трудно выразить словами, хотя они (ценности) действительно регулируют поведение; сказать конкретно, каковы твои ценности, бывает очень трудно. То же самое можно сказать и о ценностях медицины в плане коммуникации врача с пациентом; нам их иногда трудно вербализировать; но, если мы возьмем буквально западную модель общения врача с пациентом, то можем потерять те ценности, которые рождены отечественной общественной медициной, которая складывалась на протяжении столетий. Осознать эти ценности — наша задача.

В то же самое время, уже с 90-х годов прошлого столетия при преподавании психологии в медицинском вузе на младших курсах (на 1-2-м курсах) в зависимости от факультета мы говорили о ценностях коммуникативной составляющей профессио-нальной деятельности врача, медсестры, организатора здравоохранения, др. При преподавании психологии как части общей гуманитарной подготовки будущих врачей мы уделяли большое внимание вопросам общения; в подготовленном нами учебнике «Психология» (который использовался нами для преподавания психологии студентам всех факультетов) большой раздел уделен психологии общения. Мы, проводя занятия и при аттестации наших студентов, при постановке им зачета, при использовании балльно-рейтинговой системы, обязательно учитывали коммуникативную компетентность наших студентов: как они выглядят, как они общаются со своими коллегами (студентами учебной группы), как они общаются с преподавателями, — все это входило в систему аттестации наших студентов, а не только знания психологии или раздела «Психология общения»; оценивалось и их умение выступать перед группой, умение спорить, вести дискуссию — все это учитывалось при постановке им зачета.

Когда мы говорим о подготовке врачей в плане коммуникации, то на повестке дня в отечественном медицинском образовании — межкафедральные программы по развитию и оценке коммуникативной компетентности наших учащихся на постдипломном этапе. Такое обучение уже проводилось нами при подготовке семейных врачей. На протяжении нескольких лет на кафедре семейной медицины, которая возглавлялась академиком Игорем Николаевичем Денисовым, на постдипломном этапе подготовки семейных врачей у нас был модуль «Психология семьи». В рамках этого модуля у врачей, которые приезжали из разных регионов нашей страны, мы выясняли, какие коммуникативные навыки для них значимы, в чем они чувствуют необходимость специальной подготовки, что у них хорошо получается в практике общения с пациентами и чем они могли бы поделиться с коллегами; проводили с ними некоторые исследования. Все это использовалось на занятиях по психологии общения в рамках учебной дисциплины «Психология семьи». В настоящий период готовим такие курсы на постдипломном этапе для клинических психологов.

В 2010 г. я стала участницей международного Проекта Tempus IV 159328-TEMPUS-1-2009-1-FR-TEMPUS-SMHES «Система обучения в течение жизни для препо-давателей медицинских вузов», посетила ведущие страны западной Европы (изучала опыт преподавателей медицинских факультетов университетов); в итоге подготовила (2012 г.) изданное в г. Омске (также участнике этого проекта) учебно-методическое пособие — Н. Д. Творогова, «Деловое общение преподавателя медицинского вуза».

Для того чтобы говорить не только о том, чему учить, но и о технологии обучения общению, важно анализировать опыт выдающихся отечественных и зарубежных клиницистов в плане общения. Важным оказался и персональный опыт, когда в течение недели я могла поработать с великим врачом и психологом Гансом Юргеном Айзенком, который по моему приглашению в 1993 г. приезжал в наш университет и читал лекции, проводил занятия с врачами. Это была также школа общения, когда мы не только слушали его лекции, наблюдали, как он преподавал в рамках учебного процесса, но и наблюдали, как он общался с нами, с клиентами, пациентами.

Нам, конечно, интересен и зарубежный опыт, и опыт отечественных врачей для того, чтобы передать его следующему поколению в рамках обучения и совершенствования профессионального общения. Но при этом, конечно, было бы странно обойти данные современной науки. Общение — это одно из направлений научных исследований, которым занимаются специалисты разных специальностей и разных профессий; психология — это только одна из наук, которая изучает общение. Если послушать лекцию социолога, философа или специалистов других профессий по теме общения, то они рассказали бы о своем подходе, о своих результатах исследований. Нужна междисциплинарная интеграция специалистов, изучающих тему «Общение».

Остановимся на некоторых теоретических вопросах, связанных с психологией общения. Придется ссылаться на данные отечественной психологической школы советского периода, потому что многие исследования по психологии общения в нашей стране проводились еще в СССР.

Психология общения (опыт преподавания психологии общения в Первом МГМУ им. И. М. Сеченова)

Первый МГМУ им. И. М. Сеченова — первый медицинский вуз страны, в котором с 1971 года (год первого выпуска профессиональных психологов в СССР) стали работать профессиональные психологи. Начали с психолого-педагогической подготовки: а) преподавателей медицинских вузов (ассистентов, доцентов, профессоров) на циклах повышения квалификации преподавателей (ФПКп), б) аспирантов (будущих преподавателей медвузов). В рамках учебной дисциплины «Психолого-педагогические основы высшего медицинского и фармацевтического образования» преподавалась и тема «Педагогическое общение».

Психология (социальная психология) начала преподаваться профессиональными психологами в 90-е годы прошлого столетия при подготовке на додипломномном этапе медсестер с высшим образованием, врачей разных специальностей; на постдипломном этапе — при подготовке семейных врачей, организаторов здравоохранения, др.

Когда мы говорим о профессиональном общении работника здравоохранения, то возникает вопрос, что же понимают психологи под «общением».

В нашем учебнике «Психология», который уже выше упоминался, дается определение общения, которое чаще всего используется в отечественной психологи-ческой школе. В психологии под общением обычно понимают процесс, включающий в себя: а) передачу информации и обмен ею (то есть коммуникация в узком смысле слова); б) взаимодействие и взаимопонимание; в) социальную перцепцию вступивших в общение участников (Андреева Г. М.).

Виды общения

Общение бывает разное: 1) межличностное; 2) межгрупповое; 3) общение личности с группой (например, пациента с медицинским учреждением, с медицинской бригадой). Дальше будем рассматривать межличностное общение врача с пациентом.

Если говорить о профессиональном общении врача, то это не просто передача информации, не просто взаимодействие, не просто социальная перцепция (восприятие и отношение к друг другу), но это ролевое, подчиненное профилактическим, лечебно-реабилитационным целям общение.

Когда говорим о ролевом общении, то может возникнуть некоторое неприятие этого: и пациент, и врач всегда ценят искреннее открытое межличностное общение. Роль в социальной психологии понимается как соответствующий принятым нормам способ поведения человека в зависимости от его профессионального статуса. Общение медсестры с пациентом будет несколько отличаться от общения врача с пациентом; общение медицинского работника будет отличаться от общения представителя другой профессии (например, из сферы обслуживания); это будет другое общение, поэтому общение врача определяется той ролью, которую выполняет врач в достижении целей лечения, профилактики и реабилитации пациента.

Когда обсуждают ролевое общение, то предполагают, что студент, который хочет стать врачом, за годы своего обучение не только изучает учебные дисциплины (предусмотренные действующим учебным планом), осваивает те или иные практи-ческие умения, он также входит в мир профессии (в мир медицинской профессии), должен освоить коммуникативные навыки медицинского работника. Это можно делать на лекциях, практических занятиях, в период практики, общаясь со своими преподава-телями — опытными медицинскими работниками. Студент постепенно входит в выбранную им роль; а после 3-го курса студентов медицинского вуза раньше (в СССР) уже называли по имени и отчеству: «Доктор такой-то, как вы ответите на этот вопрос?», т. е. помогали им освоить предстоящую в их медицинской практике роль.

Роль врача связана с этикетом — это внешнее проявление коммуникации в общении. Например, как должен выглядеть студент медвуза в клинике? Так, девушке-студентке могут сказать: «С такими ногтями у нас врачи в клинике не работают». И такие вопросы: как студент должен быть пострижен, в каком халате, в какой обуви приходит в отделение, как он заходит в палату, как он здоровается с пациентами, как он разговаривает со старшими по статусу (например, с директором клиники) — все это имеет значение; это все относится к этикету, который сложился на протяжении многих столетий и помогал начинающим врачам войти в мир выбранной ими профессии.

Но многое в мире профессии связано не только с этикетом. Можно заказать улыбку, но глаза очень трудно заставить демонстрировать то, что ты не чувствуешь внутри себя. Поэтому наряду с этикетом преподаватели, врачи обращали внимание на то, как студент относится к другим студентам, как он решает серьезные нравственные задачи. Именно поэтому и была разработана межкафедральная программа по медицинской этике и деонтологии, которая фокусирует внимание не только на внешних проявлениях коммуникации будущего врача, но и на внутренних ценностях того человека, который входит в мир медицинской профессии. Я видела студентов, которые заканчивали наш медицинский вуз, которые хорошо учились, у них были отработаны профес-сиональные знания и умения, но иногда директора клиник не брали того или иного из них к себе в штат клиники врачами. Когда я однажды спросила: «Почему? Ведь он хорошо учился», мне один директор клиники (в частности, клиники акушерства и гинекологии, профессор) сказал по поводу конкретного выпускника: «Да, он, конечно, умный студент; но он всех моих пациенток разгонит, он не так общается с ними; вот когда начнет общаться по-другому, тогда я вернусь к вопросу о его возможности работать в нашей клинике». То есть руководители клиник, специалисты, конечно, понимали, что просто знаний и умений недостаточно, нужна еще и коммуникативная компетентность, которую трудно симулировать; она связана с личностью врача.

Итак, роль врача нужно освоить; и, как актер иногда входит в свою роль через походку, мимику, через речь, пр., также и наши студенты иногда через внешнее поведение постепенно входят в свою роль врача.

Такое ролевое общение является некоторой защитой и для пациентов, и для врачей. Почему защитой? Пациент, который приходит и общается с врачом, наверное, не хочет стать заложником, например, плохого настроения врача, с которым он имеет дело. Как врач себя чувствует в данный момент, был ли у него какой-то конфликт с руководством или в семье — пациент не хочет быть заложником настроения врача; пациент ждет определенного отношения к себе и хочет, чтобы врач общался с ним ожидаемым образом. В то же самое время и для врача его конвенциональная (договорная) роль, которую он выполняет, тоже как бы является некоторой защитой, потому что пациент может вторгаться в личное пространство врача, выводить его из себя; роль врача является некоторой защитой в общении с некоторыми, может быть агрессивными, пациентами или пациентами, которые ведут себя неподобающим образом. Когда мы говорим о конвенциональной роли, то говорим о представлениях врача и пациентов о предписанных шаблонах их поведения, которое ожидается и требуется от них в ситуации оказания медицинской помощи. Иногда возникают такие барьеры, когда пациент не берет на себя роль пациента; например, это тот же медик, он может начать спорить со своим коллегой, проверять, насколько тот компетентен; поэтому врачи часто своего коллегу рассматривают в качестве трудного пациента. Очень трудно лечить и своих родственников, потому что родственник относится к тебе как к родственнику, он не всегда видит в тебе врача; это может нарушать терапевтические отношения; важно таким родственникам уметь переходить от одних отношений к другим. Именно поэтому профессиональное общение, как мы уже выше отмечали, — это ролевое общение.

Личностно ориентированное общение. В то же самое время общение врача с пациентом — это и межличностное общение, ориентированное на личность пациента; общаться с личностью пациента можно только с помощью своей личности; и, осваивая медицинскую роль врача, врач со временем становится способным к такому межличностному общению, когда идет самораскрытие, общение личности с личностью. Именно поэтому в медицине большое внимание обращается на личность врача. Наряду с процессом обучения в СССР большое внимание уделялось и процессу воспитания (речь шла об учебно-воспитательном процессе).

Нами введен термин саногенное поведение, в контексте которого начато изучение саногенного общения. Саногенным мы назвали общение, которое по своей направлен-ности и способам осуществления приближает его участников к здоровью, благополучию (духовному, психическому, социальному, физическому); это оздоравливающее общение. Для саногенного общения важны: а) высшие духовные ценности, метапотребности; б) позитивные цели; в) саногенное мышление. Такое общение предполагает заботу личности о своем физическом и психическом здоровье, ответственность за него. Общение может его субъектом дозироваться, предполагать выбор партнеров для общения, выбор продолжительности и глубины контактов с ними, может предполагать возможность одностороннего выхода из общения, которое разрушает его личность, здоровье, др. Саногенное общение предполагает не только поддержание в процессе его осуществления состояния собственного благополучия (духовного, психологи-ческого и психического, социального, физического), но и умение выходить за границы собственных эго-интересов, фокусироваться на проблемах другого, осознанно направлять процесс общения на поддержание у собеседника состояния благополучия, испытывая при этом радость, что оказался в нужный момент рядом и способен выслушать, поддержать, утешить, дать совет, адекватную обратную связь. Личность (поддерживающая у себя и у партнера по общению состояние духовного, психичес-кого, социального и физического благополучия) получает в дар общую позитивную атмосферу этого общения, что позволяетвслед за Экзюпери говорить о роскоши человеческого общения.

Саногенное общение нельзя имитировать; чтобы общение стало таким, в него нужно «вложиться» своей личностью, которая при этом должна быть здоровой (зрелой) не только в традиционном понимании психиатров, но и в понимании А. Маслоу, в понимании Б. С. Братуся (в противном случае лучше ограничиться строго ролевым общением).

При массовой подготовке от всех выпускников медицинского вуза трудно требовать, чтобы была уже зрелая личность у каждого из них. Требования общества к врачу помогают защитить население от незрелых личностей, которые хотят работать врачом. Традиционный идеал врача в России — это зрелая личность, для которой ее работа является способом самореализации, служения добру и красоте отношений. Это, конечно, идеал, которого ожидает пациент; и в медицинской среде это идеал врача. Как идеал профессионально компетентная зрелая личность выполняет свои профес-сиональные функции и тогда, когда личность встречается с личностью; и тогда, может быть, даже не важно, что делает врач (конечно, это не относится к хирургу), а важно, что контакт состоялся; и уже после такого межличностного общения, действительно, партнеру по общению (пациенту) становится легче.

Невербальная составляющая общения

Когда мы говорим об общении врача с пациентом, то, конечно, он использует в этом общении те или иные средства; это вербальные и невербальные средства — то, что говорит врач, и то, что говорят его мимика, жесты, взгляд, пантомимика. Есть данные, которые были получены Мирабяном, который показал в своих специально проведенных исследованиях, что только 7 % информации передается смыслом слов, 55 % информации передается выражением лица, а 38 % информации определяется тем, как эти слова произносятся; поэтому если врач говорит одно, а его мимика, жесты, интонация говорят другое, то можно себе представить, чему больше пациент верит — конечно, невербальному посланию, поступающей от собеседника невербальной информации. Поэтому пациент нередко пропускает сказанные ему слова; он вглядывается в глаза своего врача, он смотрит, как он это произносит, насколько действительно верит врач в то, что он говорит; и если поступает взаимоисключающая информация по каналу вербальному и невербальному, то пациент больше будет верить невербальному каналу передачи информации.

Будущего врача надо учить не только тому, что и как правильно говорить на языке своего пациента, но и тому, как говорить, если ты сам не веришь в успех своего лечения. Если ты не веришь в то, что ты предлагаешь пациенту, то будет ли пациент это выполнять? Так, например, если врач говорит: «Курить вредно», а сам в перерыве где-то на лестничной клетке курит, то как будут верить его рекомендации не курить? Если врач говорит, что надо питаться «вот так-то и так-то», а в столовой видят, как он сам поедает ту пищу, которую не рекомендовал, то, естественно, уровень доверия к такому врачу снижается. Именно поэтому врачи, врачебное сообщество — это достаточно закрытое сообщество. Нам на занятиях по истории отечественной медицины рассказывали: когда земские врачи заболевали, они старались не афишировать это, чтобы не нарушать доверие пациента, у которого при виде больного врача может возникнуть мысль: «Врач, исцелись сам, если ты не можешь помочь себе, то почему я должен думать, что ты можешь помочь мне». Конечно, такая реакция не обязательна: можно помогать другим и иногда не суметь помочь себе; именно поэтому врачи обращаются к своим коллегам (так же, как и психологи обращаются к своим коллегам-психологам за помощью), чтобы получить у них консультацию; за такой помощью врач обращается не потому, что некомпетентен, а потому, что со стороны иногда легче разглядеть проблему, чем когда ты смотришь на себя сам изнутри. При общении с выдающимися медиками прошлого внимание привлекала и их невербальная коммуникация, которая часто была идеальной. Они обычно это так комментировали в приватной беседе: это профессионализм, всегда есть сомнения, всегда есть какая-то вероятность в чем-то, но если я в чем-то не уверен, общаясь с пациентом, то я не смогу подключить его быть вместе со мной против его болезни. И вот это владение средствами общения у лучших представителей медицинской профессии идеально; можно даже снимать и показывать без звука фильмы, демонстрирующие невербальную коммуникацию между таким врачом и пациентом.

В 2015 г. впервые в России под общей редакцией академика РАО А. А. Бодалева был издан энциклопедический словарь «Психология общения». Словарь состоит из нескольких частей: 1) история и теория психологии общения, 2) межличностное и межгрупповое общение, 3) трудности и нарушения общения, их коррекция, 4) психодиагностика общения, психодиагностические функции общения, 5) персоналии. В словаре рассматриваются виды общения, средства общения, возникающие в общении трудности (в случаях, если вид общения не соответствует используемым в нем средствам, методам общения, пр.), др.

 

Окончание следует

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:614.23

Творогова Н.Д. Коммуникативная составляющая профессиональной деятельности медицинского работника. Часть 1 // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2020. – T. 12, № 6(65) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  Р’ начало страницы Р’ начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2020 РіРѕРґ

2019 РіРѕРґ

2018 РіРѕРґ

2017 РіРѕРґ

2016 РіРѕРґ

2015 РіРѕРґ

2014 РіРѕРґ

2013 РіРѕРґ

2012 РіРѕРґ

2011 РіРѕРґ

2010 РіРѕРґ

2009 РіРѕРґ