Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2012 № 3(14)
2012 № 2(13)
2012 № 1(12)
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Юмор в искусстве и арт-терапии: феноменология, диагностика, защитно-адаптивные возможности

Копытин А.И. (Санкт-Петербург)

 

 

Копытин Александр Иванович

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук, доцент кафедры психологии Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования и кафедры психотерапии Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова.

E-mail: alkopytin@rambler.ru

 

Аннотация. В статье представлены теоретические и практические аспекты, касающиеся проявления юмора в арт-терапевтическом процессе. Дается определение и классификация разных видов юмора, а также их роли в психотерапии и межличностных отношениях. Рассматриваются проявления юмора в изобразительном искусстве, в том числе, в искусстве модерна и постмодерна и произведениях художников-аутсайдеров. Основной акцент делается на проявлениях юмора в арт-терапевтической продукции – как спонтанной, так и созданной в рамках определенных видов арт-терапевтической деятельности. Даются многочисленные примеры проявления разных форм юмора в изобразительных работах, создаваемых при разных психических расстройствах, а также у клиентов разного возраста и пола. Обсуждаются результаты исследования юмора в изобразительной продукции ветеранов войн, принимавших участие в групповой интерактивной арт-терапии.

Ключевые слова: юмор, арт-терапия, искусство, ветераны войн.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

1. ВВЕДЕНИЕ

Юмор нередко становился предметом исследований в социологии, антропологии, психологии и других науках о человеке. Он также интересует психотерапевтов. Изучение юмора позволяет лучше понять человека и его отношение к себе и окружающему миру. Юмор также тесно связан с защитно-приспособительными возможностями личности и разных сообществ, позволяет лучше адаптироваться к природной и социальной среде, преодолевать сложные жизненные ситуации. Он имеет тесную связь с творческими возможностями человека, выступает одним из значимых факторов, определяющим динамику межличностных и социальных отношений. Велика его роль и в процессе индивидуальной и групповой психотерапии.

Мой интерес к юмору отчасти обусловлен его частым проявлением в арт-терапии. Представляется, что оценка разных видов юмора и его умелое использование в лечебно-реабилитационном процессе может являться важной составной частью постановки диагноза, определения прогноза и выбора терапевтических вмешательств, повышать их эффективность.

2. ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЮМОРА, ЕГО ВИДЫ И ФУНКЦИИ

2.1. Определение и виды юмора

Юмор является комплексным психологическим и межличностным феноменом, затрагивающим как познавательные, так и эмоциональные процессы, сознание и бессознательное, а также физическую сферу человека. Он имеет тесную связь с креативностью и сексуальностью; может быть созидательным и разрушительным.

Существуют разные определения юмора и его видов, таких как шутка, ирония, пародия, сарказм, цинизм и др. Все они имеют общие признаки и, в то же время, определенные различия. Одним из общих признаков, присущих разным видам юмора, является их связь с метафорой. Юмористические высказывания и образы, как правило, имеют скрытый смысл, доступный для восприятия тех, кто обладает чувством юмора. I. Jakab (1998) пишет, что «…юмор – это такое состояние сознания, такая тенденция, которые наделяют человека способностью видеть скрытую смысловую нагрузку и связи между вытесненными эмоциями и идеями, способностью преобразовывать их в социально приемлемые, свободные формы… Юмор во многом похож на сновидения, поскольку также предполагает сгущение психической энергии, ее перемещение с одних уровней психической динамики на другие, а также ее непрямое выражение. В то же время, если сновидения связаны с психическим регрессом, то юмор его не предполагает» (Р. 16).

В целях прогнозирования эффектов влияния юмора на личность и сообщества представляется важным дифференцировать здоровый (конструктивный) и патологический (деструктивный) юмор. Учет внешних условий, в которых люди проявляют чувство юмора, в большинстве случаев имеет решающее значение для определения его природы и эффектов. J. Nagy (1998) считает, что здоровый, конструктивный юмор предполагает гибкость личных границ и способность конструктивно взаимодействовать с другими людьми. Напротив, патологический, разрушительный юмор связан с патологической агрессией, сниженной способностью к контакту и ригидными личными границами. Он проявляется в виде иронии и сарказма (Р. 257).

R. Silver (2002, 2007) разработала специальную шкалу для оценки разных видов юмора, проявляющихся в изобразительной продукции, в частности, при выполнении рисуночного теста Сильвер (РТС). Данная шкала позволяет оценить семь видов юмора на основе анализа изобразительной и повествовательной продукции пациента:

•   Патологический или «черный» юмор, проявляющийся в насмешке над умирающим или находящимся в смертельной опасности персонажем. При этом персонаж испытывает и открыто выражает страдание или страх.

•   «Черный», но не патологический юмор, проявляющийся в насмешке над несчастным, умирающим или находящимся в смертельной опасности персонажем. При этом на рисунке и в повествовании не показано, что персонаж испытывает страдание или страх.

•   Уничижительный юмор, проявляющийся в насмешках над таким персонажем, который отличается от автора рисунка (например, по полу) и при этом представлен как непривлекательный, разочарованный, глупый, несчастный, но не находящийся в смертельной опасности.

•   Самоуничижительный юмор, проявляющийся в насмешках над таким персонажем, который похож на автора рисунка или представлен от первого лица и при этом изображен как непривлекательный, разочарованный, глупый, несчастный, но не находящийся в смертельной опасности.

•   Амбивалентный или нейтральный юмор. При этом перспективы развития ситуации для персонажа представляются как амбивалентные либо неясные.

•   Умеренно положительный, жизнеутверждающий юмор. При этом изображенный персонаж преодолевает препятствия, либо финал ситуации для него благоприятен.

•   Выраженный положительный, игривый юмор, связанный с изображением персонажа или нескольких персонажей, которые успешно преодолевают препятствия, испытывают положительные чувства. Также проявлена игра слов, насмешка над абсурдом, двойной смысл.

R. Silver (2007) приводит данные своих исследований проявлений юмора в рисунках представителей разных возрастных и гендерных групп. Общее число испытуемых в ее исследованиях составляло 888 человек. У большинства (69%) тех, кто проявил чувство юмора в рисунках, юмор являлся негативным («черным» патологическим или непатологическим, а также уничижительным или самоуничижительным). Лишь у 22% испытуемых, проявивших чувство юмора, он имел амбивалентный или положительный оттенок. Кроме того, негативный юмор значительно чаще проявлялся у мужчин, чем у женщин.

2.2. Функции юмора

Разные виды юмора обусловливают разные психологические эффекты и межличностную динамику, имеют разные «мишени» воздействия. В одних случаях юмор служит снятию эмоционального напряжения, преодолению тревоги и страдания и даже переживанию положительного эмоционального стресса (эустресса). В других случаях он позволяет защитить личные границы, сопротивляться давлению извне, поддержать чувство внутреннего достоинства. Юмор и смех часто проявляются при конфронтации человека с социальными авторитетами и нормами, которые противоречат его интересам (Clay R.A., 1997). Не случайно, отмечается склонность людей прибегать к юмору в ситуации недостаточной внешней свободы, в том числе, в условиях тоталитарного правления (Eric L., 1998). Юмор позволяет подвергнуть осмеянию оппонента, его идеи и систему ценностей, что, прежде всего, справедливо в отношении насмешки, пародии и сарказма.

В определенных случаях юмор позволяет более свободно взглянуть на вещи, «играть» с идеями и образами, раскрывает творческий потенциал личности. Можно отметить также значимую роль юмора в разблокировке неосознаваемых, вытесненных переживаний, а также в принятии и осознании латентных (скрытых) качеств личности. Он может обусловливать разрядку сексуальной энергии и выражение агрессии. Кроме того, юмор может способствовать установлению контактов, созданию более непринужденной атмосферы для общения, а также сплачиванию людей.

К важнейшей функции юмора можно отнести обеспечение психологической интеграции, преодоление внутреннего конфликта личности. Он позволяет ей принять свои внутренние противоречия, наличие в себе как плюсов, так и минусов – «света» и «тени», постичь сложность и, вместе с тем, богатство своего внутреннего мира и человеческих отношений. Он также содействует трансформации ранее отчужденных аспектов «Я» в полноправные аспекты целостной личности, но при этом «…избежать откровенной идентификации с ними» (Jakab I., 1998. – P. 17-18).

Таким образом, юмор обладает значительным защитно-адаптивным потенциалом. В зависимости от особенностей его феноменологии, в том числе, степени произвольности его проявления личностью, он может рассматриваться в качестве формы психологической защиты, либо копинг-стратегии.

Согласно А. Ziv (Ziv A., 1984), юмор связан со следующими пятью основными функциями:

•   выражение агрессии,

•   отреагирование сексуальной энергии,

•   защита,

•   переработка информации и решение проблем,

•   включение в социальный контекст.

3. ЮМОР В ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ

Хотя юмор часто проявляется в линейной, то есть, повествовательной или литературно-художественной форме (шутки, анекдоты, каламбур, оксюморон, игра слов и т. д.), он может выражаться в визуальных, пластических образах, а также в действии. Иногда линейная и нелинейная формы выражения юмора дополняют друг друга, что, например, характерно для комиксов. Юмор также тесно связан с ритуалом, сценической практикой, ролевой игрой, особенно такими жанрами, как карнавал, пародия, комедия, клоунада, хепенинг, перформанс. Внешний вид людей и их поведение при этом играют важную роль.

Можно привести множество примеров проявления юмора в изобразительном искусстве в различные исторические периоды, разных культурах и субкультурах. Создаваемые людьми в определенные моменты жизни визуально-пластические формы и совершаемые при этом действия способствуют созданию особого комического эффекта, что характерно, например, для таких традиционных праздников, как Масленица, Пурим, Хэллоуин, венецианский карнавал и других.

Разнообразные композиции с использованием тыквы и других материалов и объектов во время осеннего праздника Хэллоуин могут являться яркой иллюстрацией проявлений юмора в сочетании с другими, подчас весьма сложными и противоречивыми чувствами. Такие композиции также являются свидетельством потребности людей в игре и творчестве, в особенности, когда затрагиваются темы аннигиляции, смерти, встречи с «теневыми» аспектами реальности и человеческой природы.

Рис. 1. Пример композиций из тыквы и других предметов, создаваемых
на праздник Хэллоуин (Нью-Йорк, Манхеттен, ноябрь 2011 г.)

 

Если обратиться к истории искусства Европы, то еще в античный период можно найти примеры юмора, проявленного в скульптуре и декоративных формах. Не случайно, в эпоху Возрождения именно античное искусство вдохновило художников на создание такой изобразительной формы, как гротеск. Название гротеск (от слова grotta – «пещера») связано с тем, что античные декоративные мотивы в виде росписей на сводах подземных помещений явились прообразом гротесков Возрождения. Такие росписи содержали переплетения растительных форм в сочетании с животными и фантастическими существами.

Дж. Вазари (1993-1994) описывал их следующим образом: «Гротесками называют разновидность живописи, вольную и потешную, коей древние украшали простенки, где в некоторых местах ничего другого не подходило, кроме парящих в воздухе предметов, и поэтому они там изображают всякие нелепые чудовища, порожденные причудами природы, фантазией и капризами художников, не соблюдающих в этих вещах никаких правил…» (С. 109). Несмотря на фантастичность и алогичность с точки зрения здравого смысла, гротески Возрождения обычно создавались по определенным правилам: их отдельные элементы должны были по масштабу и пластическому решению быть взаимосвязаны. Один элемент органично вырастал из другого.

Позднее гротеском стали называть не только определенный жанр декоративного искусства, но и стилистическую фигуру, родственную гиперболе и нарушающую правдоподобие, используемую в разных искусствах. «Гротескный образ – отмечает М.М. Бахтин (1990), – характеризует явление в состоянии его изменения, незавершенной еще метаморфозы, в стадии смерти и рождения, роста и становления. Отношение к времени, к становлению – необходимая конструктивная черта гротескного образа. Другая черта – амбивалентность: два полюса в одном – старое и новое, умирающее и рождающееся» (С. 30).

Родственные гротеску формы изобразительного искусства можно найти в древнегреческой вазописи, абстрактных звериных орнаментах, средневековой книжной миниатюре, рельефах романских соборов. Под воздействием приемов гротеска родился жанр каприччио. Объединяя страшное и смешное, трагическое и комическое, возвышенное и низменное, Франсиско Гойя в серии офортов «Капричос» (1797-1798) открыл жанр «трагического гротеска».

Немало примеров юмора можно найти в искусстве барокко, в том числе, художников «золотого века» голландского искусства. Ярчайшим из них является Питер Пауль Рубенс. В его творчестве находим соединение энергичного, чувственного и эмоционального фламандского реализма с классической традицией. Он в немалой степени способствовал распространению стиля барокко с его особым художественным языком контрреформации и светской культуры своего времени.

Рис. 2. П.П. Рубенс, «Вакханалия»

Рис. 3. П.П. Рубенс, «Охота за гиппопотамом»

Рис. 4. П.П. Рубенс, «Сад любви»

 

Немало юмористических образов можно найти также в творчестве Рембрандта. Они, как правило, не доминируют, но «вплетаются» живой и яркой нитью в сложную ткань его произведений.

Разными гранями юмора расцвечено искусство модернизма, особенно, таких его направлений, как экспрессионизм, дадаизм и сюрреализм. Дальнейшая судьба художественного авангарда ХХ века, вплоть до различных жанров искусства постмодерна, немыслима без юмора. Он поистине является его краеугольным камнем, что далеко не случайно. Юмор выступает органической составной частью и инструментом культурной антропологии постмодерна. Он отражает попытки современного человека выжить и сохранить внутреннюю целостность в ситуации экзистенциального, духовного кризиса, фрагментированности и эмержентности существования, отсутствия устойчивых смыслообразующих ориентиров и идентичности.

Кроме того, юмор в искусстве второй половины ХХ века тесно связан с утверждением ценностей либеральной демократии и личной свободы, борьбой разных социальных групп (прежде всего, меньшинств) за свое место в культуре и социуме, сложной динамикой институциональных и политических изменений, ориентированных на раскрытие человеческих ресурсов.

Разные оттенки юмора нередко проявляются в произведениях художников-авангардистов, занимающих активную, критическую позицию в сложившейся системе общественных отношений. Юмор нередко используется ими в качестве одного из инструментов внутреннего освобождения и идейной борьбы. Ярким примером этого может служить творчество художников-нонконформистов в нашей стране, чье искусство ярко проявилось в период засилья социалистического реализма, в обстановке жесткой цензуры и идеологического контроля, а в дальнейшем – в период Перестройки.

Рис. 5. В. Ситников, «Адам и Ева» (1967)

Рис. 6. В. Калинин, «Автопортрет. Уличная сцена» (1974)

Рис. 7. В. Овчинников, «Дон Кихот» (1979)

Рис. 8. В. Комар и А. Меламид, «Двойной автопортрет в виде юных пионеров»
(1982-1983)

Рис. 9. Л. Соков, «Ленин и Джиакометти» (1987)

 

Юмор отличает творчество многих современных западных художников, сфокусированных на общественных противоречиях, а также ситуациях, связанных с давлением на личность со стороны властей или доминирующих социальных групп. В этом отношении показательно творчество британских фотографов Йо Спенс и Рози Мартин. В 1980-1990-е годы они использовали свои фотопроизведения в качестве инструмента внутреннего освобождения и провокации определенных реакций у зрителей с целью критической переоценки семейных и общественных отношений.

Характеризуя особенности созданного ими метода реконструирующей фотографии, Р. Мартин (2006) пишет: «Отталкиваясь от нашего личного материала и реального контекста нашей жизни, исследуя свои чувства боли и стыда, те модели гендерного поведения, которые были усвоены в результате общения с нашими матерями, историю своей сексуальности, отношений с дискурсами медицины, образования, права и различными медиа, мы пытались сделать зримыми связи между личным, социальным и политическим…» (С. 85).

Суть метода реконструирующей фотографией заключается в том, чтобы воссоздать те моменты прошлого опыта человека, которые оказываются «вытесненными» или «заблокированными» в силу действия запретов культуры, например, неписанных законов гендерного самопредъявления.

Рис. 10. Фотоработы Й. Спенс и Р. Мартин

 

Знакомясь с современным искусством, можно отметить следующую закономерность: используя юмор в качестве ведущего инструмента в своем творчестве и занимая активную личностную позицию, художники нередко предъявляют самих себя, становятся основным объектом художественного-эстетического и социального презентирования. Порой они даже превращают себя в своеобразное произведение, что, например, характерно, для таких мастеров юмора, как британцы Гилберт и Джордж. Они получили широкую известность, в частности, тем, что превратили себя в «живые скульптуры», неизменно представляя самих себя. Они всегда появляются вместе, одетые в костюмы одного стиля. Активный резонанс в обществе также вызвали их многочисленные фотоработы и живописные произведения, посвященные скатологическим и сексуальным сюжетам, агрессии и насилию.

Рис. 11. Гилберт и Джордж, «Гилберт – дырка, Джордж – какашка» (1969)

Рис. 12. Гилберт и Джордж, «Прикосновение к цветущему» (1971)

Рис. 13. Гилберт и Джордж, «Смерть, надежда, жизнь, страх» (1984)

Рис. 14. Гилберт и Джордж, «Школы» (2011)

 

Прибегающие к юмору современные художники нередко совершают различные эксперименты со своим телом, внося в него те или иные изменения вплоть до деструктивных. Производя телесные деформации, они используют причудливые сочетания естественного и искусственного, либо иных взаимоисключающих или дополнительных качеств. В процессе своих экспериментов с телом или его изображениями, в качестве одного из средств его имитации современные художники иногда применяют разные объекты, в том числе, кукол. Появился даже своеобразный жанр «кукольного искусства», активно разрабатываемый многими авангардистами.

Примером такого искусства может служить творчество американского художника Мануэля Окампо. Его произведения изобилуют символами порнографического и религиозно-эсхатологические характера, гротесковыми образами поп-культуры и политической пропаганды, а также культовыми образами, характерными для его родины (Филиппин). В его творчестве соседствуют невинность и ужас, украшательство и социальная пародия. Мануэль Окампо активно использует образы «детского дискурса», взятые из детских книжек, игр и мультфильмов.

Рис. 15. Работа М. Окампо, «Моральный экзорсизм лишен смысла
без ритуального чувства художественного героизма» (2000)

 

Одна из представительниц «игрушечного искусства», живущая в Берлине Натали Дьюрберг, специализируется на анимационных фильмах, персонажи которых попадают в сюжеты «взрослого» кино, всегда крайне кровожадного: девушка снимается в зоофилическом порно с тигром или больного режут огромной пилой. Переводя взрослые, фантасмагорические сюжеты на язык пластилиновых сказок, Дьюрберг создает специфические игровые эффекты, связанные с проявлениями «черного» юмора.

Нечто подобное можно найти в произведениях Зои Леонард, которая для создания своей инсталляции «Открытый рот с торчащими зубами» в 2000 г. использовала 162 секондхендовские куклы. Зои Леонард стала известна начиная с 1980-х гг. как культурная активистка, гей-художница, ярая противница всякой цензуры. Сюжеты и образы для своего творчества она берет из собственного опыта культурной и политической активности.

Ричард Филипс известен своими крупномасштабными, эпическими портретами, чем-то напоминающими фигурировавших на обложках журналов топ-моделей и героев поп-культуры 1960-1970-х гг. Он использует блестящую живописную технику, напоминающую работы мастеров ХIХ столетия, однако поверхность его живописных работ настолько гладкая, что они производят впечатление фотографий. Порой его модели кажутся бесстрастными и лишенными каких-либо человеческих чувств и слабостей. Ричард Филипс также активно использует провоцирующие эротические стимулы, пользуясь репертуаром тех образов, которые в изобилии представлены в массовой культуре.

Рис. 16. Ричард Филипс, «Скаут» (1999 г.)

 

Ярким примером проявления разных видов юмора в современном искусстве может служить творчество фотохудожницы Синди Шерман. Используя средства фотографии и различные объекты, С. Шерман экспериментирует с собственным телом и телами других людей, создавая гротескные сочетания живого и неживого, кукольного и человеческого.

Рис. 17. С. Шерман, без названия (2000 г.), фотоавтопортрет

 

Эксперименты с изображениями человеческого тела характерны и для таких современных художников как Джейк и Динос Чапмены. Их работы часто представляют собой инсталляции с использованием искусно выполненных миниатюр человеческих фигур, природных и техногенных объектов. Одной из наиболее впечатляющих работ этих художников является инсталляция «Ад» (2000 г.), при построении которой было использовано 5000 миниатюрных фигурок. Инсталляция включает фигурки нацистов и мутантов, занимающихся извращенным сексом, пытками и истязаниями на территории то ли концентрационного лагеря, то ли ресторана «МакДональдс».

Рис. 18. Джейк и Динос Чапмены, инсталляция «Ад» (2000 г.)

 

4. ЮМОР, ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА И АРТ-ТЕРАПИЯ

4.1 Психическая патология, разные виды юмора и их проявления
в творческой продукции больных

Юмор может проявляться при разных видах психической патологии, отражая как нарушения психической деятельности, так и защитно-приспособительные личностные реакции пациентов. Он может учитываться при постановке диагноза, оценке динамики болезни и эффектов лечения. Он также может использоваться как один из факторов личностной адаптации при разных психических заболеваниях, а также становиться предметом анализа и интерпретации при проведении разных форм психотерапии, в том числе, арт-терапии.

Юмор может отражаться в высказываниях, действиях и творческой продукции пациентов – стихах, прозе, рисунках, а также в их одежде, оформлении окружающей среды. Иногда он обнаруживается в спонтанно создаваемых художественных работах, хотя может также проявляться при выполнении пациентами определенных арт-терапевтческих техник и специальных видов деятельности, предлагаемых им для решения тех или иных терапевтических задач. На проявления юмора в арт-терапевтическом процессе влияют разные факторы, в том числе:

•   форма психического расстройства и структура синдрома,

•   индивидуально-личностные особенности пациентов, их пол, возраст, культурный и социальный опыт, характерные для них психологические защиты и копинг-стратегии,

•   условия проведения арт-терапии, включая особенности институциональной культуры,

•   отношения с проводящим арт-терапию специалистом и членами группы (при групповом варианте арт-терапии),

•   межличностная и групповая динамика, проявления переносов и контрпереносов.

Наглядной иллюстрацией проявления юмора при психических расстройствах могут, в частности, являться произведения художников-аутсайдеров. Понятие «искусство аутсайдеров» было введено Р. Кардиналом в 1972 г. Оно является англоязычным аналогом французского словосочетания art brut, предложенного Ж. Дебюффе в 1945 г.

Согласно Р. Кардиналу, искусство аутсайдеров – это художественное творчество, практикуемое теми, кто по социальным или психологическим причинам отказывается он нормальной коммуникации и дает свободу своим импульсам в ущерб всякому общественному признанию. Искусство аутсайдеров многогранно. Оно ярко проявлено в живописи, графике, пластических и архитектурных формах, а также в произведениях ландшафтного творчества. Одним из наиболее известных отечественных художников-аутсайдеров является Александр Лобанов. Его произведения изобилует причудливыми, гротескными образами. В них сочетаются реальное и фантастическое, визуальные клише советского времени, элементы лубка, медийные образы, орнамент. А. Лобанов также включал в свои работы оригинальные, созданные его воображением элементы, любил рисовать себя.

Рис. 19. А. Лобанов, «Портрет»
(из коллекции «Иные», Ярославль, директор – В.В. Гаврилов)

 

Произведения художников-аутсайдеров могут иллюстрировать разные оттенки юмора, прежде всего, пародию и гротеск, которые часто соседствуют с патетикой, драматической напряженностью, мистикой и экзальтацией. Есть основания считать произведения такого рода своеобразной попыткой интеграции парадоксальных, противоречивых и подчас психопатологически окрашенных аспектов внутреннего мира их авторов. Они представляют собой сложный «сплав» клинических и личностных проявлений, в том числе, тесно связанных с защитно-адаптивными реакциями психики, проявляющимися в процессе творческой активности при психических расстройствах.

Рис. 20. Хуго Хейкенвельдер, «Крестовый поход»
(собственность автора, Австрия)

Рис. 21. Арт-объекты, созданные или оформленные пациентами, посещающими
художественную мастерскую при Кридмурской психиатрической больнице в Нью-Йорке

 

Что касается связи разных видов юмора с клиническими особенностями пациентов, то, как правило, более тяжелая психическая патология характеризуется преобладанием деструктивного, «черного» юмора. Рассматривая корреляцию разных видов юмора с психическими расстройствами, I. Jakab (1998) отмечает, что юмор психотиков имеет угрожающий, деструктивный характер и вряд ли может обеспечивать психическую стабилизацию, смягчать проявления симптомов основного заболевания. По ее мнению, «Юмор шизофреников слишком сложен для восприятия… Параноику сложно понять шутки здоровых людей. Он склонен воспринимать их как оскорбление или угрозу. Больной, находящийся в маниакальном состоянии, то и дело шутит, однако его шутки не кажутся нам смешными» (p. 18). I. Jakab (1998) считает, что юмор невротиков может иметь более функциональный, адаптивный характер, и что в процессе психотерапии специалист должен по возможности его использовать.

По нашим наблюдениям, «черный», разрушительный и саморазрушительный юмор нередко проявлялся, например, в творческой продукции пациентов специализированной психиатрической больницы с интенсивным наблюдением (г. Санкт-Петербург)*.

 

Больной Е., 28 лет. Диагноз: шизофрения, параноидная форма. Е. убил своего отца и девушку. Отец якобы его унижал, выгонял из дома. После убийства у Е. появилось чувство собственной силы и бесстрашия. Ему хотелось продлить это состояние, детально описать свои ощущения и издать книгу. Для этого он совершил убийство знакомой девушки. Когда был задержан, хотел покончить с собой.

Во время лечения в специализированной психиатрической больнице Е. проявил интерес к арт-терапии. Стал посещать арт-терапевтическую группу, однако был закрыт и формален. Соседство с другими больными его тяготило. Через некоторое время, продолжая работать в группе, начал также посещать арт-психотерапевта индивидуально. Проявил интерес к ведению дневника и рисованию. Стал создавать маленькие рассказики-зарисовки из жизни отделения больницы и делать собственные рисунки к ним. Излюбленными персонажами в творчестве Е. становятся пациенты отделения, которых он изображает в гротескном виде. Изобразительная и письменная продукция Е. часто окрашена «черным» юмором. Так, на одном из своих рисунков (под названием «Подвешенный») он изобразил одинокого человека, который сам себя подвесил к потолку. На другом его рисунке (под названием «Параноик») изображен человек с взлохмаченной головой, одетый в смирительную рубаху. Эти и многие другие образы Е. имеет трагикомический характер. Е. признался арт-психотерапевту, что ведение дневника, создание рассказов и рисунков дают выход его чувствам, и что эти занятия в дальнейшем, уже после его выписки из больницы будут оберегать его от плохого.

Рис. 22. Рисунок Е., «Подвешенный»

Рис. 23. Рисунок Е., «Параноик»

 

Примером «черного», разрушительного юмора может служить следующий текст, созданный Е.

 

Игнатий траву косит: Вжих-вжих…
Ночь. Тучи небо мглою кроют.
А Игнатий траву косит: Вжих-вжих…
В деревне собаки воют. На погосте ветер свищет.
Страшно!
А Игнатий траву косит: Вжих-вжих…
Трава густая, высокая. Метра полтора будет.
Игнатий ее косит: Вжих-вжих…
В траве дочь его бегает, играет. Аленкой звать.
А Игнатий траву косит: Вжих-вжих…
И нашла коса на камень…
Тьфу!
На Аленкины ноги коса нашла – Вжих! – и срезала их, точно стебли.
А Игнатий траву косит: Вжих-вжих…
Стоп!
С Аленкой-то что? Что-что… отвезли в больницу, ноги пришили, балериной стала…
А Игнатий траву косит: Вжих-вжих…

 

Проявления юмора в процессе арт-терапии могут быть связаны не только с клиническими и личностными особенностями пациентов, но и определенными ситуациями, возникающими по мере развития психотерапевтических и групповых отношений, а также теми видами творческой деятельности, которые могут предлагаться пациентам для решения тактических и стратегических задач терапии.

Проявления юмора в арт-терапевтическом процессе в определенной мере коррелируют со следующими ситуациями.

•   Сопротивлением арт-психотерапии, в том числе, попытками пациентов уйти от выражения своих чувств, либо смягчить их остроту и ограничить степень самораскрытия в контакте с психотерапевтом и членами группы. Это может быть характерно как для начала арт-психотерапии, так и последующих ее этапов, когда затрагиваются более глубокие переживания и внутренние конфликты участников занятий.

•   Стремлением пациентов избежать психического регресса и сохранить свою психологическую автономность, что может быть связано с регрессивным характером некоторых изобразительных материалов и техник (например, использованием мягких материалов), тесным взаимодействием в группе, например, при создании группового рисунка.

•   Потребностью смягчить переживание фрустрации, связанной с обнаружением собственной несостоятельности или социально осуждаемых качеств собственной личности, что может быть характерно для таких видов арт-терапевтической деятельности, как создание автопортрета (реалистического или метафорического), иллюстрированием определенных жизненных ситуаций, самопрезентацией в определенном образе.

•   Аналогичные тенденции проявляются при обращении в процессе арт-терапевтической работы к образам современной культуры, а также актуальному искусству с характерными для него «языками» и формами экспрессии.

•   Выражением и интеграцией конфликтного психологического материала, в том числе, связанного с сексуальностью и агрессией. Это может фасилитироваться благодаря использованию деструктивных манипуляций, созданием хаоса и грязи в процессе изодеятельности, применением техник коллажа и ассамбляжа (аппликаций и скульптур из предметов и «мусора»), восприятием и изображением полностью или частично обнаженного тела.

Некоторые примеры связи юмора с такими ситуациями приводятся ниже.

Юмор как отражение попытки контролировать переживания

А., 43 года, диагноз «шизотипическое расстройство», в процессе участия в групповой арт-терапевтии, для того, чтобы познакомить других участников с собой и своим прошлым, изображая одно из своих наиболее ярких воспоминаний, создал рисунок на тему «Капкан». На нем он изобразил, как во время прогулки в детском саду, в морозный день он лизнул металлические перила лестницы, в результате чего его язык прилип к ним. И ситуация, и сам рисунок имеют драматический и, в то же время, комический характер.

Рис. 24. Рисунок А., «Капкан»

 

Юмор как отражение попыток смягчить переживание фрустрации, связанной
с обнаружением собственной несостоятельности или социально осуждаемых
качеств собственной личности

Ю., 23 года, диагноз «органическое диссоциативное расстройство», во время работы в группе, когда было предложено изобразить свои различные амплуа или грани личности, создала рисунок, включающий четыре образа – «клоуна», «пациента», «маленького художника» и «домашнего растения». Изобразительная манера и сами обозначения разных амплуа пациентки отражают самоиронию.

Рис. 25. Рисунок Ю., «Я как сообщество»

 

Проявления юмора наблюдались в процессе групповой интерактивной арт-терапии с наркзависимыми, проходящими трехмесячный курс реабилитации** Было использовано несколько видов работы, направленных на отражение и интеграцию разных аспектов их самовосприятия. Одной из видов работы было создание автопортрета в натуральную величину. Некоторые автопортреты имели налет самоиронии и гротеска. Так, А. 30 лет, со стажем употребления 10 лет, исключенный из реабилитационного центра в связи с проявленной им физической агрессией, изобразил себя с закрывающим голову капюшоном. Кроме того, он закрасил лицо на портрете черной краской, оставив только место для глаз, хотя сами глаза остались не прорисованными. В правую руку на портрете он поместил стебель с маковой головкой.

Рис. 26. А. рядом со своим автопортретом

 

К., 29 лет, со стажем употребления 12 лет и ремиссией 6 месяцев, изобразил себя в комическом свете. На портрете он держит букет цветов, однако его глаза сведены к переносице, рот оскален, а на джемпере изображены языки пламени.

Рис. 27. К., рядом со своим автопортретом

 

Одной из форм самопрезентации в той же группе использовалось создание личного герба. На нем могли быть символически представлены личные достижения и жизненное кредо авторов. Иногда герб создавался несколькими участниками группы совместно и отражал их интересы и жизненное кредо. В качестве примера герба с налетом самоиронии может являться следующий рисунок мужчины 26 лет с полинаркоманией и ремиссией в течение пяти месяцев.

Слева отражены его многочисленные любовные увлечения, а также увлечения музыкой и автомобилями. Слева также имеется символ любви – сердце, однако, более крупного размера и в единственном числе, отражая, по-видимому, мечту о большой любви. Изображения справа также указывают о сохраняющемся занятии автолюбительством и гонками и мечте о финансовом благополучии (пачка 100-долларовых банкнот).

Рис. 28. Герб мужчины 26 лет с полинаркоманией и ремиссией в течение пяти месяцев

 

На групповом гербе, созданном в результате совместной работы пяти участников, в центре помещено сердце, в центре которого изображен символ доллара и красная икра, выступающие символами финансового благополучия.

Рис. 29. Групповой герб с символами финансового благополучия

 

В качестве еще одной самопрезентационной техники было использовано изображение участниками группы себя в виде какого-либо животного в наиболее характерной для него среде обитания. Участник группы В. с полинаркоманией создал гротескный образ непонятного существа и нарисовал множество планет. На рисунке видно, что существо находится в стороне от солнечной системы и земли (возле стоящей на рисунке чашки). Подумав, В. провел через весь рисунок диагональную линию, показывающую возможную траекторию движения существа за пределы мироздания. Он также дал такое письменное пояснение к своему рисунку: «Пусть место таким, как я, не на земле, и даже не на луне, а где-нибудь еще. Где, я пока не знаю. Короче, всем понятно, что чем дальше, тем лучше – там, где стрелкой указано».

Рис. 30. Работа В. с изображением неземного существа.

 

Другой участник группы, О., изобразил существо неизвестного вида, загорающее на берегу моря, и написал на рисунке: «Курорт «Райский уголок»».

Рис. 31. Работа О. с изображением отдыхающего животного

 

Я. изобразил себя в образе рыбки, живущей в аквариуме. Он нарисовал телефон и сделал подпись: «Заказ корма и развлечений».

Рис. 32. Работа Я. с изображением рыбки в аквариуме

 

Юмор, связанный с выражением и интеграцией агрессии и других
трудновербализуемых переживаний в процессе интенсивного контакта в группе

Примером юмора, связанного с выражением и интеграцией агрессии и иных трудновербализуемых переживаний в процессе интенсивного контакта в группе, может служить совместная работа на тему «Помойка». Предложение данной темы могло способствовать выражению сложных, подавляемых чувств, которые нередко переполняют тех, кто решил избавиться от наркотической зависимости и начинает проходить процесс реабилитации. Одной из особенностей работы группы являлось использование любых изобразительных материалов и объектов. Разрешалось выходить на улицу и, перемещаясь по территории реабилитационного центра, искать любые предметы – как природные, так и не природные – с тем, чтобы при желании, включить их в композицию.

После создания из нескольких склеенных листов ватмана общего пространства для создания рисунка (площадью 2 х 3 метра), группа перешла к работе, расположив бумагу на полу. Через некоторое время один из участников группы предложил желающим пойти с ним на улицу на поиски предметов. Часть группы при этом откликнулась на его приглашение. Постепенно с улицы стали приноситься разные объекты. Самым крупным из них оказался испорченный холодильник, который, ржавея и разлагаясь на пустыре, издавал неприятный запах. Несмотря на переживаемую некоторыми участниками группы брезгливость, этот предмет все же занял свое место в центре композиции. Через некоторое время композицию дополнило множество других предметов, в том числе, выкрашенный в красный цвет топор, заполненная красной краской, изображающая отрубленную руку резиновая перчатка. Один участник группы также принес с кухни поднос с разными закусками и информационным буклетом под названием «печень и питание». На завершающем этапе занятия один из участников, завернувшись в целлофан и изображая труп, лег на рисунок и некоторое время лежал там неподвижно.

Рис. 33. В центр рисунка помещен испорченный холодильник и другие массивные объекты

Рис. 34. Групповой рисунок, детали (топор, имитация отрубленной, окровавленной руки, изображение шприца)

Рис. 35. Деталь группового рисунка: поднос с разными закусками

Рис. 36. Участник группы лежит на рисунке, завернувшись в целлофан и изображая труп

 

Юмор как отражение стремления смягчить переживание фрустрации при обращении к образам современной культуры, актуальной социальной проблематике

В процессе работы арт-терапевтической группы личностного роста, при обсуждении своих текущих проблем, участники стали критически высказываться о влиянии средств массовой информации на свое психическое здоровье. Было предложено использовать образы массовой культуры, в частности, рекламы с целью более углубленного исследования ее влияния, а также «деконструкции» этих образов как одного из путей сохранения участниками группы своей внутренней устойчивости в моменты конфронтации с информационными потоками.

Ведущий предложил участникам группы использовать некоторые образы, взятые из популярных «глянцевых» журналов, для создания своих рисунков в форме социальной или коммерческой рекламы. Выполняя это задание, часть группы создала рисунки, отражающие их иронический взгляд на рекламную продукцию, а также чувства по поводу проблем современного российского общества. В процессе обсуждения рисунков затем удалось перейти от внешней, социальной проблематики участников к их внутренним потребностям и противоречиям.

Рис. 37. Примеры рисунков в форме рекламы, созданных на основе восприятия медийных образов

 

4.2. Проявление чувства юмора в рисунках пациентов с пограничными психическими расстройствами (на примере работы с ветеранами войн)***

Используя разработанную Р. Сильвер шкалу для оценки юмора и принимая во внимание его значимую роль в психотерапии при пограничных психических расстройствах, мы провели специальное исследование, выступающее составной частью работы по изучению общей терапевтической эффективности авторской модели клинической системной арт-терапии (САТ) (Копытин А.И., 2010, 2011). Результаты применения шкалы для оценки юмора (Slver R., 2002, 2007) в рисунках, созданных пациентами психотерапевтического отделения госпиталя ветеранов войн, оказались весьма интересными. Пациенты составили экспериментальную и контрольную группы. участники экспериментальной группы проходили САТ и при этом получали прочие виды лечения, назначаемого в отделении (психофармакотерапия и физиотерапия). Пациенты контрольной группы вместо арт-терапии участвовали в терапии занятостью.

В обеих группах отмечалось некоторое преобладание лиц с непсихотическими органическими психическими расстройствами (преимущественно в форме органического эмоционально лабильного расстройства, расстройств личности и поведения, обусловленных повреждением или дисфункцией головного мозга, органического тревожного расстройства), хотя были лица с невротическими и аффективными расстройствами. Участники обеих групп выполняли контрольные задания и тесты, включая задание на воображение рисуночного теста Сильвер дважды – в начале и в конце курса лечения.

Особенности социодемографического состава групп, состоящих в основном из мужчин сравнительно молодого возраста, большинство которых принимали участие в различных военных компаниях как на территории Российской Федерации (Северный Кавказ) и СССР, так и за их пределами (Афганистан), наряду с их клиническими характеристиками, определили целый ряд особенностей в проявлении чувства юмора в их изобразительной продукции.

Проведя анализ рисунков с использованием шкалы юмора в общей случайной выборке из ста пациентов мужского пола, составивших экспериментальную и контрольную группы, мы обнаружили, что чувство юмора проявляется в рисунках у значительного числа пациентов (от 38% до 45% на разных этапах лечения). Это существенно превышает соответствующий показатель у представителей разных возрастных групп, как мужчин, так и женщин, по данным Р. Сильвер (Silver R., 2002). Согласно Р. Сильвер, юмор разного типа проявлялся в рисунках у 9% детей в возрасте 9-12 лет, 19% подростков 13-19 лет, 21% лиц от 20 до 65 лет и у 19% лиц старше 65 лет (в среднем у 18% испытуемых в разных возрастных группах).

При этом американскими исследователями было отмечено значительно более частое проявление юмора в рисунках мужчин, по сравнению с женщинами (24% и 13%, соответственно), что определило статистически значимые различия в показателях шкалы у разных полов (Р<0,01). Но даже при таком соотношении показателей проявления чувства юмора у мужчин и женщин в США полученные нами данные выглядят впечатляюще.

Нами также была проведена оценка соотношения разных видов юмора на начальном и заключительном этапах лечения в обеих группах.

Табл.

Проявление разных видов юмора в рисунках ветеранов войн

 

Наиболее часто встречающимся видом юмора оказался амбивалентный, нейтральный юмор (11-17%), несколько менее часто проявлялся положительный, жизнеутверждающий юмор (4-7%), а также уничижительный (4-6%), самоуничижительный (3-6%) и «черный», но не болезненный юмор (5-7%) и умеренно положительный юмор (4-6%). «Черный», болезненный (садистский) юмор оказался наименее часто встречающимся (0-3%).

Проявление разных видов юмора в нашем исследовании отличалось от американских данных. Наиболее часто встречающейся разновидностью юмора среди взрослых (20-65 лет), по данным Р. Сильвер (Silver R., 2002), являлся не амбивалентный, а самоуничижительный и уничижительный юмор (в сумме составившие 8% от общего числа обследованных). Однако, так же, как и у нас, положительный, жизнеутверждающий юмор был весьма распространен (7%). Амбивалентный юмор в американских исследованиях проявлялся примерно с той же частотой (3%), что и «черный», болезненный юмор (3,5%). Умеренно положительный юмор был представлен в наименьшей степени. В целом, по данным Р. Сильвер, негативный юмор (с оценками менее 3 баллов) явно преобладал в разных возрастных группах над положительным юмором. Их соотношение составило 68% и 24% от общего числа юмористических рисунков, в то время как в нашем исследовании 32% и 26%.

Приведем примеры разных видов юмора, проявлявшихся в рисунках участников исследования. Примером «черного», но не болезненного юмора (1.5 балла) может быть рисунок под названием «Добрый цыпленок», сопровождаемый таким текстом: «Вылупился из яйца цыпленок, и был он сильно голоден. Пошел он искать червячков. Навстречу ему питон. Цыпленок подумал, что это червячок, и съел его».

Рис. 38. «Добрый цыпленок»

 

Примером уничижительного юмора может служить рисунок, который называется «Неожиданность». К нему дается такой текст: «Кот бежал за мышонком и загнал его в лес, где встретил динозавра и неожиданно испугавшись, надыбился на него и решил, что мышонка ему не поймать и необходимо бежать самому».

Рис. 39. «Неожиданность»

 

Примером самоуничижительного юмора выступает рисунок под названием «Неудавшийся прыжок», который сопровождается таким текстом: «Парашютист попал в стог сена, чуть не задавил мою кошку. Теперь попал в мою миску с молоком. Короче, этот десантник уже достал». Рассказ включает прямую речь со словами кота, с которым, по-видимому, идентифицируется автор рисунка.

Рис. 40. «Неудавшийся прыжок»

 

Весьма показательным для амбивалентного юмора является следующий рисунок под названием «Женился по любви» со следующим текстом: «Молодому десантнику попалась ревнивая молодая жена, которая образно преследует его даже во время прыжка с парашютом»

Рис. 41. «Женился по любви»

 

Примером умеренно положительного, жизнеутверждающего юмора служит рисунок под названием «Деликатес». Он сопровождается таким текстом: «В Афганистане на территории ММГ находилась зеленка. Мы ходили туда ловить змей. У нас был сослуживец, который их готовил, а мы употребляли в качестве деликатеса».

Рис. 42 «Деликатес»

 

Образцом положительного, игривого, жизнеутверждающего юмора может выступать рисунок со следующим текстом: «Встреча друзей, чтобы обсудить житейские вопросы».

Рис. 43 «Встреча друзей»

 

Для изучения связи между проявлениями юмора в рисунках, с одной стороны, и познавательными и творческими способностями, с другой стороны, сто пациентов, чьи рисунки были оценены с помощью шкалы юмора, были разделены на две подгруппы. В одну подгруппу вошли пациенты, проявившие чувство юмора, в другую – те, в рисунках которых юмор отсутствовал. Затем были рассчитаны средние оценки по одной из когнитивных шкал (шкале для оценки способности представлять и передавать историю), которая считается более валидной для оценки творческих способностей (Копытин А.И., 2010). В первой подгруппе средняя оценка по данной шкале составила 4,79 баллов (m ± 0,08), а во второй – 4,32 балла (m ± 0,11). При сопоставлении этих оценок с использованием t-критерия были выявлены достоверные различия (Р < 0,05). Таким образом, проявления чувства юмора в рисунках оказались тесно связанными с познавательными и творческими способностями, оцениваемыми в методиках Сильвер на основе применения таких признаков, как оригинальность, метафоричность и выразительность рисунка, значительные преобразования, внесенные автором в стимульный материал, проявление в рисунке игрового начала, двойного смысла, иносказательности, чувства юмора.

Все это позволяет заключить: проявление юмора в рисунках пациентов характеризует не только их эмоциональную, но и познавательную сферы как тесно связанные друг с другом и согласованно выполняющие важную функцию переработки и интеграции различной информации на основе оперирования визуальными образами. Это подкрепляется наблюдениями целого ряда авторов, в частности М. Newman (cit. in Clay R.A., 1997) о том, что юмор используется людьми с целью совладания со стрессом и когнитивной реструктуризации сложной информации. Интересно также замечание I. Jakab (Jakab I., 1998) о том, что «для понимания и выражения чувства юмора требуются достаточные интеллектуальные способности и гибкость мышления» (Р. 18).

Мы также не могли не обратить внимания на неоднократное проявление чувства юмора в изобразительной продукции одних и тех же пациентов. Это дает основание считать, что проявление юмора в процессе арт-терапии более тесно связано с личностными особенностями, нежели с динамикой терапевтических изменений. Сравнение показателей юмора в обеих группах на начальном и заключительном этапах лечения с применением критерия знаков статистически значимых различий не выявило (P > 0,05). В то же время, отмечается тенденция к повышению показателей юмора в творческой продукции пациентов, более выраженная у участников арт-терапевтических занятий.

Можно согласиться с тем, что в процессе групповой арт-терапии различные проявления юмора (не только в изобразительной продукции, но и в обсуждениях и общении пациентов друг с другом и ведущим) в какой-то мере могли быть связаны с групповой динамикой, формированием особой культуры группы. Проявления юмора могут в условиях такой культуры поддерживаться и служить одним из факторов самоидентификации. Чувство юмора при этом в значительной мере было связано с раскрывающимися ресурсами группы – ее общей сопротивляемостью стрессам (резилиентностью), механизмами копинга и защиты.

Высокий процент юмористических рисунков у данного контингента в какой-то мере может быть связан с изначально высоким уровнем сопротивления психологической работе в разных ее формах, в особенности арт-терапии – как такого занятия, которое многими пациентами некоторое время воспринималось как «баловство», «возвращение в детство». Особенности менталитета и своеобразной субкультуры определяли то, что предъявление своих проблем и выражение сложных, противоречивых чувств, тем более посредством рисунка, многими пациентами воспринимались как «не мужское дело». В этих условиях юмор мог отражать работу сдерживающих механизмов и повышенный самоконтроль, обеспечивать более безопасное и опосредованное выражение переживаний в группе.

Следует учитывать и специфику психических расстройств, которые преобладают в данной выборке. Так, избегающее травматических переживаний поведение часто входит в структуру доминирующего синдрома. В свою очередь, недоверчивость, пессимизм, межличностная отчужденность, повышенная уязвимость и чувствительность к эмоциональным стрессам, фальши и неискренности, высокий уровень агрессивных, тревожных и депрессивных переживаний также могли обусловливать неготовность к открытому выражению переживаний у значительного числа пациентов и их склонность вуалировать их юмором.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Роль юмора в истории и культуре, а также повседневной жизни людей очень велика. Существуют разные виды юмора, обеспечивающие различные психологические и межличностные эффекты, такие как снятие эмоционального напряжения, личностная интеграция, выражение сексуальных и агрессивных импульсов, защита достоинства и границ индивида и группы, сплачивание, включение в социум, переработка информации, создание условий для игры и творчества и другие.

Уточнение созидательных и разрушительных эффектов воздействия юмора на личность и разные социальные группы, с учетом различных видов юмора и их связи с клиническими и личностными особенностями может способствовать повышению эффективности лечебно-реабилитационных и профилактических программ, определению прогноза при различных психических расстройствах, психогенных нарушениях у соматически больных и в ситуациях конфликта.

Изобразительное искусство и арт-терапия обладают значительным потенциалом для использования лечебных и профилактических свойств юмора. Они не только отражают ведущие внутренние противоречия современных людей, но и предоставляют возможности для их разрешения. Применение юмора в арт-терапии может опираться на богатый опыт духовной культуры, накопленный человечеством, допускать использование специальных приемов, ориентированных на решение конкретных клинических и психологических задач, тесно связанных с этапами лечебно-реабилитационного процесса при разных видах психической патологии.

 

_______________________

* Материал предоставлен В.А. Свенцицкой.

** Материал подобран при участии О.В. Богачева.

*** Исследование проведено с участием А.А. Лебедева.

 

    Литература

  1. Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. – М.: Художественная литература, 1990.
  2. Вазари Дж. Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих: В 5 т. – М.: Терра, 1993-1994. – Т. 1.
  3. Копытин А.И. Системная арт-терапия: теоретическое обоснование, методология применения, лечебно-реабилитационные и дестигматизирующие эффекты. – СПб.: Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева. Автореф. диссертации на соискание ученой степени доктора мед. Наук, 2010.
  4. Копытин А.И. Арт-терапия психических расстройств. – СПб.: Речь, 2011.
  5. Мартин Р. Наблюдение и рефлексия: возвращение взгляда, отреагирование воспоминаний и представление будущего посредством фотографии. Фототерапия: использование фотографии в психологической практике (под ред. А.И. Копытина). – М.: Когито-Центр, 2006. – С. 80-99.
  6. Clay R.A. Laughter may be no laughing matter. APA Monitor, 1997, 28 (9). – P. 1-8.
  7. Eric L. Humour in the struggle against a totalitarian regime. L’Humor. Histoire, culture et psychologie (eds. G.  Roux and M Laharie). – Paris: SIPE, 1998. – P. 123-126.
  8. Jakab I. Humor and psychoanalysis. L’Humor. Histoire, culture et psychologie (eds. G. Roux and M Laharie). – Paris: SIPE, 1998. – P. 15-22.
  9. Nagy J. Anxiety, depression and humor. L’Humor. Histoire, culture et psychologie (eds. G. Roux and M Laharie). – Paris: SIPE, 1998. – P. 255-257.
  10. Silver R. Three art assessments. – New York: Brunner-Routledge, 2002.
  11. Silver R. The Silver Drawing test and Draw-a-Story. – New York: Routledge, 2007.
  12. Ziv A. Personality and sense of humor. – New York: Springer, 1984.

 

 

Ссылка для цитирования

Копытин А.И. Юмор в искусстве и арт-терапии: феноменология, диагностика, защитно-адаптивные возможности [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – N 4 (15). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения