Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2012 № 3(14)
2012 № 2(13)
2012 № 1(12)
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Послеродовая депрессия: отношение и знания населения, студентов-медиков и медицинских сестер

Голенков А.В., Филоненко А.В. (Чебоксары)

 

 

Голенков Андрей Васильевич

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии Чувашского государственного университета имени И.Н. Ульянова (г. Чебоксары).

E-mail: golenkovav@inbox.ru

Филоненко Александр Валентинович

–  кандидат медицинских наук, доцент кафедры педиатрии Чувашского государственного университета имени И.Н. Ульянова (г. Чебоксары).

E-mail: filonenko56@mail.ru

 

Аннотация. Опрос 1200 респондентов в возрасте от 18 до 82 лет (средний возраст — 38,1 ± 14,7 года) по вопросам послеродовой депрессии (ПД), описанной в вигнете, показал лучшую психиатрическую грамотность у молодых людей, лиц с высшим и медицинским образованием. В среднем правильно определили ПД 40,6% опрошенных (n=500), в популяционной группе 18-40 лет — 46,1%, с высшим образованием — 53,2%. Значительно лучше эти показатели были у медсестер (n=200; 77,0%) и студентов-медиков (n=500; 66,3%). Трудно решаемыми для всех групп респондентов оказались вопросы, связанные с оказанием консультативной помощи и лечением женщин с ПД. Предлагается шире обсуждать вопросы ПД в средствах массовой информации, разработать программу последипломного обучения медсестер и внести коррективы в преподавание психиатрии студентам-медикам.

Ключевые слова: послеродовая депрессия, население Чувашии, студенты-медики, медсестры, выявление, тактика ведения больных.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

В настоящее время депрессивные состояния наблюдаются примерно у 10% населения в возрасте старше 40 лет, из них две трети — женщины [38]. Депрессия уже вышла на первое место в мире среди причин неявки на работу, на второе — среди болезней, приводящих к потере трудоспособности [39]. По данным ВОЗ, к 2020 г. смертность от тяжелых депрессий, зачастую приводящих к суицидам, выйдет на 2 место среди других причин смертности, опередив таким образом рак и оставив впереди себя лишь заболевания сердца и сердечно-сосудистой системы [40].

Хотя депрессия может начинаться в любом возрасте, у 85% женщин развитие этих аффективных нарушений связано с послеродовым периодом. По данным зарубежной литературы, выделяют четыре степени тяжести послеродовых депрессивных расстройств (стадии): 1) посттравматический дистресс-синдром (распространенность — 1,8%), наблюдаемый от 24 до 48 часов после трудных родов, с преобладанием беспокойства, ночными кошмарами и повторными образами события; 2) послеродовое уныние (30−75%) с третьего дня после родов, сопровождающееся чувством печали, плаксивостью, тревогой, раздражительностью, перепадами настроения; 3) собственно ПД (25,8%), начинающаяся на четвертой-шестой неделе после родов, с редко диагностируемыми на ранних сроках эмоциональным онемением, постоянной усталостью, проблемами со сном, перееданием или потерей аппетита, чрезмерной озабоченностью и беспокойством о ребенке или отсутствием интереса к нему, мыслями о самоубийстве, страхом навредить ребенку; 4) (после)родовый психоз (частота 0,3%) с  галлюцинациями и бредовыми идеями, возникающий главным образом, у женщин с предшествующим психиатрическим анамнезом между первой и третьей неделями после родов [8].

Высокая распространенность депрессий и серьезные социально-экономические последствия делают их исследование особо актуальным [6; 8−10; 24; 38−40]. Своевременное оказание помощи больным требует как можно раннего обращения к врачам [19; 21; 23], а это связано с выявлением депрессии и знаниями об этой группе психических расстройств (ПР) [11−13; 34]. Успешное решение проблемы в первую очередь зависит от уровня психиатрической грамотности населения [13; 17−19; 21; 27], медицинских сестер [20; 32; 33], врачей общей практики [11; 12; 35], студентов-медиков [15; 25; 30; 31]. Несмотря на большое число исследований по данному вопросу за рубежом [10−35], в отечественной литературе проблема распознавания ПД освящена крайне недостаточно [3−5; 7−9].

Цель исследования — изучить уровень распознавания ПД в стандартной ситуации (вигнете) жителями Чувашии, студентами-медиками, медсестрами разных специальностей и определить спектр рекомендуемой ими помощи женщине «Марии» с ПД.

Характеристика респондентов и методы исследования

Опрошено 1200 человек (мужчин — 293, женщин — 927). Жителей республики без медицинского образования было 500 (мужчин — 217, женщин — 283); в возрасте от 18 до 82 лет (средний возраст — 38,1 ± 14,7 года). В городах проживало 72,4%, в сельской местности —27,6%. Высшее образование имели 37,6%, среднее специальное — 35,4%, среднее и начальное — 27%.

Медсестер опрошено 200 (I — акушерско-гинекологического профиля — 63, II — психиатрического — 50, III — прочих специальностей — 87); студентов-медиков Чувашского госуниверситета — 500 (младшие курсы — 202, старшие — 298), по специальности «Лечебное дело» — 278, «Педиатрия» — 91, «Стоматология» — 131.

Расчет необходимого размера (доверительная вероятность 97%) выборки (475 чел.) производился на калькуляторе при доверительном интервале — 5% для 1 251 600 жителей Чувашской Республики [37].

Использовали клиническую ситуацию (вигнет) A. Buist et al. [11] и 15 вопросов к ней (приложение). Математико-статистическая обработка осуществлялась с помощью χ²−распределения (таблицы 2×2, 3×2, 5×2). Когда один или несколько показателей были меньше 4, использовали поправку Йейтса.

Результаты исследования в группах респондентов

Опрос населения Чувашии (n=500)

Правильно распознали ПД всего 40,6% опрошенных респондентов, без разницы между мужчинами и женщинами, жителями города и села (табл. 1). Весьма низкими выглядят показатели адекватной помощи больной с депрессией (ЭСТ, антидепрессанты, консультация психиатра); различий между сравниваемыми группами по данному вопросу не выявлено.

 

Таблица 1

Распознавание ПД и адекватная помощь больной в демографических группах, %

 

Как видно из табл. 2, лучше всего определяли ПД лица, имеющие высшее образование (53,2 против 32,8 и 33,3%; χ²=19,81; df=2; p<0,001) и люди в возрасте до 50 лет (46,0; 46,3; 40,5 против 27,1 и 21,1%; χ²=14,00; df=4; p=0,007); консультацию семейного врача чаще предлагали респонденты возрастной группы 51-60 лет (52,6 против 38,4; 17,9; 31,0 и 22,9%; χ²=15,35; df=4; p=0,004).

 

Таблица 2

Правильная квалификация ПД и адекватная помощь больной
с учетом уровня образования и возраста респондентов, %

  * В — высшее образование, СС — среднее специальное, С — среднее образование и ниже.
** Здесь и в других таблицах жирным шрифтом выделены не случайные различия.

 

Среди неправильных ответов встречались различные «психологические диагнозы» (38,0%): «стресс, беспокойство, страх, шок, эмоциональная, неустойчивая личность» и др. Из ошибочных ПР (12,0%) чаще всего указывались: психоз, невроз, «истерика», нарушение психики, включая жаргонные выражения («крыша поехала, свихнулась, помешалась рассудком» и др.); из сомато-неврологических заболеваний (7,8%): нервное расстройство, токсикоз, тяжелые роды и др.

 

Рис. 1. Оценки состояния Марии респондентами, %

 

В клинической ситуации описывается выраженное и стойкое депрессивное состояние с характерными симптомами (сниженное настроение, утрата интересов и способности получать удовольствие, заниженная самооценка, мрачное и пессимистическое видение будущего, стойкие нарушения сна, страх навредить ребенку), которое продолжается более 17 недель. Психоз нужно исключить, так как у больной отсутствуют галлюцинации, бред и помрачение сознания. Для пограничного ПР необходимо наличие прямой связи с психотравмирующей ситуации, патохарактерологических особенностей.

На рис. 2 приведены произвольные рекомендации респондентов для описанной ситуации. Отчетливо преобладают поддержка семьи, ближайшего окружения, лечение у врача и помощь психолога.

 

Рис. 2. Рекомендации населения при ПД, %

 

Поскольку есть все основания по описанной в вигнете клинике поставить диагноз ПД, консультации психолога, психотерапевта, врачей непсихиатрических специальностей будут неэффективны (возможно направление к ним только в случаях легкой депрессии). Поэтому при выраженной и стойкой ПД у Марии эти специалисты должны направить ее к психиатру.

Для лечения умеренной и тяжелой депрессии показано назначение антидепрессантов. Седативные препараты и нейролептики («антипсихотики») помогут наладить сон, успокоить больную, но на сниженное настроение и другие описанные симптомы депрессии не окажут нужного терапевтического эффекта. Применение ЭСТ при ПД весьма эффективно, такой опыт описан в зарубежной литературе [29]. Эта процедура может рассматриваться даже терапией выбора в силу того, что все антидепрессанты накапливаются в женском молоке, поэтому не должны назначаться при грудном вскармливании.

Как видно из табл. 3, самыми эффективными среди предложенных рекомендаций респонденты выбрали общение Марии с семьей, друзьями, мужем (93,8%). Селяне достоверно чаще предлагали больной с ПД диету (81,2 против 59,7%; χ²=20,44; df=1; p<0,001), а горожане — нанять сиделку, няню (38,7 против 29,0%; χ²=4,07; df=1; p=0,04) и принимать анальгетики, антибиотики и «антипсихотики» (28,7 против 19,6 и 35,3%; χ2=4,33; df=1; p=0,03).

 

Таблица 3

Эффективные рекомендации при ПД (по мнению респондентов), %

 

Лица с высшим образованием реже при ПД выбирали диету (58,0 против 72,0 и 67,0%; χ²=8,57; df=2; p=0,01), со средним специальным образованием и выше рекомендовали посещать группу самопомощи, читать специальную литературу (68,9; 68,1 против 55,6%; χ²=7,27; df=2; p=0,02), принимать витамины, минералы, пищевые добавки (74,0; 71,3 против 59,3%; χ²=8,52; df=2; p=0,01).

Люди в возрасте 60 лет и старше при ПД преувеличивали роль общения с семьей и окружающими (97,4 против 95,2 и 88,4, 94,2; 76,2%; χ²=25,11; df=4; p < 0,001), больше доверяли парапсихологическим влияниям (34,2 против 15,0; 12,6; 12,4 и 13,6%; χ²=12,00; df=4; p=0,01).

Результаты опроса студентов-медиков (n=500) по [5]

В группе студентов правильно квалифицировали состояние как послеродовую депрессию 66,3%. Кто изучал психиатрию, делали это намного чаще тех, кто не был знаком с учебным материалом по данному предмету (83,2 против 52,9%; χ²=14,03; p<0,001). Среди неправильных ответов (22,3%) преобладали различные психологические и медицинские заключения: «стресс, срыв, кризис беременной/роженицы, напряжение, беспокойство, послеродовый синдром, гормональная дисфункция, токсикоз, синдром эмоционального выгорания» и др. Из ошибочных ПР (11,4%) чаще всего указывались: (послеродовый) психоз (3%), депрессивный невроз (2,8%), пограничное состояние (1,2%), шизофрения (1%) и другие (МДП, апатия, инсомния, «истерика»).

Чаще всего (30,6%) респонденты рекомендовали консультацию у психолога. Как видно из табл. 4, студенты старших курсов достоверно чаще (p<0,001) советовали обратиться за помощью к врачу психиатру, психотерапевту, назначить антидепрессанты, ЭСТ, психотерапию. Студенты, не знакомые с психиатрией, отдавали предпочтение психологу и специалисту (p < 0,001).

 

Таблица 4

Рекомендуемые мероприятия студентами по вигнету, %

* Здесь и далее в таблицах НД — недостоверно

 

Как видно из табл. 5,  93% респондентов считали эффективной мерой общение Марии с семьей, друзьями, мужем. После знакомства с психиатрией достоверно увеличивалась доля консультаций у врача психиатра с 84,6 до 91,8% (χ²=5,92; p< 0,01).

Студенты младших курсов определенно отдавали предпочтение неэффективным мероприятиям при ПД (табл. 5): физической активности, йоги (p=0,003), семейным консультациям (p<0,001), специальной диете (p=0,004). Они чаще выбирали врачей общей практики (p<0,001) и акушеров-гинекологов (p<0,001); 10,7% считали полезными консультации у «бабки», целителя, экстрасенса (у старшекурсников таких ответов было 3,6%; p=0,003).

 

Таблица 5

Результативность рекомендаций при ПД, %

 

Как видно из табл. 6, студенты, изучавшие психиатрию, намного чаще (p< 0,001) правильно оценивали эффективность при лечении ПД ЭСТ, антидепрессантов и седативных препаратов. На младших курсах явно чаще преувеличивали пользу от витаминов, минералов, пищевых добавок (p<0,001) и других лекарств (p=0,002).

 

Таблица 6

Эффективность использования ЭСТ и различных лекарственных средств при ПД, %

 

После завершения изучения всего курса психиатрии (два семестра) увеличивалось число с 24,8 до 50,9% рекомендующих лечение ПД у психотерапевта (χ²=13,01; p<0,01). Студенты знакомые только с общей психопатологией (симптомы и синдромы ПР; один семестр обучения) явно отдавали предпочтение консультации разбираемой больной у врача психиатра (90,3 против 67,3%; χ²=16,74; p<0,01).

Сравнение студентов второго и четвертого курсов стоматологического факультетов, не изучавших психиатрию, показало, что старшекурсники чаще правильно указывали в своих ответах послеродовую депрессию (56,4 против 35,8%; χ²=5,34; p=0,02) и склонялись к направлению больной к психиатру (92,3 против 77,3%; χ²=5,95; p=0,01). Однако они явно преувеличивали эффективность психотерапии (15,4 против 3,8%; χ²=5,75; p=0,02), пользу от консультации у врача общей практики (92,3 против 64,2%; χ²=16,20; p<0,001) и акушера-гинеколога (91,0 против 30,2%; χ²=52,3; p<0,001).

Результаты опроса медицинских сестер (n=200) по [4]

Среди опрошенных медсестер правильно распознали ПД 77,0%, без разницы в группах сравнения; у молодых специалистов со стажем работы до 3 лет включительно число ошибочных ответов было существенно выше (36,2 против 20,1% у медсестер с большим стажем работы; χ²=4,26; df=1; p=0,03). Консультацию психиатра (44,0 против 6,3 и 10,3%; χ²=32,8; df=2; p<0,001), назначение ЭСТ (14,0 против 3,2 и 4,6%; χ²=6,29; df=2; p=0,04) и антидепрессантов (88,0 против 81,0 и 67,8%; χ²=8,11; df=2; p=0,01) чаще верно указали медсестры психиатрического профиля.

Среди неправильных ответов (10,0%) преобладали различные психологические и медицинские заключения: «стресс, беспокойство, страх, гормональный сбой, долгожданная беременность» и др. Из ошибочных ПР (13,0%) чаще всего указывались: (послеродовый) психоз (10,5%), пограничное ПР (1,5%), нарушение психики (1,0%).

Видели в жизни женщин с ПД только 38,5% опрошенных медсестер. Большинство респондентов считали, что ПД незначительно распространенны в населении (в 1% случаев или мало — 87% ответов); 5% указывалось в семи ответах, 20% — в одном, «очень много» — в одном, «1–2 случая» в год — в одном; 61,5% — не встречали таких больных. Интересно, что две опрашиваемые медсестры сами перенесли ПД, еще в двух случаях ПД наблюдалась у их близких подруг. Только один раз было обращение к психиатру и амбулаторное лечение антидепрессантами, в трех других случаях состояние прошло само с течением времени.

Как видно из табл. 7, медсестры непсихиатрического профиля чаще выбирали не вполне эффективные при ПД рекомендации. Однако они реже психиатрических медсестер считали возможным назначить при этом состоянии анальгетики и антибиотики.

 

Таблица 7

Рекомендации трех групп медсестер при ПД, %

 

Обсуждение

Полученные в настоящем исследовании показатели психиатрической грамотности следует признать не вполне удовлетворительными, так как результаты распознавания ПД составили менее 50% [24], за исключением респондентов с высшим образованием. В зарубежной литературе под психиатрической грамотностью с 1997 г. понимают «знания и представления о ПР в связи с их выявлением, лечением (сопровождением, управлением) и профилактикой» [21]. Данное понятие содержит несколько компонентов: а) способность распознавать специфические расстройства или различные типы психологического дистресса; б) знания и представления о факторах риска их развития и причинах; в) знания и представления о самопомощи (вмешательствах) при развитии расстройств; г) знания и представления о возможностях специализированной медицинской (психиатрической) помощи; д) отношения, которые облегчают выявление расстройств и обращение за помощью; е) знания о поиске информации по вопросам психического здоровья [21].

У иностранных авторов встречаются близкие с полученными в проведенном исследовании данными в 39% распознанных случаев депрессии по вигнету [21], уступающие нашим показателям — 25% [13] и превышающие их — 48% [19]. Подтвердилась выявленная нами закономерность о худшем распознавании депрессии у людей старше 55 лет [19], 70 лет и старше [14]. Для молодых людей, напротив, характерны случаи гипердиагностики, когда явные случаи шизофрении принимаются ими за депрессивные состояния [14]. Кроме возраста уровень психиатрической грамотности может зависеть еще от страны проживания [13; 18; 22; 27; 34], места жительства (село) [17], пола респондентов [19], национальности и социального статуса [26].

Касаясь специалистов, в большинстве исследований предпочтение отдается врачам общей практики [11; 22; 35]. При этом эффективность помощи врача психиатра оценивается в 51%, психолога — в 49%, а семейного (общей практики) врача — в 83% [21].

Опрос студентов показал относительно низкий уровень идентификации ПД. С возрастом (на старших курах) и после прохождения курса психиатрии знания о депрессии у студентов существенно повышались, уменьшалось число ошибок и необоснованных рекомендаций. Однако после изучения частной психиатрии увеличилось число лиц, отдающих предпочтение психотерапии при лечении ПД, чего не наблюдалось после преподавания общей психопатологии. Как известно, врач-психотерапевт — это специалист, подготовленный, в первую очередь, в области диагностики и лечения пограничных ПР (невротических, стрессовых, соматоформных и др.). Главной причиной этих расстройств являются различные стрессовые ситуации с формированием характерного внутри- и межличностного конфликта. В описанном примере отсутствуют указания на психогению, состояние характеризуется затяжным течением, клинические проявления которого выходят за рамки пограничной психической патологии. Поэтому мы считаем не вполне корректным квалифицировать неврозом, описанное в вигнете состояние, и рекомендовать лечение у психотерапевта.

Схожие тенденции просматривались в одном зарубежном исследовании, в котором студенты ошибочно главной причиной эндогенной депрессии считали повторные психотравмирующие ситуации [25]. В другой работе при сравнении студентов-медиков Китая и Австралии было установлено, что первые намного реже указывали такие физиологические и соматические признаки депрессии, как нарушение сна, постоянное чувство усталости. Студенты из Австралии достоверно чаще по сравнению с их однокурсниками из Китая называли характерными жалобы на безрадостность, угнетенность, неуверенность, ощущение собственной никчемности [30].

При обследовании нами студентов самой частой была рекомендация обратиться к психологу (30,6%). Студенты-медики из Китая такой совет давали в 89% случаев, из Австралии — в 56,2%. К психиатру рекомендовали обратиться — соответственно 14,8%  против 76,2 и 48,1%; врачу общей практики — 55,0%1 против 82,3 и 65,9%. Упомянутые выше иностранные студенты, кроме того, направляли больную с ПД к социальному работнику в 27,0 и 13,1% случаев, в благотворительные организации — в 12,3 и 2,3% [31]. Описанные расхождения можно объяснить различными социокультурными и психологическими особенностями стран, отличиями в учебных программах [30].

Получило подтверждение недостаточное знакомство студентов с ЭСТ, основным показанием которой являются выраженные и затяжные депрессивные состояния. В нашем предыдущем исследовании 563 студентов-медиков было показано, что 57,9% что-либо знали или слышали о таком виде лечения. Конкретные ПР для назначения ЭСТ назвали 23,6%, однако депрессивные состояния встречались всего в 3,9% ответов [2].

Настоящее исследование актуализировало проблему не только диагностики ПД, но и тактики лечения [15; 29]. Большей четкости требуют разграничения компетентности психолога, врача-психотерапевта и врача-психиатра, а также круг профессиональных обязанностей врача общей практики, врача акушера-гинеколога при выявлении женщин с ПД. В зарубежных исследованиях эти задачи наиболее эффективно решаются, когда обучение включает теорию, практику, самостоятельную работу студентов (“self-directed learning”) и другие формы обучения (участие в опросах населения о депрессии и анализ полученных результатов, тренинговые занятия, просмотр учебных видеофильмов). Такое преподавание формирует лучшую осведомленность о депрессивных состояниях, тактике лечение и исходе, глубокое усвоение учебного материала, способствует преодолению (уменьшению) стигмы к депрессивным больным [15; 23; 31].

Сравнивая результаты нашего опроса медсестер с данными литературы, можно видеть между ними много общего. Так, в зарубежном исследовании с идентичной клинической ситуацией 815 акушерок в 63,3% случаев правильно распознали ПД у Марии и в 82,4% — подтвердили, что она нуждается в лечении. Антидепрессанты в послеродовом периоде рекомендовали 93,2%, во время беременности — 61,5%. В 69,1% ответов в качестве инструмента для выявления ПД называлась Эдинбургская шкала ПД [10]. В другой работе уровень знаний о ПД оказался одинаковым среди врачей общей практики, акушерок и сестер охраны материнства и детства. Они считали, что депрессии у женщин чаще возникают в послеродовом периоде, чем в дородовом. Для лечения акушерки, как правило, выбирали неспецифические медикаменты, а врачи — антидепрессанты [11; 12]. Это совпадает с нашими выводами о схожем уровне знаний ПД у медсестер и различиях в ответах, касающихся лечения и тактики ведения больной.

Данные настоящего опроса лишний раз подтвердили низкую осведомленность медсестер об ЭСТ. В нашем предыдущем исследовании 70% медсестер узнали об ЭСТ, только начав работать в психиатрической больнице, 30% — из средств массовой информации и кино. Чуть более половины полагали, что эта процедура действительно помогает в лечении ПР, но только 35% согласились бы на проведение ЭСТ своему родственнику, страдающему тяжелой депрессией [2].

На сегодняшний день все антидепрессанты выделяются с грудным молоком (в случае отсутствия сведений о проникновении антидепрессантов в грудное молоко рекомендуется не назначать их в период лактации), поэтому при их приеме следует либо прекратить грудное вскармливание, либо постепенно отменить препараты. Ряд антидепрессантов можно назначать кормящим материям с осторожностью (прозак), в случаях крайней необходимости (паксил), когда потенциальная польза для матери превосходит возможный риск для новорожденного (негрустин) [1].

Доказана эффективность обучения через сайт, на котором размещена информация для привлечения, выявления, диагностики, лечения и рекомендации для женщин с ПД, членов их семей, друзей и близких [36]. Ресурсы сайта включали модули: интерактивное обучение, обширную литературу о ПД в слайдах, инструменты для выявления аффективной патологии, календарь событий. После таких и подобных образовательных программ, рассчитанных для учащихся колледжей и всего населения, через семейные врачебные практики и спонсируемые фармацевтическими компаниями, наблюдалось улучшение психиатрической грамотности в отношении выявления депрессии с 49,5% до 68,1%. Значительно ослабевают проявления стигмы в отношении больных с ПР, включая депрессию [16].

Заключение

Проведенное исследование показало не вполне удовлетворительный уровень распознавания населением ПД, высокую долю неправильных представлений о депрессии и формах помощи при таких состояниях. Все показатели опроса улучшались, когда предлагалось выбрать и оценить рекомендации из составленного списка. Правильные ответы коррелировали с возрастом, уровнем и профилем образования.

Медики (студенты и медсестры), вполне естественно, отличались знаниями и представления о ПД от населения. Однако вопросы, связанные с оказанием консультативной помощи и лечением женщин с ПД, оказались и для них трудно решаемыми. Большинство студентов и медсестер недостаточно ориентировались в этих проблемах, поэтому давали не в полной мере квалифицированные рекомендации. Указанные обстоятельства настоятельно требуют внесения корректив в преподавание студентам психиатрии и психотерапии, разработки программы последипломного обучения медсестер по вопросам ПД. Психиатрическая грамотность населения Чувашии также нуждается в существенном улучшении и дальнейшем изучении.

 

_______________________

1  Результаты настоящего исследования.

 

    Литература

  1. Голенков А.В. Рациональная психофармакотерапия в свете охраны материнства  и  детства  (обзор)  / / Здравоохранение  Чувашии. – 2005. – № 2. – С. 88-96.
  2. Голенков А.В. Отношение разных групп населения к электросудорожной терапии. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. – № 5. – URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).
  3. Голенков А.В. Общественные предубеждения к психиатрии в Чувашии // Психическое здоровье. – 2010. – № 4. – С. 42-46.
  4. Голенков А.В., Мещанинова В.П., Филоненко А.В. Распознавание послеродовой депрессии и тактика ведения таких больных (результаты опроса медицинских сестер) // Медицинская сестра. – 2012. – № 4. – С. 42-45.
  5. Голенков А.В., Филоненко А.В. Организация помощи женщинам с послеродовой депрессией (по результатам опроса студентов-медиков) // Российский медицинский журнал. – 2012. – № 5. – С. 8-11.
  6. Носачев Г.Н., Дубицкая Е.А. Представление врачей и психологов о депрессии, психиатрии и психиатрах // Психические расстройства в общей медицине. – 2008. – № 4. – С. 13-17.
  7. Филоненко А.В., Голенков А.В. Рефлексотерапия женщин с послеродовыми депрессиями // Рефлексотерапия. – 2007. – № 2. – C. 55-59.
  8. Филоненко А.В., Голенков А.В. Влияние послеродовой депрессии на семью (обзор) // Психическое здоровье. – 2011. – № 6. – С. 71-76.
  9. Филоненко А.В., Голенков А.В. Ранние соматические последствия послеродовой депрессии родильницы у новорожденного при грудном вскармливании  (обзор)  //  Вопросы  детской  диетологии. – 2012. – № 10(3). – С. 31-38.
  10. Banti S., Mauri M., Oppo A et al. From the third month of pregnancy to 1 year postpartum. Prevalence, incidence, recurrence, and new onset of depression. Results from the perinatal depression-research & screening unit study // Compr. Psychiatry. – 2011. – Vol. 52, № 4. – P. 343-351.
  11. Buist A., Bilszta J., Barnett B. et al. Recognition and management of perinatal depression in general practice – a survey of GPs and postnatal women // Aust. Family Physician. – 2005. – Vol. 34, № 9. – P. 787-790.
  12. Buist A., Bilszta J., Milgrom J. et al. Health professional's knowledge and awareness of perinatal depression: results of a national survey // Women Birth. – 2006. – Vol. 19, № 1. – P. 11-16.
  13. Dahlberg K.M., Waern M., Runeson B. Mental health literacy and attitudes in a Swedish community sample – investigating the role of personal experience of mental health care // BMC Public Health. – 2008. – Jan 9. – 8:8.
  14. Farrer L., Leach L., Griffiths K. et al. Age differences in mental health literacy // BMC Public Health. – 2008. – 8:125. dol:10.1 186/147-2458-8-125.
  15. Gawley L., Einarson A., Bowen A. Stigma and attitudes towards antenatal depression and antidepressant use during pregnancy in healthcare students // Adv. Health Sci. Educ. Theory Pract. – 2011. – Vol. 16, № 5. – P. 669-679.
  16. Goldney R.D., Fisher L.J., Dal Grande E., Taylor A.W. Changes in mental health literacy about depression: South Australia, 1998 to 2004 // Med. J. Aust. – 2005. – Vol. 183, № 3. – P. 134-137.
  17. Griffiths K., Christensen H., Jorm A. Mental health literacy as a function of remoteness of residence: an Australian national study // BMC Public Health. – 2009. – 9:92. dol:10.1 186/1471-2458/9/92.
  18. Gureje O., Lasebikan V., Ephraim-Oluwanuga O. et al. Community study of knowledge of and attitude to mental illness in Nigeria // Br. J. Psychiatry. – 2005. – Vol. 186, № 3. – P. 436-441.
  19. Highet N.J., Gemmill A.W., Milgrom J. Depression in the perinatal period: awareness, attitudes and knowledge in the Australian population // Aust. N Z. J. Psychiatry. – 2011. – Vol. 45, № 3. – P. 223-231.
  20. Jones C., Creedy D., Gamble J. Australian midwives' awareness and management of antenatal  and  postpartum  depression  //  Women  Birth. – 2012. – Vol. 25, № 1. – P. 23-28.
  21. Jorm A.F., Korten A.E., Jacomb P.A. et al. "Mental health literacy": a survey of the public's ability to recognise mental disorders and their beliefs about the effectiveness of treatment // Med. J. Aust. – 1997. – Vol. 166, № 4. – P. 182-186.
  22. Jorm A., Nakane Y., Christensen H. et al. Public beliefs about treatment and outcome of mental disorders: a comparison of Australia and Japan // BMC Medicine. – 2005. – 3:12. dol:10.1 186/1741-7015-3-12.
  23. Kelly C.M., Jorm A.F., Wright A. Improving mental health literacy as a strategy to facilitate early intervention for mental disorders: Review // Med. J. Aust. – 2007. – Vol. 187, № 7. Suppl. – S. 26-30.
  24. Kessler R.C., McGonagle K.A., Zhao S. et al. Lifetime and 12-month prevalence of DSM-III-R psychiatric disorders in the United States. Results from the National Comorbidity Survey // Arch. Gen. Psychiatry. – 1994. – Vol. 51, № 1. – P. 8-19.
  25. Lauber C., Ajdacic-Gross V., Fritschi N. et al. Mental health literacy in an educational elite – an online survey among university students // BMC Public Health. – 2005. – Vol. 9, № 5. – P. 44.
  26. Ludermir A., Lewis G., Valongueiro S. et al. Violence against women by their intimate partner during pregnancy and postnatal depression: a prospective cohort study // Lancet. – 2010. – Vol. 376, № 9744. – P. 903-910.
  27. Mehta N., Kassam A., Leese M. et al. Public attitudes towards people with mental illness in England and Scotland, 1994-2003 // Br. J. Psychiatry. – 2009. – Vol. 194, № 3. – P. 278-284.
  28. Nakane Y., Jorm A.F., Yoshioka K. et al. Public beliefs about causes and risk factors for mental disorders: a comparison of Japan and Australia // BMC Psychiatry. – 2005. – Sep. 21, № 5:33.
  29. O'Reardon J., Cristancho M., von Andreae C. et al. Acute and maintenance electroconvulsive therapy for treatment of severe major depression during the second and third trimesters of pregnancy with infant follow-up to 18 months: case report and review of the literature // J. ECT. – 2011. – Vol. 27, № 1. – P. 23-26.
  30. Rong Y., Luscombe G., Davenport T. et al. Recognition and treatment of depression: a comparison of Australian and Chinese medical students // Soc. Psychiatry Psychiatr. Epidemiol. – 2009. – Vol. 44, № 8. – P. 636-642.
  31. Rong Y., Glozier N., Luscombe G. et al. Improving knowledge and attitudes towards depression: a controlled trial among Chinese medical students // BMC Psychiatry. – 2011. – Vol. 8, № 11. – doi:10.1186/1471-244X-11-36.
  32. Rush P. The experience of maternal and child health nurses responding to women with  postpartum  depression  //  Matern.  Child Health J. – 2012. – Vol. 16, № 2. – P. 322-327.
  33. Segre L., O'Hara M., Arndt S., Beck C. Nursing care for postpartum depression, part 1: do nurses think they should offer both screening and counseling? // MCN Am. J. Matern. Child Nurs. – 2010. – Vol. 35, № 4. – P. 220-225.
  34. Schomerus G., Matschinger H., Kenzin D. et al. Public attitudes towards mental patients: a comparison between Novosibirsk, Bratislava and German cities // Eur. Psychiatry. – 2006. – Vol. 21, № 7. – P. 436-441.
  35. Shirazi M., Sadeghi M., Emami A. et al. Training and validation of standardized patients for unannounced assessment of physicians' management of depression // Acad. Psychiatry. – 2011. – Vol. 35, № 6. P. 382-387.
  36. Wisner K.L., Logsdon M.C., Shanahan B.R. Web-based education for postpartum depression: conceptual development and impact // Arch. Womens Ment. Health. – 2008. – Vol. 11, № 5-6. – P. 377-385.
  37. www.bma.ru/calculator.htm.
  38. http://ru.wikipedia.org/wiki/Депрессия.
  39. http://lossofsoul.com/DEPRESSION/statistic.htm.
  40. http://www.helpman.ru/depressiya/rasprostranennost_depressii.

 

Приложение [по 11]

30-летняя Мария с беременностью 29 недель первым ребенком выглядит печальной, грустной, перестала спать, потеряла интерес к работе и любимым занятиям. Очень волнуется — справится ли с новорожденным и сможет ли быть хорошей матерью. Муж считает, что она «не в себе».

После родов в течение 6 недель плачет каждый день и практически не спит ночью, излишне беспокоится о ребенке, своем материнстве, говорит о своей смерти.

1.Что случилось с Марией?

2. Как ей помочь?

 

Ей можно рекомендовать (5 — она станет здоровой, 4 — очень поможет, 3 — поможет, 2 — мало поможет, 1 — не поможет):

3. Физическую активность, йогу — 5, 4, 3, 2, 1 (обвести один ответ).

4. Консультации (семейные, по телефону) — 5, 4, 3, 2, 1.

5. Полностью отказаться от алкоголя, использовать специальную диету — 5, 4, 3, 2, 1.

6. Больше общаться с семьей, друзьями, мужем — 5, 4, 3, 2, 1.

7. Посещать группу самопомощи, читать специальную литературу — 5, 4, 3, 2, 1.

8. Обратиться к врачам: семейному / акушеру-гинекологу / психиатру — 5, 4, 3, 2, 1.

9. Нанять сиделку, няню — 5, 4, 3, 2, 1.

10. Проконсультироваться у «бабки», целителя, экстрасенса — 5, 4, 3, 2, 1.

11. Электросудорожную терапию — 5, 4, 3, 2, 1.

По моему мнению, ей поможет лечение (5 — она станет здоровой, 4 — очень поможет, 3 — поможет, 2 — мало поможет, 1 — не поможет):

12. Витамины, минералы, пищевые добавки — 5, 4, 3, 2, 1.

13. Седативные препараты — 5, 4, 3, 2, 1.

14. Антидепрессанты — 5, 4, 3, 2, 1.

15. Анальгетики, антибиотики, «антипсихотики» — 5, 4, 3, 2, 1.

 

Ссылка для цитирования

Голенков А.В., Филоненко А.В. Послеродовая депрессия: отношение и знания населения, студентов-медиков и медицинских сестер [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – N 4 (15). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения