Вернуться на главную страницу
Английская версия
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2012 № 5(16)
2012 № 4(15)
2012 № 3(14)
2012 № 2(13)
2012 № 1(12)
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Перинатальная психология в практическом здравоохранении: системный анализ

Солондаев В.К., Олендарь Н.В. (Ярославль)

 

 

Солондаев Владимир Константинович

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова.

E-mail: solond@yandex.ru

Олендарь Наталья Владимировна

–  кандидат медицинских наук, начальник отдела организации медицинской помощи женщинам и детям Департамента здравоохранения и фармации Ярославской области.

E-mail: olendarnv@region.adm.yar.ru

 

Аннотация. С позиций системного подхода анализируется возможность оказания перинатальной психологической помощи в учреждениях здравоохранения. Предлагается системная модель, на основе которой выделены направления интеграции психологической помощи в работу учреждений здравоохранения, обсуждается возможность институционализации перинатальной психологии, ставятся задачи прикладных исследований.

Ключевые слова: перинатальная психология, системный подход, организация здравоохранения, медицинская помощь.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Научная и, особенно, практическая актуальность системного анализа перинатальной психологии в здравоохранении определяется следующими моментами:

1.  Здравоохранение как социальный институт в своей целостности не может быть охвачено отдельными научными дисциплинами (медицина, экономика, право, психология, социология). Для разумных действий в столь сложной реальности своего рода «терапией выбора» является именно системный подход.

2.  Сама по себе необходимость и возможность оказания перинатальной психологической помощи не вызывает сомнений. И такая помощь активно предлагается различными независимыми организациями, часто очень далекими от профессионального сообщества психологов.

3.  Также не вызывает сомнений возможность и необходимость организации перинатальной психологической помощи в учреждениях здравоохранения. Подобный вариант организации, как минимум, обеспечивает возможность достижения заранее определенного и гарантированного качества оказываемой помощи.

4.  В научных исследованиях, посвященных перинатальной психологии, организационные аспекты оказания соответствующей помощи в учреждениях здравоохранения являются далеко не центральным моментом. Перинатальная психология имеет собственную проблематику, что вполне справедливо и не вызывает возражений.

5.  При планировании перинатальной психологической помощи организаторы здравоохранения вынуждены решить ряд задач, не относящихся прямо к ее научно обоснованному содержанию: определить временные и содержательные рамки, создать организационно-технические и экономические условия, разработать критерии оценки результатов.

Авторы отдают себе отчет в сложности поставленной задачи. Но это отнюдь не означает необходимости отказаться от попытки решения, даже если такая попытка заведомо не может оказаться полностью успешной.

Во-первых, мы надеемся, что попытка системного анализа позволит четче очертить направление дальнейших поисков решения организационных вопросов.

Во-вторых, сам предложенный вариант системного описания, пусть эскизный и предварительный, является научным результатом.

В отечественных работах по вопросам организации перинатальной помощи [1; 6] обоснованно указывается на необходимость повышения преемственности служб первично го звена здравоохранения и предлагается создание соответствующих центров как вариант организации медицинской помощи, позволяющий сконцентрировать в одном месте значительное количество беременных и новорождённых групп «среднего риска» с экономически оправданным кадровым и материально-техническим комплектованием центра.

В научной электронной библиотеке eLIBRARY.RU не встречаются работы, рассматривающие перинатальную психологию в учреждениях здравоохранения с позиций системного подхода, хотя значение проблематики в более широком контексте признается многими исследователями. Например, Н.Л. Троицкая приходит к довольно пессимистичному выводу: «не существует отработанных методик оценки эффективности работы здравоохранения как социально значимого блага, что не позволяет рекомендовать к внедрению те или иные результаты по изменению плановых принципов работы по охране здоровья населения» [19, стр. 174]. «Необходимым условием снижения младенческой смертности является … разработка и внедрение объективных индикаторов, характеризующих деятельность учреждений детства и родовспоможения» — считают Л.П. Суханова и М.С. Скляр [17].

Ниже мы подробнее раскроем содержание обозначенных пунктов, предложим свой вариант системного описания проблемы и покажем возможность его использования для решения задач организации перинатальной психологической помощи.

Чтобы построить системное описание, необходимо достаточно отчетливо выделить отдельные составляющие системы. Логично начать их поиск с анализа здравоохранения.

Здравоохранение достаточно точно соответствует общему социологическому пониманию социального института, сформулированному Дэвидом и Джулией Джери [9]. Авторы указывают два интересующих нас момента: отнесенность к образованиям, охватывающим большие массы людей, чье поведение управляется нормами и ролями; социальный институт предполагает установленный порядок правил и стандартизированных моделей поведения. Такой вывод, заметим, согласуется с общей позицией ВОЗ [8]. Заметим, что характеристики социального института применимы к здравоохранению, но не применимы к перинатальной психологической помощи. Перинатальная психологическая помощь, в отличие от медицинской, в настоящее время не институционализирована, для нее не существует выработанных социальных норм и ролей, правил и стандартизированных моделей поведения. Подробное исследование существующих вариантов получения перинатальной помощи вне здравоохранения не входило в наши задачи, хотя такое исследование представляет определенный интерес. Приведем лишь одну, но яркую иллюстрацию. На сайте для беременных приводится психодиагностическая методика и предлагается: «мы тут сами кому интересно себя протестим и проинтерпретируем, все ли у нас в порядке — делаем выводы и стремимся к оптимальному типу» [18]. Здесь мы можем увидеть лишь явно абсурдные основания психологической помощи: наличие интереса и беременность. Для «медицинских» рекомендаций на этом же сайте чаще используется все-таки существенно иная логика обоснования, внешне имитирующая логику научной медицины.

Рассмотрение психологической помощи в контексте здравоохранения приводит к необходимости включить в описание не только собственно здравоохранение и психологическую помощь, но и социум в целом, поскольку здравоохранение — социальный институт.

Пока мы получили набор очевидно разноуровневых объектов (социум, здравоохранение, перинатальная психологическая помощь), каждый из которых сам имеет весьма сложную природу. Однако установление отношений между составляющими — необходимое условие системного описания. Вновь рассмотрим для этого характеристики здравоохранения.

Здравоохранение как социальный институт «имеет дело» с весьма сложным медико-биологическим объектом, важнейшей характеристикой которого, по мнению В.С. Стёпина, является «человекоразмерность» — природным комплексом, в который включен в качестве компонента сам человек [16, стр. 284]. Эффекты системности таких оъектов «могут быть вообще не обнаружены при узкодисциплинарном подходе, а выявляются только при синтезе фундаментальных и прикладных задач в проблемно-ориентированном поиске. Взаимодействие с ними человека протекает таким образом, что само человеческое действие не является чем-то внешним, а как бы включается в систему, видоизменяя каждый раз поле ее возможных состояний» — пишет В.С. Стёпин [16, стр. 281]. В этом контексте становятся понятными два момента.

Во-первых, внутреннее основание, в соответствии с которым выявляются весьма существенные отличия медицинских и, например, транспортных услуг. Сам факт такого рода отличий признается многими авторами. Например, в области права при рассмотрении вопросов причинения вреда здоровью при оказании медицинских услуг предлагается, в отличие от других отраслей права, априори исходить из положения об обусловленности вреда действиями медиков до тех пор, пока экспертизой не доказано иное происхождение вреда [3, стр. 10]. А в экономике медицинские услуги относятся «к категории «доверительных благ» (credence goods)», поскольку оценка их качества потребителем чрезвычайно затруднительна [2, стр. 216-217]. Н.Л. Троицкая обоснованно указывает, что «здравоохранение в своем идеальном варианте неконкурентно (при немаловажном и на практике не осуществимом условии исключения разного качества медицинских услуг в зависимости от разного социально-экономического положения потребителя), т.е. любой потребитель может получить требуемый набор услуг в любой момент времени» [19, стр. 171]. Специфику медицинской помощи подтверждает и сравнительное экономическое исследование платной и бесплатной медицинской помощи, которое показало, что «потребительское поведение в обоих секторах (платная и бесплатная) практически одинаковое. Решение платить за медуслуги основано на одинаковых субъективных ожиданиях и в коммерческом и в условно некоммерческом сегменте» [11, стр. 16].

Во-вторых, мы получаем основание для решения проблемы соотношения часть-целое в интересующей нас системе. Системное описание перинатальной психологии в практике здравоохранения отсылает нас к здравоохранению как социальному институту и задает необходимость включить в системную модель такой элемент как социум — общество в целом. С одной стороны это хорошо согласуется с результатами исследований в области перинатальной психологии [5; 6; 7; 13; 20], которые мы опишем далее. С другой стороны общество в целом, как кажется, не может быть частью системы, включающей в себя здравоохранение. Целое не может входить в систему как ее часть. Скорее наоборот — здравоохранение является одним из составляющих социума как системы.

Модель постнеклассического знания, предложенная В.С. Стёпиным, позволяет разрешить это кажущееся противоречие. Подробное описание варианта реализации общефилософской методологии постнеклассического подхода на конкретно-научном уровне психологии проведено А.В. Карповым, который обосновывает выделение особого класса систем — систем со «встроенным» метасистемным уровнем, к которым относится психика. А.В. Карпов показывает, что «некоторая реальность может одновременно выступать и как метасистема, и как система, а сами эти понятия (и реальность, которая ими обозначается) не являются поэтому абсолютными — они относительны: по отношению к системам со встроенным метасистемным уровнем они могут описывать и реально описывают, характеризуют одну и ту же реальность» [10, стр. 218, курсив автора].

А.В. Брушлинский считает, что в определенном контексте социум может рассматриваться как субъект: «В самом полном и широком смысле слова субъект — это все человечество в целом, представляющее собой противоречивое системное единство субъектов иного уровня и масштаба: государств, наций, этносов, общественных классов и групп, индивидов, взаимодействующих друг с другом» [4, стр. 29]. Эту идею развивает В.Е. Лепский: «Субъект представим в виде полисубъектной рефлексивной системы, через свое функционирование воплощающей себя как целостного рефлексивного субъекта. Именно рефлексивность позволит обеспечить его системную сборку на основе механизмов идентификации (самоидентификации) рефлексивных элементов и его самого в целом по отношению к макросубъектам социальной среды» [12, стр. 175]. Кроме возможности понимания разноуровневых реальностей как составляющих единой системы, цитированные работы указывают на субъектность как критерий выделения составляющих интересующей нас системы. Междисциплинарный характер проблемы позволяет нам обратиться к законодательству РФ для выделения субъектов, входящих в интересующую нас систему.

Правовая база медицинской помощи дает основания для выделения следующих субъектов: учреждения здравоохранения; органы управления здравоохранением; лица, получающие медицинскую помощь; родственники и законные представители лиц, получающих медицинскую помощь.

Таким образом, на уровне метасистемы мы получаем учреждения здравоохранения и органы управления здравоохранением, составляющие социальный институт здравоохранения, который обеспечивает социуму оказание медицинских услуг. На предельно общем уровне мыслится глобальная система здравоохранения, обеспечивающая здоровье человечества в целом, хотя в настоящее время глобализация угроз явно опережает темпы глобализации охраны здоровья [8]. Охрана здоровья социума — общая рамка, которая позволит оценить достаточную или недостаточную полноту нашего системного анализа. Ранее проведенный одним из авторов настоящей статьи анализ социологических исследований, подтверждает наличие оснований говорить об отношении к здоровью и здравоохранению на уровне социума как целого [15]. Однако в интересующем нас контексте необходимо выделять и взаимодействующие системы более низкого уровня — семья и учреждение здравоохранения, которые, в свою очередь, также имеют характеристики системы. Органы управления здравоохранением также являются системой, но для нас этот момент на важен, поскольку перинатальная психологическая помощь выделяется на более низком (чтобы избежать негативной коннотации, можно сказать — «на более глубоком») уровне, чем взаимодействие «учреждение здравоохранения — органы управления здравоохранением». Семья является частью социума, а лицо, непосредственно обращающееся за помощью — клиент — является частью семьи. Обоснование этого выделения мы находим, например, в работах Г.Г. Филипповой, по мнению которой нарушение репродуктивного здоровья «является проявлением конфликта видовых и индивидных потребностей», а именно «конфликта между альтернативными доминантами стремления к материнству (как социально желаемой цели) и стремления к удовлетворению индивидных потребностей, которые подвергаются фрустрации при переходе в материнство» [20]. Очевидно, что социально желаемые цели не даны индивиду «в чистом виде», а социальное воздействие в определенной степени опосредовано семьей. На семейный характер проблем, решаемых перинатальной психологией, и диадический характер ее объекта прямо указывает И.В. Добряков [7]. Поэтому для системного анализа нам может оказаться полезным различение нуклеарной семьи (муж и жена, или муж, жена, дети) и сложной семьи (родители мужа, родители жены, братья и сестры супругов). Опосредованное влияние социума показано и медицинскими исследованиями, например, исследование Л.П. Сухановой и М.С. Скляр показало, что «интегральным фактором риска детской смертности и снижения уровня здоровья детей России является социальное и экономическое неблагополучие населения, которое реализуется через патологию материнского организма» [17]. В исследовании обращаемости, проведенном С.Э. Покровской, установлено, что уверенность в значимости собственных усилий по поддержанию здоровья положительно связана с уровнем образования, профессиональным статусом и самооценкой доходов, для нас особенно важно, что у женщин значимым основанием пессимизма в этом отношении является отсутствие детей [14].

Поскольку мы говорим о психологической перинатальной помощи, необходимо внутри системы учреждения здравоохранения разделить руководство учреждением, медицинский персонал и психолога. В контексте статьи не суть важно, идет ли речь об одном психологе, или о психологической службе, поскольку нас не будут интересовать отношения внутри психологической службы.

Схематически системное описание перинатальной службы в учреждении здравоохранения можно представить так, как это показано на рисунке 1. На рисунке психолог оказался «на месте» посредника между клиентом и медицинским персоналом. Это вызвано особенностями отображения на плоскости — показать психолога и медицинский персонал на одном уровне с клиентом и на одном расстоянии от него можно лишь в объеме.

Предлагаемое системное описание может быть «прочитано» с разных точек зрения, что вполне закономерно ввиду высокой сложности системы.

С точки зрения внешнего наблюдателя могут быть выделены три уровня:

1.  Метасистемный уровень. На этом уровне происходит взаимодействие социум — здравоохранение. Предметным содержанием взаимодействия является перинатальная медицинская помощь. Результат взаимодействия — воспроизводство социума.

2.  Системный уровень. На этом уровне система здравоохранения дифференцируется на учреждения здравоохранения и органы управления здравоохранением, а в социуме выделяется нуклеарная и сложная семья. Предметное содержание взаимодействия также дифференцируется. Сложная семья становится «проводником», обеспечивающим избирательную трансляцию норм социума, связанных с репродуктивной функцией, в нуклеарную семью. А органы управления здравоохранением «передают» учреждению здравоохранения запрос социума на оказание медицинской помощи в репродуктивной сфере. Результатом взаимодействия становится качество медицинской помощи, понимаемое как соответствие оказываемой помощи социальному запросу и уровню развития медицины.

3.  Субсистемный уровень. На этом уровне в учреждении здравоохранения выделяется медицинский персонал, психологическая служба, руководство учреждения. В семье выделяется клиент (в соответствии с требованием добровольного информированного согласия субъектом обращения за медицинской помощью может быть только конкретный индивид). Клиент взаимодействует с нуклеарной семьей и сложной семьей, оказывающими влияние на его запрос в отношении медицинской помощи. Предметное содержание взаимодействия значительно усложняется если за медицинской помощью обращаются оба супруга, составляющие нуклеарную семью. Результатом взаимодействия становится выполнение индивидуального запроса на медицинскую помощь. Степень выполнения индивидуального запроса определяет удовлетворенность клиента.

 

Рисунок 1: Схема системного анализа перинатальной психологической помощи в учреждении здравоохранения.

 

Однако описание системы может быть «прочитано» и с точки зрения органов управления здравоохранением. В этом случае рассматриваемая система определенно становится системой со «встроенным» метасистемным уровнем.

Социум не имеет возможности прямого выражения своих запросов, но имеет возможность игнорировать медицинские услуги. Взаимодействие органы управления здравоохранением — социум реализуется двумя путями: прямым (рассмотрение жалоб и обращений, проведение социологических исследований и др.) и опосредованным (анализ показателей работы учреждений здравоохранения, в том числе удовлетворенности клиентов). Кроме того, на уровне управления здравоохранением возникают два дополнительных фактора, задающих рамки возможностей оказания медицинской помощи: актуальный уровень развития медицины и экономические возможности. Основной системной функцией, реализуемой органом управления здравоохранением, является нахождение «некоторого баланса между социальной эффективностью предоставляемого государством блага и экономической эффективностью инвестиций в отрасль» [19, стр. 173].

Для органов управления здравоохранением «единицей анализа» ситуации является учреждение здравоохранения. Управление работой подведомственных учреждений обеспечивается через систему целевых программ, государственных заданий и стандартов оказания услуг. Управление предметным содержанием всей перинатальной помощи, и, в частности, психологической делегируется руководству учреждения здравоохранения.

Для органа управления здравоохранением перинатальная психологическая помощь мало чем отличается от работы врачей-лаборантов, лучевых диагностов, функциональных диагностов и др. Сходная точка зрения сформулирована И.В. Добряковым: «Перинатальную психологию можно определить как раздел клинической психологии, участвующий в решении психологических задач оказания акушерско-гинекологической, перинатальной помощи населению» [7]. Наиболее важным моментом становится сложный (сложносоставной) характер медицинской помощи, которую в принципе не может оказать единственный специалист, конечно если речь идет о помощи, соответствующей современному уровню развития медицины.

На уровне учреждения здравоохранения именно конкретный путь реализации сложного характера медицинской помощи обеспечивает удовлетворенность клиентов как системную функцию учреждения. Подчеркнем, что удовлетворенность клиентов не является и не должна являться единственным результатом работы учреждения здравоохранения, тем более — единственным критерием оценки. Но обеспечение экономических условий и соответствия медицинской помощи актуальному уровню развития медицины как системные функции обеспечиваются не столько учреждением здравоохранения, сколько органами управления здравоохранением. В заданных экономических и научно-профессиональных границах, выход за которые невозможен, учреждение здравоохранения обеспечивает именно удовлетворенность клиентов как собственную системную функцию.

Проведенный анализ позволяет нам прояснить ряд существенных моментов для понимания ситуации, возникающей при включении перинатальной психологии в содержание работы учреждений здравоохранения.

1.  Перинатальная психология в практическом здравоохранении закономерно «обрастает» дополнительными системными функциями, возникающими не в логике развития самой перинатальной психологии, а в системной логике работы учреждения здравоохранения, достаточно независимо от клинического профиля:

a) оптимизация взаимодействия клиентов и медицинского персонала;
b) оценка удовлетворенности клиентов;
c) психологическая поддержка медицинского персонала.

Заметим, что данные функции прямо связаны с оказанием перинатальной психологической помощи в составе сложносоставной медицинской помощи, но никоим образом не заменяют собственно перинатальную психологическую помощь.

2.  Дополнительные системные функции перинатального психолога с позиций системного подхода становятся инструментом интеграции психолога в учреждение здравоохранения. С точки зрения практики здравоохранения выглядит несколько искусственной попытка выделения перинатальной психологической помощи «в чистом виде» — вне общего контекста работы учреждения здравоохранения. Системная функция органов управления здравоохранением не предполагает организационной обособленности перинатальной психологии, а системная функция учреждений здравоохранения ее исключает.

3.  Перинатальная психологическая помощь не институционализирована в той мере как медицинская помощь, в социуме не сформирован адекватный запрос на данный вид помощи. Перинатальная психология непонятна клиентам примерно настолько, насколько непонятны результаты лабораторных анализов и функциональной диагностики. Но достаточно понятный клиенту лечащий врач включает определенные исследования в свою помощь как обязательное условие. Институционализация перинатальной психологической помощи может идти аналогичным путем.

4.  Интеграция перинатального психолога в работу учреждения здравоохранения как целого ни в коей мере не исключает наличие специфики его работы в сфере перинатальной психологии. Напротив, интеграция перинатального психолога в работу учреждения здравоохранения предполагает наличие собственного предмета работы, достаточно четко определенного в соответствующем разделе психологии. Но с точки зрения организации здравоохранения в перинатальной психологии необходима дополнительная проработка следующих моментов:

a) критерии выделения целевой группы нуждающихся в перинатальной психологической помощи;

b) определение возможных результатов работы перинатального психолога;

c) разработка критериев оценки достижения результатов и качества работы, которые могут быть условно разделены на «внутренние» (для медперсонала и учреждения здравоохранения) и «внешние» (для клиентов).

 

В заключение авторы выражают надежду на то, что данная статья станет отправной точкой для дискуссии, выходящей за рамки внутринаучных, несомненно важных, вопросов перинатальной психологии, тем самым способствуя продуктивному взаимодействию и дальнейшему развитию как перинатальной психологии, так и медицины.

 

Литература

1.   Аберхаева Л.С., Гильманов А.А. Научно-методическое обоснование организации межрайонного центра перинатальной медицины // Казанский медицинский журнал. – 2012. – Т. 93, № 1. – С. 138-141.

2.   Андрущак Г.В. Квазирынки в экономике общественного сектора // Экономика образования. – 2008. – № 3. – С. 214-225.

3.   Более безопасное будущее: глобальная безопасность в области общественного здравоохранения в XXI веке: доклад о состоянии здравоохранения в мире. –  Geneva: World Health Organization, 2007. – 99 с.

4.   Брушлинский А.В. Психология субъекта. – М.; СПб: ИП РАН; "Алетейя", 2003. – 272 с.

5.   Василенко Т.Д., Денисова О.В. Особенности эмоционально-смысловой сферы беременных женщин, имеющих опыт незавершенной беременности [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2010. – № 1 (2). – URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: 10.10.2012).

6.   Джери Д., Джери Дж. Большой толковый социологический словарь. – А-О М.: Вече. 2001. – Т. 1. – 543  с.

7.   Добряков И.В. Перинатальная психология — новый раздел клинической (медицинской) психологии [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – № 5 (16). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: 10.10.2012).

8.   Карпов А.В. Психология сознания: Метасистемный подход. – М.: РАО, 2011. – 1088 с.

9.   К вопросу о правовой оценке выводов судебно-медицинской экспертизы по гражданским делам, связанным с оказанием медицинских услуг / Е.Х. Баринов, О.В. Родин, П.О. Ромодановский [ и др.] // Проблемы экспертизы в медицине. – 2010. – Т. 10, № 3-4. – С. 9-11.

10.   Конкуренция на рынке медицинских услуг: бой с тенью / Л.Л. Коковин, Ю.А. Мушинская, В.И. Козичев [и др.] // Ремедиум. – 2005. – № 5. – С. 12-18.

11.   Лепский В.Е. Субъектно-ориентированный подход к инновационному развитию. – М.: Когито-Центр, 2009. – 208 с.

12.   Лысенко О.В., Занько С.Н., Лысенко С.В. Характеристика типичных психологических состояний при нормальной и осложненной поздним гестозом беременности // Вестник Витебского государственного медицинского университета. – 2004. – Т. 3, № 1. – С. 62-68.

13.   Покровская С.Э. Факторы, формирующие обращаемость за медицинской помощью // Социальные аспекты здоровья населения: электрон. науч. журн. – 2012. – N 3 (25). – URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/405/30/ (дата обращения: 10.10.2012).

14.   Проблемы перинатальной медицины в работе участкового неонатолога / Б.И. Давыдов, О.Г. Оболонская, А.А. Ачкасова [и др.] // Мать и дитя в Кузбассе. – 2006. – № 1. – С. 19-22.

15.   Солондаев В.К., Панина Ю.Ф. Анализ сюжетов взаимодействия врач – родители больного ребенка. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2009. – N 1 (1). – URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: 10.10.2012).

16.   Степин В.С. Классика, неклассика, постнеклассика: критерии различения // Постнеклассика: философия, наука, культура. – СПб.: Мiръ, 2009. – С. 249-295.

17.   Суханова Л.П., Скляр М.С. Детская и перинатальная смертность в России: тенденции, структура, факторы риска // Социальные аспекты здоровья населения: электрон. науч. журн. – 2007. – N 4 (4). – URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/46/30/ (дата обращения: 10.10.2012).

18.   Тест на определение отношения к беременности [Электронный ресурс] // Бебиблог — сайт о беременности и материнстве URL: http://www.babyblog.ru/user/sun_is_shining/670319 (дата обращения: 10.10.2012).

19.   Троицкая Н.Л. Социально-экономическая модель здравоохранения современной России // Вестник Томского государственного университета. – 2009. – № 327. – С. 171-174.

20.   Филиппова Г.Г. Психология репродуктивной сферы человека: методология, теория, практика. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2011. – N 6 (11). – URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: 10.10.2012).

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.922.1:618.2-084

Солондаев В.К., Олендарь Н.В. Перинатальная психология в практическом здравоохранении: системный анализ [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – N 6 (17). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения