Вернуться на главную страницу
Английская версия
О журнале
Редакционный совет
Планы редакции
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Использование методики дифференцирования в семейном консультировании

Петрушин С.В. (Казань)

 

 

Петрушин Сергей Владимирович

–  доктор психологических наук, Институт психологии и педагогики Казанского федерального университета.

E-mail: spv2003@inbox.ru,

сайт:    petrushin.ru

 

 

Аннотация. В данной статье рассматривается подход, который может быть использован в консультировании по проблемам семейных отношений. Он базируется на предположении, что в основе возникновения проблем в сфере отношений лежит неосознанное смешивание супругами различных уровней, видов и подсистем отношений. Соответственно, путь к разрешению проблем заключается в дифференцировании этих уровней. Подробно рассматриваются, отличия этих уровней (социального, эмоционального и сексуального), подсистем отношений (супружеская и родительская, личная и родительская семья) и видов отношений (профессиональные и человеческие, родные и чужие) и использование результатов такого различения в практике консультирования семьи.

Ключевые слова: психологическое консультирование, дифференцирование уровней, видов и подсистем отношений, брачно-семейные отношения.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Обоснование методики дифференцирования

Проблемы в семейных отношениях занимали и продолжают занимают одну из ведущих тем в психологическом консультировании. Этими проблемами занимались такие видные зарубежные (З. Фрейд, Э. Фромм, Э. Берне, С. Кратохвил, В. Сатир, Б. Хеллингер и др.) и отечественные (Н.Н. Обозов, Ю.Е. Алешина, Л.Я. Гозман, А.Я. Варга, Т.М. Мишина, Э.Г. Эйдемилер и др.) психологи и психотерапевты. Сюда относятся проблемы брачно–семейных, детско–родительских, интимных и других отношений.

В процессе многолетней практики консультирования мною был обнаружен и успешно апробирован подход, который я бы хотел предложить к рассмотрению. Он строиться на предположении, что психологическая проблема возникает как результат смешивания человеком различных уровней психической реальности, слияния их в некий один уровень. А терапия строится через обнаружение и дифференцирование этих уровней, и затем построение между ними новых взаимосвязей. В основе возникновения новых психотерапевтических методов можно зафиксировать некое обнаруженное авторами различие, т.е. используется своего рода «принцип различения». Кстати, именно способность к различению оттенков является важнейшей для профессионалов в любой области. Например, художник может видеть гораздо большее количество сочетаний цветов и различных оттенков, чем обычный человек.

Например, в основе психоанализа лежит идея дифференцирования психики на отдельные психические уровни (сознание, бессознательное и цензура). В транзактном анализе Э. Берне представил структуру личности как состоящую из 3 компонентов («Родитель», «Взрослый», «Дитя»). Многие техники гештальт–терапии и психосинтеза построены на выделении в пространстве личности отдельных субличностей и их последующей интеграцией.

Этот «принцип различения» я использовал в консультировании в сфере семейных и межличностных отношений. Основными предположениями, на которых я буду базироваться при описании своего подхода, будут следующие:

1.  Межличностные отношения не есть нечто однородное. В них можно выделить различные уровни (виды, подсистемы).

2.  Недифференцирование отдельных уровней отношений как относительно самостоятельных и нетождественных друг другу, а также слияние этих отношений является одной из причин неудовлетворенности отношениями.

3.  Соответственно, решение проблемы, возникшей в отношениях, заключается в обнаружении и дифференцировании уровней отношений.

Таким образом, реализация методики дифференцирования осуществляется путем выявления и совместного анализа с клиентом уровней (видов, подсистем) в проблемных отношениях, с последующей идентификацией проблемы с одним из уровней. Такой подход дает возможность разрешать такие проблемы, как ревность, зависимость от матери, сложность в выборе супруга, критичность к родителям, слияние с партнером, измены, последствия развода и т.д. Для этого консультант должен быть знаком со спецификой различных уровней, подсистем и видов отношений. Рассмотрим более подробно, как данный метод может быть использован в процессе консультирования.

Основные уровни межличностных отношений

В качестве теоретической базы для выделения уровней отношений я использовал идею И.Н. Калинаускаса [3] о возможности условного выделения в человеке как целом некоторых его частей, таких как тело, сознание и эмоциональная сфера. Опора на эти составляющие позволяет определенным образом обозначить такие психологические понятия как индивидуальность, личность и сущность. Базовым инструментом индивидуальности является тело, сознания — личность, а эмоциональной сферы — сущность человека. Таким образом, возможны любые комбинации человеческих отношений в зависимости от того, на что они опираются. Например, дружеские отношения затрагивают эмоциональный уровень, деловые — социальный и нередко эмоциональный, отношения «любовников» — эмоциональный и сексуальный и т.п.

Подход, использующий дифференцирование, дает возможность рассматривать существующий конфликт в отношениях не как конфликт «вообще», а находить его место на определенном уровне. Например, жалоба на то, что «муж разлюбил, надо разводится» является отражением смешения эмоционального и социального уровней, отождествления у данного человека брака и любви как равнозначных понятий. Но такой взгляд лишь усугубляет ситуацию. Проблема возникла на одном, на эмоциональном уровне («муж не любит »), а поиск ее решения происходит совсем на другом, на социальном («надо разводиться») уровне. Логично предположить, что конструктивным подходом в этом случае является помощь в обнаружении различий любви и брака и разрешение проблемы на том же уровне, на котором возникла трудность, в данном случае — на эмоциональном. Другой пример слияния отношений: друзья начинают заниматься совместным бизнесом. В этом случае есть опасность смешивания эмоциональных и социальных отношений. Обычно это заканчивается плохо как для дружбы, так и для бизнеса.

В качестве основных характеристик каждого уровня были выделены следующие:

–  на социальном уровне партнеры находятся по отношению к друг другу во взаимосвязанных социальных ролях. Под «социальной ролью» понимается «функция, нормативно одобренный образец поведения, ожидаемый от каждого, занимающего данную позицию» [4, c. 16], это «фиксация определенного положения, которое занимает тот или иной индивид в системе общественных отношений» [1, c. 71]. Важно отметить, что социальные предписания безличны по своей природе. Они должны выполняться независимо от личностных черт и интересов человека, который их выполняет, всегда одним и тем же образом. То есть отношения на социальном уровне в определенном смысле «бесчеловечны». Основа их построения &mdasah; конвенция, контракт, взаимная договоренность;

–  эмоциональный уровень отношений имеет совершенно другую природу, нежели социальный. Любые гарантии и обязательства по поводу чувств типа « Я всегда буду тебя любить» нереальны и губительны для них. Перенос социального на эмоциональный уровень, который выражается попыткой установления конвенций на эмоции ради сохранения союза, приводит к напряжению и общей невротизации отношений. Это изначально неконвенциональный уровень;

–  сексуальные отношения также могут рассматриваться как самостоятельный уровень, не смешиваемый с другими отношениями. На этом уровне, в отличие от социального «надо» и «должен», доминирует «хочу». Сексуальность у человека (в отличие от животных), наряду с функцией релаксации и деторождения, может быть определенным способом общения и познания друг друга.

Характеристика уровней в брачно–семейных отношениях

Основное отличие брачно–семейных отношений заключается в том, что в них присутствуют все три уровня. С этой точки зрения такие отношения являются наиболее сложными, потому что ни в каких других отношениях одновременно все три уровня не присутствуют. А если такое происходит, то это только ухудшает отношения. Например, возникают так называемые «служебные романы», где к социальным и эмоциональным отношениям присоединяются сексуальные.

Чтобы говорить о наличии брака, необходимо наличие, прежде всего, социального уровня. Нередко на консультациях приходится сталкиваться с тем, что люди называют себя мужем и женой, не имея социального оформления. Это так называемый гражданский брак. То есть в таком «браке» присутствуют только сексуальный и эмоциональный уровень. На мой взгляд, под гражданским браком скрывается инфантильное отношение к социальному уровню, его недооценка. А с психологической точки зрения под этим отказом официально оформлять отношения может лежать неосознаваемое желание построения «родственных» отношений. Это только у родственников есть эмоциональные отношения, иногда случаются и сексуальные, но регистрироваться им никак нельзя.

Если более подробно разбирать социальный уровень, то в нем супруги находятся в ролях «мужа» и «жены». Если роль — это образец поведения, то возникает очень важный вопрос: какими должны быть образцовые муж и жена. Сто лет назад такого вопроса не стояло. Об этом было написано в объемной книге под названием «Домострой». Там было детально расписано, какими должны быть супруги, что такое женская и мужская работа, в какие дни недели как себя вести и т.д.

Сегодня с семейными образцами дело обстоит гораздо сложнее. Чаще всего супруги берут эти образцы из своих собственных семей. «Ты плохой муж» — говорит жена. «А почему?» — спрашивает тот. И получает очень убедительный (для жены) ответ: «А вот мой папа все дома делал своими руками, а ты даже гвоздь забить не можешь». «Ах, так! Тогда ты — ужасная жена. Моя мама всегда готовила мне завтрак, а ты до обеда валяешься в постели». И начинается ролевой, социальный конфликт, который самими супругами воспринимается как межличностный. А на самом деле через этих супругов конфликтуют две семейные традиции. Это все равно, что вступили в брак люди двух культур. Вместо захвата в свою культуру другого супруга, пара, чтобы сохраниться, может строить третью — свою культуру.

Таким образом, одна из причин успешности брака на социальном уровне является согласование представлений о супружеских ролях, то есть они должны договориться друг с другом об этом. Самое простое действие — каждый сообщает свои представления о роли мужа и жены, а потом они их согласовывают и находят один, приемлемый для обоих вариант. И им надо понимать, что этот договор не на всю оставшуюся жизнь, а на определенный срок, по истечении которого они могут пересматривать его.

На социальном уровне можно также выделить два типа договора — брак с доминированием одного из супругов и партнерский. При доминирующем типе брака жена принимает направление мужа. Само слово «замуж» состоит из двух слов — «за» и «муж», то есть быть за мужем. Но возможен и другой вариант, где строятся отношения равноправия. То есть брак может быть как предприятие, где начальником является один человек, или как союз двух предприятий, где у каждого 50 процентов акций.

В этом плане распространенная точка зрения, что брак должен основываться на любви, то есть на эмоциональной основе, несколько проблематична. Это все равно, что принимать человека на работу только за то, что он нравиться. Наверное, помимо обаяния он должен уметь что-то делать, иначе, за что же ему будут платить зарплату? Поэтому хорошие эмоциональные отношения не гарантируют успешного брака. Наоборот, статистика утверждает, что наибольший процент разводов происходит именно в браках «по любви». Нередко бывает так, что когда супруги разводятся в виду невозможности совместной жизни, их отношения снова нормализуются.

Эмоциональный уровень имеет важные отличия от социального уровня. Первое отличие заключается в том, что на уровне эмоций никакие конвенции «не работают». Сколько времени можно выяснять отношения друг с другом? Да всю жизнь! И все равно до конца не выясним.

Можно ли договориться о том, чтобы любить друг друга всю жизнь? Договориться, конечно, можно, но где гарантия, что это можно будет выполнить. А вдруг через месяц моя любовь исчезнет? А я уже пообещал любить вечно. Что делать? Заставлять себя любить другого? Это просто гарантия того, что очень скоро ты возненавидишь этого «любимого» человека. Таким образом, любые конвенции, заключенные на эмоциональном уровне, начинают порождать малоприятные чувства вины или обиды. Реальный договор возможен только на социальном уровне, то есть на уровне поведения.

Второе отличие связано с тем, что эмоциональный уровень не поддается измерению. Нередко на консультации приходится слышать обвинения супругов в том, что «Он меня почти не любит, мало уделяет мне внимания, ведет себя холодно и т.д.». Но когда предлагаешь партнерам составить договор на эмоциональные отношения, то сразу наталкиваешься на абсурдность этой идеи. Например, берем проблему «мало внимания». В чем будем измерять внимание? В часах? В качестве подарков? Или другие обвинения — «Я его люблю больше, а он меня меньше». В мире эмоций законы арифметики не работают. Иначе возникает огромное поле для всевозможных манипуляций. Как не договаривайся, что будешь уделять внимание, это не помешает другому человеку сказать: «Разве это внимание? Ты делаешь это неискренне». И попробуй докажи, что это не так, и ты делаешь это искренне. Поэтому договор возможен только на поведенческом уровне.

Иногда на консультации спрашивают: «А можно ли любить больше одного?». В этом вопросе тоже скрывается смешение социального и эмоционального уровней. На социальном уровне юридически возможен союз только с одним человеком — мужем. А что касается эмоционального — то здесь все зависит от силы вашего сердца. Если человек умеет любить, то он излучает любовь на всех, с кем он соприкасается. Можно даже пищу приготовить с любовью. Поэтому важное третье отличие от социального заключается в том, что на эмоциональном уровне измен не существует. «Полюбил другую» — это не измена, так как ничего специального для этого человек не делал и не мог делать. В принципе, можно только обрадоваться тому, что ваш избранник способен чувствовать любовь. Сложности могут возникнуть только из-за его проявлений на уровне поведения. А это уже не эмоциональный, а другой уровень, где уважение друг к другу должно оставаться.

Мне запомнилось одна беседа на эту тему, в заключение которой слушательница сказала: «Это все понятно. Но я хочу, чтобы мой муж любил только меня». Мне показалось, что это — классическая фраза о всевозможных смешениях, которую надо выбить в мраморе и бронзе. Здесь и «мой муж», и «должен любить», и «любить только меня». Я ей ответил: «А как она себе это на практике представляет? Пошел на работу и застегнул свое сердце под пиджак? Пришел домой и открыл его снова?». Здесь подразумевается, что проявление мужем «положительных» эмоций к другим людям вне брака считается предосудительным и должно сопровождаться чувством вины. Если рассматривать любовь как одно из ценных отношений не только к людям, но и к миру во всех его проявлениях [6], то сведение ее направленности исключительно на одного человека существенно может обеднить и сами брачные отношения.

Уродливой метаморфозой смешения социального и эмоционального является концепция так называемой «социальной любви». Ее отличие в том, что она всегда дается «за что-то». При этом любовь рассматривается как драгоценность, которой можно наградить, за которую надо бороться, которую надо заслужить, которую можно потерять и т.д. Подлинная любовь в отличие от «социальной любви» безусловна по своей природе и заключается принятием человека как уникального, независимо ни от каких его качеств и проявлений.

Сексуальный уровень. Синонимом этого понятия является слово «интимный». Здесь есть подсказка, то есть об этом уровне должны знать только трое: он, она и господь Бог. Для успешных отношений на этом уровне оба партнера должны находиться в «детском» [2] состоянии, то есть в них отсутствуют такие понятия, как «прилично–неприлично». Вообще, когда начинаешь выяснять, что же такое секс, то приходится сталкиваться с тем, что здесь нет однозначных толкований. Например, поцелуй — это уже секс, или еще нет? А объятия?

Примером смешения социального и сексуального является патриархальная мораль, где внебрачные сексуальные отношения однозначно рассматриваются как супружеская измена. Между тем в современной литературе упоминается уже шесть возможных вариантов измен (не только на физическом уровне), при чем каждая из них достаточно дискуссионна. Например, при сексуальном контакте с мужем супруга фантазирует о другом мужчине. Это измена или нет?

Таким образом, богатство брака зависит от того, насколько в нем развиты и представлены все три уровня отношений. В зависимости от состояния того или иного уровня можно составить типологию различных видов брачно–семейных отношений. Например, «социальные» браки основываются преимущественно на деловых отношениях, а в «эмоциональных» браках кипят страсти.

Если говорить о зрелости брачно–семейных отношений, то она заключается в том, насколько супруги могут различать, как отдельные, уровни своих взаимоотношений и совмещать (а не смешивать) их друг с другом. Недифференцирование и отождествление этих уровней друг с другом является попыткой ослабить напряжение и может рассматриваться как признак социальной незрелости и психологической инфантильности.

Различия характеристик подсистем в семейных отношениях

На сегодня в психологии достаточно распространенной является позиция в рассмотрении семьи как системы. При таком подходе проблема у одного из членов семьи рассматриваются не как его личная проблема, а как проблема семейной системы. В самой же семейной системе можно выделить ряд подсистем, которые необходимо различать.

В качестве основных подсистем семейных отношений можно выделить партнерские супружеские отношения (муж–жена), родительские (родитель–ребенок), детские (старшие–младшие дети), а также отношения между семьей родителей супругов и их собственной семьей. Неразличение супругами этих подсистем также является причиной ухудшения брачно-семейных отношений. Какие же основные отличия можно выделить при сравнении этих подсистем? Рассмотрим некоторые из этих подсистем.

А.  Супружеская и родительская подсистема.

1)  Супружеские отношения — это отношения непосредственно между мужем и женой, а родительские опосредованы ребенком. Если бы не было ребенка, то и этих отношений не было бы. Отсюда возникает вывод о том, что в супружеских отношениях супруги сами решают согласно их договоренностям, кто из них хороший, а кто плохой. Здесь муж может сказать жене: «Ты плохая жена». А на родительском уровне это может сделать только сам ребенок. Поэтому здесь критика друг друга как родителей не имеет оснований.

Очень важно, чтобы у ребенка были отношения отдельно с каждым из родителей. Если мать начинает говорить отцу о том, как воспитывать ребенка, то она начинает образовывать отдельное «Мы» с этим ребенком и вставать между ним и отцом. Кто как себя ведет как родитель — это уже вопрос личной ответственности. В родительских отношениях каждый занимается собой как родителем.

2)  Между супружескими и родительскими отношениями должна проходить четкая граница. Об этом писал Б. Хеллингер [5], отмечая, что происходящее между супругами не должно касаться детей. Тем более нельзя рассказывать об абортах, или о том, что «а папа тебя не хотел». Не надо спрашивать ребенка о том, выйти замуж или развестись. Надо поступать так, как считаете нужным.

Серьезные проблемы возникают, когда кто-либо из родителей начинает вовлекать ребенка в свой конфликт с супругом. Например, мать рассказывает дочери, какой папа плохой как муж. Эту вовлеченность часто приходится замечать на консультации. Например, девушка утверждает, что ее папа был «плохой». Спрашиваю, почему? «А он постоянно пил, маме денег не давал, гулял направо и налево и т.д.», — уверенно отвечает она. Если вслушаться, то это речь не дочери, а ее мамы как жены. Оказавшись вовлеченной в конфликт, дочь взяла на себя сторону мамы. И теперь смотрит на папу не своими глазами, а мамиными. За счет того, что супружеские и родительские уровни оказались смешанны, отрицание дочерью роли «мужа» у родителя приводит к отрицанию его в роли «отца». Плата за смешение отношений состоит в том, что эта девочка психологически теперь осталась без отца. Ее неудовлетворенное детское состояние будет приводить к тому, что, даже став взрослой, она под видом мужчины неосознанно будет искать себе нового, «хорошего» отца.

Или другой пример смешения. Женщина вспомнила, как мать периодически посылала ее в детстве утихомиривать пьяного отца. Дочь служила своего рода буфером в их отношениях. Она успокаивала отца, укладывала его спать и сама иногда спала рядом с ним. Это привело к тому, что в ее детском сознании она стала воспринимать себя как младшая жена. Естественно, это не могло не иметь серьезных последствий для будущей собственной семейной жизни этой женщины.

3)  Развод возможен только на супружеском уровне, но не на родительском. Наглядным примером смешивания двух подсистем является такая фраза, как: «Когда мои папа и мама развелись…». Я долгое время на консультациях не обращал внимания на эту фразу, но однажды она меня здорово «зацепила». Я задумался и понял, что развод возможен только у мужа и жены, а не между родителями. Страх детей при разводе заключается, прежде всего, в опасении потери одного из родителей, потому что детям трудно разделять супружеский и родительский уровень. Поэтому детям надо специально объяснять, что развод происходит как у мужа и жены, а как папа и мама они не расстанутся с ним.

Путаница этих отношений создает проблему и у супругов. Это выражается в словах: «Я бы давно от нее ушел, но у нас же дети!». Поэтому специально приходится объяснять клиентам, что развод — это изменение отношений лишь на супружеском уровне, а как родители они остаются навсегда.

4)  Супружеские отношения имеют приоритет над родительскими. Любовь к ребенку должна идти через любовь к партнеру. Но нередко, если в партнере что-то не ладится, то родитель начинает искать в ребенке того, что не достает. Происходит путаница: отец ищет в ребенке то, что не соответствует отношениям с супругой, тогда ребенок приходит в замешательство. Лучше, когда отец любит в ребенке себя и свою жену, также и жена — любовь к сыну идет через мужа. Папа дочке должен показывать, что он жену ценит больше, чем ее: «Вырастешь, станешь такой же красивой, как мама». Партнерские отношения должны давать силы на родительские.

Но нередко на вопрос, кто вам дороже, муж или ребенок, очень многие женщины отвечают: «Конечно ребенок. Он ведь родной, а муж — чужой». Так и выстраивается вся система — на первом месте ребенок, на втором — муж, а себя помещает на третье. Для нормальных отношений эта пирамида должна быть перевернута с точностью до наоборот: на первом месте она, на втором — муж, а ребенок только на третьем месте.

Может это покажется жестоким, но самопожертвование родителей для блага детей приводит к формированию у детей деструктивной, самоубийственной позиции. Потому что при самопожертвовании родителей детям предается скрытое послание «Если бы не ты», которое считается наиболее опасным для жизни. «Если бы не ты, то мы бы с твоим папой давно развелись, я бы получила высшее образование, я бы продвинулась в карьере и т.д. и т.п.» — в основе таких сообщений лежит послание «Если ты умрешь, то мне станет легче». А дети любят своих родителей и ради этой любви готовы даже умереть. Послание «Если бы не ты» закладывает бессознательную программу ребенку, чтобы умереть как можно скорее, и тогда родителям станет хорошо.

Б.  Отношения «Личная семья — родительская семья»

Пример смешения родительской и личной семьи. Молодая женщина пришла с жалобой на мужа. Хотя он живет с ней, но продолжает поддерживать тесные отношения с мамой. Это выражается в том, что семейный бюджет он строит с учетом не только потребностей их семьи, но и материнской. Например, если он купил пылесос жене, то и маме тоже надо. Также он распоряжается и с зарплатой, половину в дом, половину маме.

Это смешение происходит в случае, когда молодой человек оказывается психологически «женат» на своей матери. Такая ситуация возникает, когда для женщины в браке ребенок имеет предпочтение перед мужем. Чаще всего это приводит к разводу семьи, в этом случае «супружеские» отношения между сыном и матерью укрепляются. Если молодой человек из такой семьи женится, то жена становится «второй женой», так как первой является мама. С этой точки зрения поведение мужа вполне логично. Тот, кто в системе появляется первым, имеет приоритет над следующим, входящим в систему [5]. Поэтому для него на первом месте тоже сначала мама, а потом жена.

Решением ситуации может быть рассмотрение супругами брака не как увеличение одной системы (материнской семьи), а как создание другой системы (своей семьи). В этом случае приоритетной становится своя семья. Тогда у молодого человека не две жены (старая и молодая), а есть и мама и жена.

Различия в отношениях «Родной — Чужой»

Эти виды отношений часто путают, что приводит к недоразумениям. Смешивание этих видов, например, проявляется в достаточно безобидной, на первый взгляд, фразе, что «муж — это родной человек». Но если родной, то кто: сын, отец, брат? Если такая установка присутствует, то это может привести к проблемам в сексуальной сфере. Общеизвестно, что сексуальные отношения с родственниками в нашей культуре являются сильнейшим табу. Поэтому секс с супругом–«родственником» порождает бессознательное чувство вины, и их отношения из страстных достаточно быстро переходят в нежные.

Вторая проблема, возникающая в результате такого смешения — это невозможность психологического развода. Ведь с родственником нельзя развестись. Приходилось сталкиваться со случаями, когда официальный развод при наличии такой скрытой установки совершенно ничего не изменял во взаимоотношениях партнеров.

Другой важный аспект связан с тем, что с родными невозможно изменить статус отношений. Что бы мы не делали по отношению к своим родственникам, мы все равно останемся родными. Это просто факт реальности. Совсем по-другому дело обстоит с чужим. Он может быть другом, мужем, начальником и все это может меняться. С другом можно поссориться, с мужем развестись, от начальника уволиться или двинуться по служебной лестнице и самим стать его начальником. Иногда смешивание отношений «чужие–родные» приводит к тому, что у людей возникает идея о том, что надо стараться быть, например, хорошей дочерью, или матерью. Это усугубляется иногда такими родительскими выражениями, типа «Если ты будешь так себя вести, то ты мне не дочь». Возникает страх отвержения. Но родственные отношения не зависят от поступков. Как бы себя дочь не вела, все равно она останется родной дочерью. А чужие отношения — это то, может измениться.

Чем же муж отличается от отца? На такой внешне простой вопрос клиенты очень часто не могут найти ответ. В этом случае возникает ловушка «двойной роли». Для решения этой проблемы иногда необходимо целое исследование, чтобы развести роль мужа от роли отца. Важный диагностический момент — если у человека в этом месте проблема, то эта задача ему практически не под силу. Те отличия, которые он называет, часто бывают непринципиальные. Например, отец больше заботиться, больше любит и т.д. В результате консультационной практики удалось выявить несколько принципиальных отличий мужа от отца. К ним относятся следующие: это чужой человек, с ним заключается договор, с ним можно развестись, если этот договор не выполняется.

Но если муж чужой, то как же с ним вместе жить? Думаю, что когда мы говорим об отношениях с чужими людьми, необходимо ввести еще одно измерение — «далекие — близкие». Как чужие, так и родные могут быть далекими и близкими. Получается, что муж — это чужой, но близкий человек. Близкий — но не родной.

Практика консультирования показывает, что это измерение «далекий–близкий» может осознаваться уже во взрослом состоянии и является признаком зрелости человека. Отсутствие такого разделения возможно связано с тем, что в детстве обычно ребенка воспитывают с такой установкой, что родные — это безопасно, а чужих надо бояться. Слово «родной» становится синонимом «близкий», а «чужой» — «далеким». В итоге у ребенка возникает идея о том, что близкие отношения могут быть только с родными. Поэтому, согласно этой детской логике, чтобы сформировать близкие отношения с чужим, то надо сначала с ним «породниться» Это смешение и вызывает впоследствии невротизацию отношений. Потом появляется еще более родной человек, ребенок. И тогда уже можно «безнаказанно» на него обрушить всю свою любовь.

Взрослый, в отличие от ребенка, может включать третий вид отношений — «чужие, но близкие». Если говорить о супругах, то в этом искусство спасения отношений от скуки и умирания — сближаться с чужим, но не делать его родным.

Заключение

В данной статье предлагается подход, позволяющий сориентироваться во всем многообразии человеческих отношений. Если добавить к этому, что кроме внешних человеческих отношений существуют внутренние отношения человека к самому себе, то можно мысленно представить существование целой вселенной, огромного мира отношений.

И хотя этот мир невидим, но в нем существуют свои законы и правила. Чтобы не только выжить в этом мире, а быть успешным и счастливым, необходимо знать эти законы. И первое, что надо сделать — это научиться различать возможные виды и уровни человеческих отношений. Мое основное предположение заключается в том, что проблемы в отношениях возникают тогда, когда смешиваются в одно различные уровни отношений. Соответственно, решение проблемы заключается в дифференцировании, разделении различных уровней отношений.

В этой статье я рассматривал отношения с точки зрения выделения возможных видов и уровней. В качестве основных уровней отношений я буду выделять социальные (конвенциональные), эмоциональные (неконвенциональные), сексуальные (интимные). Из видов отношений мной были рассмотрены рабочие, супружеские, родительские, родственные.

Конечно, у каждого из нас есть свой личный опыт отношений с другими людьми. Я тоже предлагаю свое виденье мира человеческих отношений, исходя из своей консультативной практики психолога. Использование метода дифференцирования может быть еще одним инструментом консультанта для разрешения проблем в сфере человеческих отношений.

 

Литература

1.   Андреева Г.М. Социальная психология. – М.: Наука, 1994.

2.   Берне Э. Психология секса. Как достичь гармонии в любви. – Екатеринбург.: Из-во «ЛИТУР», 2001.

3.   Калинаускас И.Н. Жить надо. – СПб.: Изд-во «Медуза», 1994.

4.   Кон И.С. Социология личности. – М.: Политиздат, 1967.

5.   Хеллингер Б. Порядки любви: разрешение семейно-системных конфликтов и их противоречий. – М.: Изд-во Института Психотерапии, 2001.

6.   Фромм Э. Искусство любви. – Минск: ТПЦ «Полифакт», 1990.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9.072.5

Петрушин С.В. Использование методики дифференцирования в семейном консультировании [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2013. – N 3 (20). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения