Вернуться на главную страницу
Английская версия
О журнале
Редакционный совет
Планы редакции
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Идентичность как показатель профессионально–личностного становления студентов специальности «лечебное дело»

Бохан Т.Г., Алексеева Л.Ф., Шабаловская М.В., Морева С.А. (Томск)

 

 

Бохан Татьяна Геннадьевна

–  доктор психологических наук, профессор кафедры генетической и клинической психологии Томского государственного университета.

E-mail: btg960@sibmail.com

Алексеева Людмила Фоминична

–  доктор психологических наук, зав. кафедрой общей и дифференциальной психологии Сибирского государственного медицинского университета (Томск).

E-mail: alekseeva_lf@mail.ru

Шабаловская Марина Владимировна

–  кандидат психологических наук, ассистент кафедры общей и дифференциальной психологии Сибирского государственного медицинского университета (Томск).

E-mail: m_sha79@mail.ru

Морева Светлана Александровна

–  старший преподаватель кафедры клинической психологии и психотерапии Сибирского государственного медицинского университета (Томск).

E-mail: sa.more@mail.ru

 

Аннотация. В статье представлено содержание факторной структуры идентичности у студентов–медиков. Определено, что для первокурсников более значимыми являются смыслы, связанные с их настоящим (отдых, досуг, увлечения, активность). Для студентов третьего курса пространство самоидентичности определяется смыслами выделения своих индивидуальных характеристик, оценки себя как субъекта социальных отношений. Значимость настоящего времени студентов выпускного курса определяется доминированием ценностей адаптации (стремление к физической и экономической безопасности).

Ключевые слова: структура идентичности, профессионально–личностное становление, самодетерминация, психологическая готовность, студенты медицинских специальностей.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Исследование выполнено при поддержке РГНФ проект № 12–16–70000а/Т

Введение

Процесс становления в современной психологии развития и акмеологии рассматривается как прогрессивное развитие, усложнение системной организации человека. В онтогенетическом развитии это усложнение представлено сменой форм сознания — от предметного к смысловому и к ценностному сознанию, сменой детерминации потребностями детерминацией возможностями человека, переходом к самодетерминации [3; 10; 4 и др.], которая представляет собой свободную саморегулируемую активность зрелой личности [12], самоорганизацию человека в качестве открытой психологической системы [9], самореализацию, как возможность перевода своих потенциальных возможностей в действительность реальной жизнедеятельности [6]. Источник самодетерминации С. Мадди видел в психологических потребностях. Он показал, что в тех случаях, когда доминируют биологические и социальные потребности, человек воспринимает себя как воплощение социальных нужд и ролей и плывет «по течению», то есть строит жизнь адаптивным образом. Когда же на первое место выходят психологические потребности, тогда человек задается вопросом о смысле, строит образ будущего и у него возникает мощная опора для опосредствования своей жизни в виде жизненных целей, смыслов и т.д., что полностью перестаивает структуру регуляции его деятельности [13].

Интегративным психологическим феноменом, отражающим ценностно–смысловую систему личности, является идентичность [14; 1; 2; 7; 8; 11; 5]. Дж. Марсиа вслед за Э. Эриксоном определил идентичность как внутреннюю самосоздающуюся, динамическую организацию потребностей, способностей, убеждений и индивидуальной истории [16; 15]. А. Ватерман считает, что идентичность связана с наличием у человека самоопределения, включающего выбор целей, ценностей и убеждений — «элементов идентичности» [17], которым человек следует в жизни. О.В. Лукьянов, опираясь на идеи системной антропологии, предлагает считать идентичность в качестве проявления эффекта транстемпоральности, включающего в себя готовность встречи человека с будущим, которое в определенной мере уже присутствует в настоящем и заявляет о себе смыслами и ценностями, конституирующими факт соответствия определенных секторов жизненного мира человека его потребностям и возможностям в точках объективации направления саморазвития системы [14]. Данные научные позиции служат основанием для изучения содержания структуры идентичности у студентов лечебных специальностей, которая рассматривается в качестве показателя их личностно–профессионального становления на основных этапах вузовского образования.

Материалы и методы

В исследовании принимали участие студенты лечебного факультета первого, третьего и шестого курсов Сибирского государственного медицинского университета в общем количестве 305 человек. Изучение содержания компонентов идентичности, его трансформации на основных этапах профессионального становления в вузе у студентов лечебных специальностей осуществлялось с помощью теста М. Куна «Кто Я?» (в модификации Т.В. Румянцевой). Результаты, полученные с помощью методов качественного, частотного, факторного анализов позволили выявить следующие закономерности.

Результаты исследования

Временная характеристика идентичности студентов свидетельствует, что многие респонденты всех курсов устремлены в будущее, они имеют цели и планы на будущее, многие из них связаны с выбранной профессией, т.е. экзистенциальная и целевая функция идентичности у многих определяется задачей профессионального становления. Количество таких респондентов несколько снижается к 6 курсу, что может указывать на переживание тревоги и напряжения в отношении будущего у выпускников. Большинство студентов всех курсов активны в настоящем. Содержание идентичности большинства студентов выпускного курса представлено актуальностью их настоящего и будущего. У незначительной группы студентов первого и третьего курса содержание идентичности связано с прошлым. При этом анализ формы характеристик идентичности у представителей 1 курса свидетельствует о переживании неудовлетворенности, ограничений, трудностей социально–психологической адаптации в настоящем.

Отмечается высокая значимость идентификации индивидуальных характеристик в содержании идентичности у всех студентов, особенно данная значимость выражена у студентов 1 курса, что может свидетельствовать о переживании кризиса идентичности. У студентов 6 курса выявлена тенденция снижения встречаемости индивидуальных характеристик и увеличения количества встречаемости социальных ролей, что может указывать на разрешение кризиса идентичности и выход на новый качественный уровень личностного развития, связанный со становлением профессиональной идентичности, в основе которой ориентация на социальную (профессиональную) группу.

Характеристики идентичности, связанные с профессиональной сферой, наличествуют у большинства респондентов всех курсов, участвующих в исследовании. При этом на 6 курсе несколько увеличивается процент студентов с данными характеристиками и расширяется смысловое пространство их профессиональной идентификации. В содержании идентичности у студентов всех курсов, участвующих в исследовании, установлена ограниченность смыслового пространства учебно–профессиональной деятельности. Высокая частота встречаемости характеристик «деятельностного Я» в структуре идентичности студентов свидетельствует об их активности, открытости в окружающий мир, смысловой наполненности их жизненного мира, что может рассматриваться в качестве личностного ресурса в совладании с трудными жизненными ситуациями. В меньшей степени в содержании идентичности представлены материальные ценности и ценности «физического Я».

Более интенсивно (по количеству респондентов) в структуре идентичности респондентов всех курсов представлены характеристики «рефлексивного Я», «перспективного Я», «деятельностного Я», «социального Я». Эти же сферы представлены и более экстенсивно (по количеству характеристик), т.е. по значимости и смысловой широте характеристик идентичности. Однако, у разных курсов иерархия выраженности этих компонентов по интенсивности и экстенсивности различна. Так, у респондентов 1 курса доминирует по интенсивности «рефлексивное Я», «перспективное Я», «социальное Я» и «деятельностное Я», по смысловой насыщенности — «рефлексивное Я», «деятельностное Я» и «социальное Я», т.е. более значимыми в структуре идентичности являются, прежде всего — личностные качества, индивидуальные характеристики, цели и планы на будущее, связанные с выбранной профессией, а также деятельностные способности и социальные роли, позволяющие ощутить свою индивидуальность и уникальность. Для респондентов 3 курса доминирующими в плане интенсивности явились характеристики «социального Я», «перспективного Я», «деятельностного Я», а по экстенсивности, смысловой нагруженности доминируют «рефлексивное Я», «социальное Я», «деятельностное Я», что позволяет сделать предположение о том, что для многих респондентов третьего курса более значимым остается идентификация своих личностных и индивидуальных качеств, поиск своей индивидуальности (задача кризиса идентичности), в то же время значимым аспектом в идентичности становится социальная идентичность, что в совокупности с показателями интенсивности «перспективного Я» может указывать на динамику личностного развития; смысловая нагруженность идентичности характеристиками «деятельностного Я» свидетельствует об активности студентов в их настоящем времени. По показателям интенсивности в структуре идентичности у студентов 6 курса доминируют «социальное Я», «перспективное Я» и «рефлексивное Я», в то время как по смысловой насыщенности иерархия выраженности компонентов идентичности представлена следующим образом «рефлексивное Я», «социальное Я», «деятельностное Я»; сочетание показателей интенсивности и экстенсивности может свидетельствовать, что у многих выпускников в структуре их идентичности возникают ориентация на социальные, профессиональные роли, цели и планы профессионального будущего, что может указывать на переход на новый ценностно–смысловой уровень развития многих выпускников; при этом значимость в идентификации характеристик «рефлексивного Я», «социального Я», «деятельностного Я» и их соответствие новым ценностно–смысловым образованиям, отраженным в характеристиках «социального Я» и «перспективного Я» может указывать на качественную динамику, трансформацию идентичности, свидетельствующую о процессе ее становления, как прогрессивном развитии.

Выявленные особенности содержания компонентов идентичности у студентов первого, третьего и шестого курса требуют постановки и решения задачи выявления структуры идентичности, как значимых взаимосвязей компонентов идентичности, указывающих на психологическую готовность к профессионально–личностному становлению. С этой целью текстовые данные были кодированы в цифровые показатели, к которым был применен факторный анализ с использованием метода главных компонент и последующим варимакс–вращением.

В группе студентов первого курса методом факторного анализа установлено четыре фактора с суммарной долей объясняемой дисперсии 59% исходной корреляционной матрицы (табл. 1). Фактор 1 представлен следующей совокупностью характеристик с положительными связями — это «настоящее время», «индивидуальная характеристика», «сфера досуг», «сфера отдых», «деятельная идентичность», «физическое Я», «деятельное Я». Данный фактор получил условное название «Адаптивная направленность идентичности». Положительные взаимосвязи данных характеристик идентичности могут указывать на следующий вариант пространственно–временной организации идентичности студентов 1–го курса — более значимыми для студентов являются смыслы, связанные с их настоящим, а именно — стремление к выделению и утверждению своих индивидуальных качеств, значимыми остаются отдых и проведение досуга, их увлечения и активность, их физический облик. Установленные личностные особенности характерны, согласно данным о возрастных закономерностях, для представителей подросткового возраста. Такое сочетание содержания компонентов идентичности может указывать на отсутствие кризиса идентичности, тогда смена образа жизни, социальной ситуации развития — переход в высшее образование, может не являться теми условиями, на основании которых будут развертываться процессы профессионального развития, самореализации студентов. Студенты с таким содержанием компонентов структуры идентичности в учебной деятельности могут проявлять себя как не дисциплинированные, не заинтересованные, ценности профессионального становления не лежат в основе смыслообразующих мотивов. Наибольший процент дисперсии приходится на данный фактор, что указывает на частоту встречаемости у респондентов 1 курса.

 

Таблица 1

Факторные нагрузки компонентов структуры идентичности у студентов 1 курса

Примечание: * — уровень значимости p<0,05; ** — уровень значимости p<0,01.

 

Фактор 2 наполнен также положительными связями таких характеристик идентичности как: «будущее время», «сфера работа», «материальное Я», «перспективное Я». На основании содержания этих компонентов идентичности данный фактор может быть назван условно «Стремление к материально обеспеченному профессиональному будущему врача». Сочетание данных компонентов в структуре идентичности указывает, что среди студентов первокурсников есть такие, для которых их будущее является более эмоционально привлекательным, так как в нем они видят себя самостоятельными специалистами, имеющими работу, что позволяет им чувствовать себя материально обеспеченными, защищенными. Такие смыслы могут лежать в основе мотивов учебно–профессиональной деятельности у студентов первого курса, опорой в образовательном процессе. Однако, отсутствие динамики в наполнении идентичности новыми смыслами, связанными трансспективно с настоящей реальной жизнедеятельностью студентов может усилить разрыв между образом мира и образом жизни, формируя стресснапряженные переживания, неудовлетворенность.

Фактор 3 включает следующие компоненты идентичности, имеющие положительные взаимосвязи: «настоящее время», «социальное Я», «коммуникативное Я», «рефлексивное Я». Данный фактор условно обозначен как «Актуальность социальной направленности идентичности» — самоидентификация через активность действий в настоящем времени жизни прямо связана с широтой их социальных ролей, идентификацией и оценкой себя как субъекта общения при ценности выделения своих личностных качеств, особенностей характера, индивидуального стиля поведения. Такая закономерность связей может свидетельствовать о том, что наряду со значимостью индивидуальной идентификации появляются новые смыслы, связанные с освоением новых социальных ролей и социальных отношений, что указывает на усложнение структуры идентичности, усложнение их сознания. В то же время расширение содержания социальной идентичности и фиксация смыслов на настоящем моменте жизни первокурсников может выступать условием остановки в развитии, не соотносить смыслы реальной жизнедеятельности с целями профессионального становления.

Фактор 4, который был назван условно нами «Неудовлетворенность настоящим и привлекательность прошлого», представлен положительными взаимосвязями компонентов идентичности — «прошедшее время», «сфера семья», «сфера учёба». Вероятно, для респондентов значимым остается их занятия, отношения, деятельности, семейная привязанность в прошлом, которым нет места в настоящем, поэтому их идентификация в настоящем ограничена сферой учебы как объективным фактом, отсутствует порождение новых смыслов, ориентированных на освоение профессиональной деятельности.

В группе респондентов 3–го курса методом факторного анализа выделено три фактора с суммарной долей объясняемой дисперсии 41,8% исходной корреляционной матрицы (табл. 2). Фактор 1 включает показатели «настоящего времени», «индивидуальной характеристики», «сферы интимно–личностных отношений», «коммуникативного Я», «рефлексивного Я». Актуальное пространство настоящего времени самоидентичности определяется смыслами выделения своих индивидуальных характеристик, оценки себя как субъекта социальных отношений, в том числе и интимно–личностного общения. Согласно совокупности этих характеристик идентичности фактор 1 получил условное название «Индивидуальная идентичность в смысловом пространстве интимно–личностной сферы и коммуникаций».

 

Таблица 2

Факторные нагрузки компонентов структуры идентичности у студентов 3 курса

Примечание: * — уровень значимости p<0,05; ** — уровень значимости p<0,01.

 

Фактор 2, условно названный нами «Деятельностная идентичность в смысловом пространстве досуга», наполнен взаимосвязями таких характеристик идентичности как «сфера досуг», «деятельная идентичность», «деятельное Я».

Фактор 3, включающий следующие характеристики идентичности с положительными взаимосвязями, «будущее время», «сфера семья», «сфера работа», «материальное Я», «перспективное Я», получил название «Перспективная идентичность». На основании содержания компонентов данного фактора можно говорить, что цели и планы на будущее у определенных респондентов 3 курса связаны с будущей работой, с их профессиональной самореализацией, с семьей и материальным благополучием.

 

Таблица 3

Факторные нагрузки компонентов структуры идентичности у студентов 6 курса

Примечание: * — уровень значимости p<0,05; ** — уровень значимости p<0,01.

 

Что касается выпускников 6 курса, факторным анализом показателей компонентов идентичности выделено три фактора с суммарной долей объясняемой дисперсии 52% (табл. 3). Фактор 1 представлен положительными связями компонентов идентичности — «настоящее время», «индивидуальная характеристика», «сфера отдых», «материальное Я», «деятельное Я», «рефлексивное Я» и условно назван «Эгоцентрическая направленность идентичности». Такое сочетание характеристик идентичности указывает на значимость настоящего времени, пространство которого определяется доминированием ценностей адаптации (стремление к физической и экономической безопасности), самовыделения через индивидуальные психологические и деятельностные характеристики. Возможно, значимость этих ценностей для респондентов определяется их дефицитарностью. В целом вышеописанный вариант идентичности может свидетельствовать об остановке в личностном развитии, несоответствии задачам личностно–профессионального становления в вузе, психологической неготовности к профессиональной самореализации.

Фактор 2 наполнен компонентами идентичности с установленными положительными связями — «сфера работа», «сфера досуг», «деятельная идентичность», «социальное Я». Данные связи указывают на ценность профессиональной деятельности и профессиональных ролей, стремление работать по специальности, а также наличия хобби и увлечений, разного рода деятельностной активности в жизни респондентов. Данное содержание фактора 2 позволило обозначить его как «Сбалансированная идентичность».

Выделенный Фактор 3 получил условное название «Зрелая идентичность» на основании того, что включал в себя следующие положительно взаимосвязанные компоненты идентичности: «будущее время», «сфера семья», «физическое Я», «перспективное Я», которые указывают на наличие целей, связанных с профессиональной деятельностью в медицине, освоением профессиональных, с профессиональным и карьерным ростом, качественно эффективной работой; на оптимизм по отношению к их будущему, готовность включаться в прогрессивные трансформационные процессы в медицине, при этом ценным становится освоение и семейных социальных ролей, физические самочувствие и привлекательность.

Обсуждение результатов

Факторная структура идентичности студентов 1 курса представлена четырьмя факторами, отражающими особенности развития. Содержание структуры идентичности у многих студентов первого курса наполнено смыслами, которые не соответствуют смене образа их жизни, связанного с освоением профессиональных знаний, указывая тем самым на определенную степень личностной неготовности к вхождению в процесс вузовского образования. В то же время значимым в содержании идентичности является деятельностная активность студентов в настоящем времени, что, на наш взгляд, необходимо использовать в качестве личностного ресурса в образовательном процессе для трансформации данных ценностей в новые смыслы учебно–профессиональной деятельности. Выделен вариант, когда для некоторых первокурсников вхождение в вузовскую среду связано с усилением и расширением социальной идентичности. Значимость приобретает выделение и рефлексия своих социальных качеств и возможностей,  новых социальных ролей в настоящем. Данные трансформации в содержании структуры идентичности указывают на ее усложнение, на появление новых смыслов, связанных с освоением нового социального пространства, что свидетельствует о процессе развития, о личностной готовности к обучению в вузе. В то же время тенденция, связанная с фиксацией смыслов на настоящем моменте жизни, где доминирует значимость идентификации себя как субъекта общения, коммуникаций, социальных ролей вне соотношения с задачами профессионального образования, может стать условием остановки в развитии. В факторной структуре идентичности студентов первого курса выделена также тенденция, которая свидетельствует о том, что идентичность студентов определяется и ограничивается стремлениями к будущему, в котором реализуется их желание работать врачом и быть материально обеспеченным. Такая пространственно–временная направленность идентичности свидетельствует о появлении значимости ценности получения профессионального медицинского образования, возможном переживании дефицитарных материальных потребностей. Наряду с вышеуказанными тенденциями развития идентичности выделен вариант содержания структуры идентичности у первокурсников, который определяется значимостью смыслов, связанных с прошлым временем их жизни, некоторой неудовлетворенностью настоящим, ограниченным сферой учебы.

Выявленная факторная структура идентичности указывает на отсутствие временной трансспективы в пространственной (ценностно–смысловой) организации жизненного мира студентов первого курса, когда отсутствует взаимосвязь прошлого, настоящего и будущего. Выделены три варианта содержания структуры идентичности, указывающие на фиксацию смыслов респондентов, связанных либо с их прошлым, настоящим либо с будущим. На основании этих данных мы можем говорить о:

–  появлении смысловых новообразованиях в идентичности, которые требуют своей актуализации в образовательном пространстве вуза, что рассматривается нами как необходимое условие профессионально–личностного становления; такими новообразованиями, указывающими на личностную готовность к вхождению в вузовское обучение у первокурсников являются: ценности активной деятельности в настоящем, приобретения профессии врача, желание быть материально независимыми, себя как субъекта социального общения и профессиональной деятельности (врача);

–  трудностях профессионально–личностного развития, обусловленных отсутствием временной трансспективы в содержании структуры идентичности, наличием дефицитов компонентов структуры идентичности;

–  о задачах психолого–образовательного сопровождения процесса личностно–профессионального становления студентов перового курса: повышение коммуникативной компетентности, осознания себя и организация своего образа жизни в перспективе своего профессионального будущего; предоставление возможности для реализации деятельностной активности в контексте задач профессионального становления.

Факторная структура идентичности студентов 3 курса представлена тремя факторами, отражающими тенденции развития. В смысловом пространстве индивидуальной идентичности появляются смыслы интимно–личностной сферы. В отличие от респондентов первого курса, идентификация себя через свои личностные особенности, индивидуальные и коммуникативные качества преломляется у третьекурсников через значимость сферы интимно–личностных отношений. Появление такого рода смыслового наполнения идентичности отражает возрастные закономерности развитии. В контексте задач профессионально–личностного становления доминирование и фиксация данных смыслов в настоящем, отсутствие смыслов профессионального будущего в содержании идентичности, упрощает структуру идентичности, что может обусловливать трудности профессионального становления. Определился вариант содержания структуры идентичности, когда значимым для третьекурсников является идентификация себя как субъекта деятельностной активности в сфере досуга. Вероятно, за годы обучения ребята находят себе увлечения, которые позволяют реализовать их способности, интересы, способствуют их самовыражению и самосовершенствованию, дают эмоциональный заряд. Несомненно, такая активность оказывает положительное влияние на эмоциональное, физическое состояние студентов, но доминирование и фиксация этих смыслов в идентичности не задает вектор эмоционального напряжения для профессионально–личностного становления. У респондентов третьего курса, как и у первокурсников, выделен вариант, когда содержание структуры идентичности определяется смыслами их будущих перспектив связанных с выбранной специальностью, сферой профессиональной деятельности, ценностями материального благополучия, в качестве новых смыслов появляются ценности семьи. Именно эти устремления могут быть положены в основу смыслообразующих мотивов в реальной жизни студентов. Полученные данные об особенностях идентичности студентов третьего курса позволяют зафиксировать показатели развития, прогнозировать трудности профессионально–личностного становления, а также определить задачи психолого–образовательного сопровождения процесса профессионально–личностного становления студентов третьего курса. К задачам можно отнести психологическую поддержку в решении интимно–личностных проблем, повышение психологической компетентности, тренинги личностной успешности, самоменеджмента жизни, актуализации творческого потенциала в рамках задач профессионального становления — профессиональные пробы, участие в исследовательской активности и социальной активности.

Факторная структура идентичности студентов 6 курса представлена тремя факторами, отражающими варианты развития. Эгоцентрическая направленность идентичности свидетельствует, что респонденты в большей мере деятельно решают свои насущные актуальные задачи, связанные с материальным благополучием, отдыхом, увлечениями, подчеркиванием собственной индивидуальности. Такой вариант содержания структуры идентичности свидетельствует об отсутствии тех новообразований идентичности, которые могли бы указывать на личностную готовность к выходу в новый этап — этап самостоятельной профессиональной самореализации. Взаимосвязь данных компонентов в структуре идентичности может указывать на личностную незрелость, на фрустрацию ценностей, связанных с дефицитарными потребностями. Такой вариант развития требует психологической коррекции в силу его личностной уязвимости в плане готовности вхождения в новый образ жизни. Сбалансированная идентичность» отражает, что значимыми являются как идентификация себя как носителя профессиональной роли, так и возможности самоидентификации в сферах самовыражения — увлечений, досуга; как субъекта собственной деятельной активности, так и выделение себя как субъекта социальных отношений. Данные показатели отражают те новообразования у шестикурсников, которые мы можем отнести (на основании литературных данных) к показателям профессионально–личностного становления, где различная направленность ценностей выстраивается в структурные взаимосвязи. В варианте «зрелой идентичности» мы отмечаем те новообразования, которые указывают на личностную готовность к усвоению профессиональной и семейной роли, позитивную открытость по отношению к личному и социальному будущему, ценности собственного физического состояния.

Выводы

Анализ содержания факторной структуры идентичности студентов позволил установить специфику и варианты личностно–профессионального развития на кризисных этапах вузовского образования (1, 3, 6 курсы). Эти варианты содержания структуры идентичности студентов определяют характер их учебно–профессиональной деятельности, образ жизни студентов, трудности профессионально–личностного становления на кризисных этапах образования. Прогностический и профилактический аспекты исследования заключаются в возможностях определения личностных новообразований, которые требуют проектирования и развертывания образовательного пространства для их развития и актуализации, тем самым, способствуя их профессионально–личностному становлению и профилактике социально–психологической дезадаптации на этапах смены образа жизни (1 курс, 6 курс) и «кризиса 3 курса». Психологическое сопровождение процесса личностно–профессионального становления  на «кризисных» этапах обучения должно быть ориентировано на психологическую коррекцию смысловых фиксаций и развитие психологических новообразований, восполняющих выявленные дефициты в структуре идентичности студентов.

 

Литература

1.   Андреева Г.М. Социальная психология: учебное пособие. – М.: Аспект-Пресс, 1998. – 243 с.

2.   Антонова А.Н. Проблема личностной идентичности в интерпретации современного психоанализа, интерракционализма и когнитивной психологии // Вопросы психологии. – 1996. – № 1. – С. 131-143.

3.   Асмолов А.Г. Психология личности: культурно-историческое понимание развития человека – М.: Смысл: Издательский центр «Академия», 2007. – 528 с.

4.   Бохан Т.Г., Филоненко А.Л., Бабушкина О.Н. Особенности жизненного мира социальных сирот на этапе перехода от смыслового к ценностному сознанию // Вестнник Томского гос. ун-та. – 2012. – № 363. – С. 167-171.

5.   Бохан Т.Г., Мещерякова Э.И. Поликультурная среда университета: ауто- и гетеростереотипы в этнической идентичности подростков и юношей народов Сибири // Взаимовлияние классического университета и инновационных процессов в образовании, науке и обществе: сборник науч. трудов. – Томск: Изд-во ТГУ, 2005. – С. 51-62.

6.   Бохан Т.Г., Галажинский Э.В. Пространственно-временные параметры самореализации молодежи коренных народов Сибири // Сибирский психологический журнал. – 2007. – Вып. 25. – С. 172-180.

7.   Джеймс У. Личность // Психология самосознания: хрестоматия / ред.-сост. Д.Я. Райгородский. – Самара: Бахрах-М, 2007. – С. 7-44.

8.   Ежов И.В. Сущность и границы «духовного Я» как субъекта духовно-нравственного самосознания личности // Мир психологии. – 2008. – № 3. – С. 75-88.

9.   Клочко В.Е. Самоорганизация в психологических системах: проблемы становления ментального пространства личности. – Томск: ТГУ, 2005. – 172 с.

10.   Клочко В.Е. Становление многомерного мира человека как сущность онтогенеза  //  Сибирский  психологический  журнал.  – Томск. – 1998. – № 8–9. – С. 7-15.

11.   Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В., Загоруйко Е.Н. Идентичность: развитие, перенасыщенность, бегство. – Новосибирск: Изд. НГПУ, 2007. – 472 с.

12.   Леонтьев Д.А. Личностная зрелость как опосредствование личностного роста // Культурно-историческая психология развития / под ред. И.А. Петуховой. – М.: Смысл, 2001. – С. 154-161.

13.   Леонтьев Д.А. Личностное в личности: личностный потенциал как основа самодетерминации: ученые записки кафедры общей психологии МГУ им. М.В. Ломоносова / под ред. Б.С. Братуся, Д.А. Леонтьева. – М.: Смысл, 2002. – Вып. 1. – С. 56-65.

14.   Лукъянов О.В. Самоидентичность как условие устойчивости человека в меняющемся мире: автореф. дис. … доктора психол. наук. – Томск, 2009. – 43 с.

15.   Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис / под ред. В. Толстых. – М.: Прогресс, 1997. – 340 с.

16.   Marcia J.E. Identity in adolescence // Handbook of adolescent psychology. / Ed. By J. Adelson. – N.Y.: John Willey, 1980. – P. 213-231.

17.   Waterman A.S. Identity development from adolescence to adulthood: an extension of theory and a review of research // Developmental psychology. – 1982. – V. 18, № 3. – Р. 341-358.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.922.1:61

Идентичность как показатель профессионально–личностного становления студентов специальности «лечебное дело» / Т.Г. Бохан, Л.Ф. Алексеева, М.В. Шабаловская [и др.] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2013. – N 3 (20) [Электронный ресурс]. – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения