d
Халецкий А.М.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Переживание как психологический аспект адаптации человека
в непривычных условиях жизнедеятельности

Алёхин А.Н., Дубинина Е.А., Пульцина К.И.
(Санкт-Петербург, Российская Федерация)

 

 

Алёхин Анатолий Николаевич

Алёхин Анатолий Николаевич

–  член редколлегии журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой клинической психологии Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена.

E-mail: termez59@mail.ru

Дубинина Елена Александровна

Дубинина Елена Александровна

–  кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры клинической психологии и психологической помощи Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, научный сотрудник лаборатории клинической психологии и психологической диагностики Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологичес-кого института им. В.М. Бехтерева.

E-mail: trifonovahelen@yandex.ru

Пульцина Кристина Игоревна

Пульцина Кристина Игоревна

–  аспирант кафедры клинической психологии и психологической помощи Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена.

E-mail: lewiscarroll65@gmail.com

 

Аннотация. В статье обоснована целесообразность использования концепта «переживание» для анализа психологического аспекта адаптации личности в непривычных условиях жизнедеятельности. Переживание рассматривается как процесс, отражающий психический (когнитивно-аффективно-поведенческий) паттерн реагирования личности при освоении нового (стрессогенного) опыта. Этот процесс инициируется рассогласованием наличного опыта и актуальной ситуации, он включает в себя психологические механизмы ассимиляции и аккомодации, направленность и динамику которых задают актуальные потребности личности. В статье обобщены результаты исследований (клинико-психологических исследований и испытаний с участием добровольцев), в ходе которых были зафиксированы закономерные (инвариантные) фазы переживания человека в стрессовых условиях: условиях жизнеопасного заболевания и искусственно измененной среды жизнедеятельности. Условно выделены следующие фазы: 1) инициализация переживания (столкновения с новым опытом), 2) фаза нарастания конфликта и апробации новых форм поведения, 3) фаза интеграции нового опыта и стабилизации и 4) фаза предвосхищения изменений.

Ключевые слова: переживание, психическая адаптация, стресс, личность.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

В настоящее время в связи с усилением стрессогенности среды и отмечаемым экспертами ростом распространенности психогенных психических расстройств, особое значение приобретают клинико-психологические знания о закономерностях поведения человека в условиях острого и хронического стресса, непривычных условий жизнедеятельности.

Традиционно данная проблема коннотирует к теории адаптации, раскрывающей суть приспособительных процессов в организме (живой системе) при воздействии на него повреждающих факторов. Согласно современным научным представлениям, адаптация представляет собой целостный, многоуровневый (включающий биологический, психологический и социальный уровни) и самоуправляемый системный процесс, направленный на поддержание устойчивого взаимодействия индивида с окружающей средой [1; 3; 7].

В соответствии с теорией адаптации, стрессогенные воздействия влекут за собой активацию механизмов гомеостатического регулирования, при этом на начальном этапе наблюдаются транзиторные состояния, стрессовые реакции, временное снижение функционального состояния и устойчивости организма человека, проявляющееся преклиническими феноменами. Данные состояния определяются как пограничные и являются предметом исследования как для физиологов, так и для специалистов в области психического здоровья.

Специфические феномены — когнитивные, эмоциональные, мотивационно-поведенческие нарушения, наблюдаемые в стрессогенных условиях, определяют особое значение психологического аспекта адаптационного процесса. По определению Ф.Б. Березина [5], психическая адаптация — это системно организованный процесс, который позволяет человеку устанавливать оптимальные соотношения с окружающей средой и вместе с тем удовлетворять собственные актуальные потребности, не нарушая адекватного соответствия между его психическими и физиологическими характеристиками, с одной стороны, и требованиями среды — с другой.

Концепт психической адаптации широко используется в клинико-психологическом и психопатологическом контексте при рассмотрении условно нормативных, пограничных и болезненных психических состояний, возникающих в связи с трудностями / невозможностью приспособления личности к изменяющимся условиям жизнедеятельности, а также реагированием на непривычный либо экстремальный опыт. Симптоматика неспецифических психофизиологических и психических нарушений (а именно они являются смежной областью психологических и медицинских исследований) в процессе адаптации изучалась многими авторами [1; 5; 9; 10; 11; 12; 14] (и др.). Эти расстройства объединяются в синдром психического напряжения и квалифицируются преимущественно как доклинические формы эмоциональных нарушений. В качестве универсального индикатора нарушения адаптации рассматривается тревога и эмоциональная напряженность, трансформирующиеся при длительном воздействии стрессора и неэффективности стресс-преодолевающего поведения в депрессивные состояния и психосоматические расстройства [23].

Следует отметить, что, обладая несомненным значением для квалификации, объяснения, прогнозирования состояний человека в стрессовых условиях, общебиологическая теория адаптации не предлагает концептов для описания и понимания опыта личности при столкновении с трудными, непривычными, проблемными ситуациями. Ориентированность на критерии нормы / патологии и прогноз психического здоровья в рамках концепции адаптации затеняет и обедняет собственно психологическое содержание и процессуальный аспект проживания личностью стрессогенной ситуации. Данный аспект, с нашей точки зрения, наиболее точно можно означить концептом «переживание».

Категория переживания первоначально сформировалась в русле философии (прежде всего, неокантианской баденской школы, феноменологии, философии жизни) и всегда была сопряжена с проблемами сознания и опыта [17; 19; 21; 23]. Понятие переживания разрабатывалось и в психологической традиции, что представляется закономерным, учитывая его изначально психологическое содержание в обыденном языке [13]. C.Л. Рубинштейн [15] определяет переживание как уникальное событие в индивидуальной истории личности; Л.C. Выготский [8] рассматривал переживание как динамическую единицу сознания, представленную в единстве аффективного и интеллектуального. Ф.Е. Василюк [6] определяет переживание с позиции деятельностного подхода — как процесс преодоления страдания, преобразующий психологическую ситуацию, как особую форму деятельности субъекта по восстановлению психологического равновесия.

Концепт переживания представляется весьма перспективным для означения психологического аспекта адаптации, а именно, процесса, отражающего психический (когнитивно-аффективно-поведенческий) паттерн реагирования личности при освоении нового (стрессогенного) опыта. Этот процесс инициируется рассогласованием наличного опыта и поведения и актуальной ситуации, он включает в себя психологические механизмы ассимиляции и аккомодации, направленность и динамику которых задают актуальные потребности личности.

Анализ переживания в качестве психологического аспекта адаптации человека позволяет, с одной стороны, выделить универсальное в его поведении в условиях стресса (определяемое функциями психики как инструмента адаптации и регуляции), а с другой стороны — уникальное, связанное с опытом, системой отношений, индивидуальными смыслами конкретной личности.

В настоящей статье обобщены результаты исследований (клинико-психологических исследований и испытаний с участием добровольцев), в ходе которых были зафиксированы закономерные фазы переживания человека в стрессовых условиях — условиях жизнеопасного заболевания и искусственно измененной среды жизнедеятельности.

Организация исследований

Организация стендовых испытаний. Нами анализировались результаты стендовых испытаний с участием испытателей добровольцев. Испытания заключались в моделировании различных условий жизнедеятельности, где основными стрессорами выступали физические факторы искусственной среды обитания, гиподинамия, монотония, относительная сенсорная и социальная изоляция, моделируемые профессиональная деятельность и межличностные отношения в группе. Плановая длительность испытаний варьировала в пределах от 1 до 90 суток. Программы обследований испытателей планировались так, чтобы при каждом испытании было получено адекватное продолжительности испытания количество «срезов» исследуемых показателей, включая необходимый объём показателей в обычных условиях, полученных в период подготовки к испытанию и по его завершении. Комплекс клинико-физиологических и медико-психологических исследований реализовывался при помощи традиционно используемых в стендовых испытаниях методик оценки основных функций организма и психического состояния, при этом наряду со стандартизированными методиками использовались дневниковые записи наблюдений и фонограммы интервью испытателей.

Для формализованного анализа разнородных и разнообразных показателей реакций и состояний организма, личности, а также качества межличностного взаимодействия была разработана специальная методика [2]. Методика предполагает динамическую регистрацию колебаний исследуемых показателей, при этом предполагается, что эти колебания отражают два отличных состояния: 1) случайное отклонение в границах индивидуальной нормы реакции либо 2) существенный сдвиг — как свидетельство адаптационного изменения функции. При таком подходе динамика целостной системы может быть описана функцией показателя стабильности её состояния во времени наблюдения. Основной показатель для оценки состояний индивида — коэффициент стабильности (К ст), который может варьировать в пределах от 0 (максимальная нестабильность до 1 — стабильность, соответствие индивидуальной норме).

Организация клинико-психологических исследований пациентов с жизнеопасными состояниями. Исследования психологического аспекта адаптации личности в стрессовых условиях реализовывались на модели пациентов, экстренно госпитализированных в связи с неотложными кардиологическими состояниями (инфаркт миокарда, нестабильная стенокардия, обострение нарушения ритма сердца). Обследование пациентов реализовывалось в период проведения лечебно-реабилитационных мероприятий — на начальном этапе (через 1—2 дня после перевода из отделения кардиореанимации), в процессе стационарного лечения и за 1—2 дня перед выпиской. Период госпитализации варьировал в пределах 14—28 дней. Использовались клинико-психологический метод (беседа, интервью, наблюдение), а также психодиагностические методики для оценки эмоционального статуса и системы личностных отношений.

Результаты исследования

По результатам оценки коэффициентов стабильности в период стендовых испытаний было установлено, что их динамика носит универсальный характер вне зависимости от продолжительности периода испытаний (см. рисунок 1).

Заслуживает внимания тот факт, что единственным детерминирующим стабильность состояния человека фактором, независимо от условий жизнедеятельности, является планируемое время испытания. При необходимости же продления испытаний описанная динамика стабильности состояния воспроизводится в добавочном периоде инвариантно.

В результате анализа полученных данных было установлено, что независимо от длительности испытаний и качества моделируемых факторов, феноменологически чётко всегда выделялись четыре качественно различимые стадии и два переходных процесса при всех периодах наблюдения. Стабильность состояния снижается в начале испытания, потом возрастает до некоторого уровня, снова снижается, затем возрастает и удерживается на допустимом уровне, но вновь резко падает в преддверии окончания испытаний [2].

 

 

Рисунок 1. Универсальная динамика коэффициента стабильности

Примечание: К ст — коэффициент стабильности.

 

Анализ психологического содержания указанных стадий позволил выделить их ключевые характеристики.

1.   Первая фаза — начало (инициализация) переживания — столкновение сформировавшихся установок, представлений, способов реагирования с новыми условиями жизнедеятельности.

В первой фазе нарушаются привычные психологических отношения личности, что сопровождается неспецифическим напряжением и отражается на протекании практически всех психических процессов.

Ограничение сенсорной, двигательной и определенной коммуникативной активности приводит к интенсификации системы отношений с самим собой, со своим «Я». Для этого периода характерно также эмоционально тягостное переживание чувства несвободы, «давления среды» с парадоксальным ощущением времени: с одной стороны, оно тянется медленно, а с другой — надвигается на субъекта тягостной и тревожащей неопределенностью будущего. Все это сказывается на общем показателе стабильности, который отражает общую психическую дестабилизацию.

2.   Вторая фаза характеризуется усилением разграничения — диссоциации — «внешней» и «внутренней» деятельности, попытками реализации новых способов поведения и реагирования. Акцент с самоотношения смещается на отношения межличностные, отмечается напряженность тенденций как к ассимиляции, так и к аккомодации. Для испытателей в этом периоде характерна повышенная межличностная конфликтность, неустойчивость рисунка поведения, определенная рассогласованность реакций, мыслей и чувств, что связано с неравномерностью усвоения нового опыта.

В условиях ограниченного социального общения возросшее на первом этапе психическое напряжение ведет к обострению уже существующих или возникновению новых межличностных конфликтов. При этом происходит самое выраженное за все время эксперимента снижение показателей адаптированности и продуктивности деятельности.

Осознание испытателем своего психологического одиночества на данном этапе свидетельствует о кризисе как собственно межличностных отношений, так и его концепций относительно того как и что «должно» быть, что фактически заставляет личность переходить из мира субъективных идей и представлений в мир актуальной реальности.

3.   Третья фаза характеризуется актуализацией отношений с предметной и конкретно-событийной действительностью (с миром), что обеспечивает возможность бесконфликтной разрядки эмоционального напряжения, увлеченности собственно деятельностью, а не социальными оценками, что четко сопровождается повышением работоспособности и ростом информационно-поисковой активности. На данном этапе происходит трансформация отношений личности в соответствии с требованиями среды, достигается стабилизация состояния.

На протяжении второй части этого периода, однако, наблюдается снижение эмоционального фона, связанное здесь с исчерпанием возможности компенсировать дефицит отношений в межличностном общении при отсутствии другой значимой деятельности. Это коррелирует с ростом показателей по шкале астении.

4.   Заключительная, четвертая фаза характеризуется новым перемещением активности в сферу отношений к себе. Суть этапа заключается в противоречии — диссоциации — между сформировавшимися в период испытаний формами поведения и отношениями, с одной стороны, и ожиданиями, образом ближайшего будущего — с другой. Данный этап отличает наличие в опыте моделей адекватного поведения, общения. Самооценка ближе к объективной. В эмоциональной сфере наблюдается некоторая ажитированность. Состояние утомления переживается на этом этапе как дефицит отношений — отсутствует субстрат для информационно-поисковой активности, поэтому, как и в первых периодах, деятельность переключается на внутренний мир и связана с психологическим конструированием будущего, что вновь уводит личность от объективно-реального мира в субъективный мир идей, и это ведет к новому снижению показателей общей адаптированности.

Следует отметить, что описанные этапы переживания наблюдаются при любых непривычных (измененных) условиях жизнедеятельности человека, и выявленные закономерности в полной мере справедливы не только для стендовых испытаний с варьированием физических условий среды, но и для других условий, при которых нарушается соответствие между психическими / психофизиологическими характеристиками человека и требованиями среды.

Примером могут служить пациенты, экстренно госпитализированные в связи с неотложными кардиологическими состояниями. И на данной клинической группе были выявлены сходные по своему содержанию закономерные этапы адаптации к непривычным условиям жизнедеятельности — условиям болезни и пребывания в стационаре [4]. Обладая определенной спецификой, связанной с актуальным психофизиологическим статусом пациентов и особенностями переживаемой ими ситуации (внезапность, витальная угроза и др.), динамика адаптационного процесса так же укладывается в четыре фазы, близкие к таковым при запланированных стендовых испытаниях.

1.   Первая фаза — начало (инициализация) процесса переживания. Стрессорами-дестабилизаторами на данном этапе выступает выраженный физический дискомфорт и измененные условия жизнедеятельности (условия госпитализации, ограничения мобильности и т.д.). Вынужденная смена среды влечет за собой неконтролируемый интенсивный поток нового опыта, который не может быть ассимилирован. Несформированность личностного смысла новой ситуации приводит к переживанию либо отстраненности (аналог дереализации / деперсонализации), либо неспецифической тревоги, чувства угрозы, страха. В поведенческом плане данным реакциям соответствуют «оцепенение», пассивность либо возбуждение и дезорганизованное поведение.

Интенсификация внутриличностных отношений (во многом — в силу невозможности реализации адекватного взаимодействия со средой) может сопровождаться чувством нереальности, чуждости происходящего. Типичны сосредоточенность на внутренних переживаниях, чувство растерянности, оглушенности, томительное переживание неопределенности.

2.   Вторая фаза характеризуется нарастанием конфликта между имеющимся и новым опытом — между сформировавшимися представлениями, моделями поведения и новыми, непривычными условиями жизнедеятельности. Конфликт усиливается за счет того, что после преодоления фазы «оглушенности» новым опытом пациент пытается реализовывать привычные формы поведения и реагирования, вступающие в конфликт с новыми условиями. Новый опыт при этом усваивается лишь фрагментарно, а поведение может носить внешне нецелесообразный характер ввиду несогласованности представлений о болезни и лечении, разнонаправленности различных стратегий поведения. На этой фазе отмечается максимальная нестабильность эмоционального состояния Основными стрессорами на данном этапе выступают измененный средовой контекст, трудности реализации прежних моделей социального поведения (в частности, необходимостью освоения роли «больного»), самим маркированием перенесенного состояния как болезни. Противоречие между привычными способами поведения и реагирования и принципиально новыми требованиями среды приводит к нарастанию межличностной конфликтности либо аутизации, к безуспешным попыткам «повлиять» на среду, «обмануть» болезнь. Может наблюдаться как повышенная требовательность к медперсоналу / близким, так и почти нелепое игнорирование медицинских рекомендаций. Напряженное противоречие между устоявшимся «внутренним» и непривычным «внешним» постепенно разрешается через интериоризацию нового опыта на третьей фазе адаптационного процесса.

3.   Содержание третьей фазы — это процесс трансформации психологического опыта и выработки новых отношений личности, формирование новых способов поведения. При этом отличительной чертой данной фазы переживания, вне зависимости от успешности интеграции нового опыта, является стабильность, относительная сформированность новой конфигурации личностных отношений. На этой фазе у пациента нарождается личностный смысл ситуации болезни, кристаллизуются основные представления о ней (причинах, последствиях), формируются установки о характере и степени изменения образа жизни в постгоспитальный период. Даже при внешнем несоответствии медицинским рекомендациям, порой кажущейся неадекватности, поведение пациента в этой фазе приобретает внутреннюю целесообразность, оправданность. Таким образом, на третьей фазе происходит более или менее успешное согласование предшествующего и нового опыта личности.

4.   Следующая — четвертая — фаза переживания определяется уже внешними факторами, связанными с возобновлением социальных функций больным. Эту стадию можно рассматривать в качестве первой стадии реадаптации уже больного человека, «новый виток» переживания. В качестве стрессора на данном этапе выступают ожидаемые перемены — выписка из стационара, возвращение к ранее привычным формам социальной активности, но, теперь, при ограниченных функциональных возможностях. Сутью этапа является столкновение сформировавшихся моделей поведения и отношений с предвосхищаемыми изменениями в условиях жизнедеятельности — диссоциация актуального переживания и образа будущего. Как и на первой фазе, происходит нарастание эмоционального напряжения, актуализируются интрапсихические отношения, а переживания сосредоточены на ожидаемых событиях будущего. В эмоциональном и мотивационном аспекте возможны как реакции возбуждения с эмоциональной дестабилизацией (лабильностью настроения, тревогой, эйфорией), так и реакции торможения с состояниями, напоминающими апатические.

Таким образом, процесс переживания как психологический аспект адаптационного процесса в условиях заболевания подчинён общим закономерностям, а его своеобразие определяется характером наблюдаемых феноменов.

***

Обобщая изложенное выше, можно заключить, что проведенные исследования процесса переживания личностью непривычных условий жизнедеятельности позволили выделить ряд закономерностей, воспроизводящихся относительно независимо от характера непривычных условий жизнедеятельности (искусственные ограничения мобильности, изменение параметров физической среды, болезнь, психотравмирующая ситуация и т.п.). Данная инвариантность отражает переход от фазы рассогласования наличного и нового опыта через дистанцирование, конфликт и безуспешные попытки реализации прежнего опыта в новых условиях в соответствии с привычными потребностями к постепенной  интеграции нового опыта и в дальнейшем, при ожидаемом изменении условий — к формированию образа предвосхищаемого будущего и взаимодействию с ним. Выявлены закономерные фазы процесса переживания, отражающие взаимодействие личности с новым опытом и позволяющие обосновать дифференцированный подход в психологическом сопровождении личности на разных этапах адаптации в стрессогенных ситуаций.

 

Литература

1.   Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства: учебное пособие. – 3-е изд. – М.: Медицина, 2000. – 300 c.

2.   Алёхин А.Н. Этапы психической адаптации человека к экстремальным условиям профессиональной деятельности // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. – 2009. – № 3. – C. 76–81.

3.   Алёхин А.Н. Адаптация как концепт в медико-психологическом исследовании // Юбилейный сборник научных трудов (к 10-летию кафедры клинической психологии РГПУ им. А.И. Герцена). – СПб.: Стратегия будущего, 2010. – C. 27–32.

4.   Алёхин А.Н., Трифонова Е.А., Чернорай А.В. Динамика психической адаптации к заболеванию пациентов, перенесших жизнеопасные состояния // Вестник психотерапии. – 2013. – № 48 (53). – C. 16–27.

5.   Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. — Л.: Наука, 1988. – 270 c.

6.   Василюк Ф.Е. Психология переживания. – М.: Издательство Московского университета, 1984. – 200 c.

7.   Вассерман Л.И., Абабков В.А., Трифонова Е.А. Совладание со стрессом. Теория и психодиагностика: учебно-методическое пособие. – СПб.: Речь, 2010. – 192 c.

8.   Выготский Л.С. Собр. сочинений: в 6 томах. – М.: Педагогика, 1983. – Т. 4. – 383 c.

9.   Казначеев В.П. Современные аспекты адаптации. – М.: Наука, 1980. – 192 c.

10.   Короленко Ц.П. Психофизиология человека в экстремальных условиях. – Л.: Медицина, 1978. – 271 c.

11.   Кузнецов О.Н., Лебедев В.И. Психология и психопатология одиночества. М.: Медицина, 1972. – 337 c.

12.   Немчин Т.А. Состояния нервно-психического напряжения. – Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1983. – 167 c.

13.   Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Основы теоретической психологии. – М.: Инфра-М, 1998. – 525 c.

14.   Прохоров А.О. Психология неравновесных состояний. – М.: ИП РАН, 1998. – 152 c.

15.   Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. 2-е изд. – СПб.: Питер, 2012. – 720 с.

16.   Csikszentmihalyi M., Csikszentmihalyi I.S. Optimal experience. – New York: Cambridge University Press. 1988.

17.   Haidegger M. Being and existence. – New York: Harper and Row, 1962.

18.   Haider F. The psychology of interpersonal relation. – New York: Wiley, 1958.

19.   Hodges H.A. The Philosophy of Wilhelm Dilthey. – London: Routledge and Kegan Paul, 1952.

20.   Lazarus R.S., Folkman S. Stress, Appraisal and Coping. – New York: Springer, 1984.

21.   Merleau-Ponty M. The structure of behavior. – Boston: Beacon press, 1963.

22.   Piechowski M.M. Mental health as a function of psychological development. – Department of Educational Psychology. University of Illinois. – Urbana, 1976.

23.   Strasser S. Phenomenology and the human science. – Duquesne Univer. Press, 1963.

24.   Wertz F. Method and findings in a phenomenological psychological study of a complex life event: Being criminally victimized // Phenomenology and psychological research / Ed. Amedeo Giorgi. – Pittsburg: Duquesne University Press, 1985.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9: 616-092.19

Алёхин А.Н., Дубинина Е.А., Пульцина К.И. Переживание как психологический аспект адаптации человека в непривычных условиях жизнедеятельности // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2014. – N 5(28) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения