Лазурский А.Ф.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Трудная жизненная ситуация: методологический анализ

Василенко Т.Д. (Курск, Российская Федерация)

 

 

Василенко Татьяна Дмитриевна

Василенко Татьяна Дмитриевна

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор психологических наук, доцент, декан факультетов клинической психологии, социальной работы, экономики и менеджмента, зав. кафедрой общей и клинической психологии государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Курский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения РФ.

E-mail: tvasilenko@yandex.ru

 

Аннотация. В статье представлен методологический анализ трудных жизненных ситуаций, связанных с телесным опытом. Статья содержит уровни методологического анализа жизненных ситуаций (жизненная ситуация как условие жизни человека, ситуация как этап жизненного пути личности, формирование отношения личности к ситуации). Жизненные ситуации, связанные с внутренним телесным опытом, классифицированы по различным основаниям: влиянию на здоровье — свидетельствующие о нарушении здоровья (соматические заболевания); длительности — ограниченные по времени (состояние беременности), неопределенные по длительности (хроническое соматическое заболевание длительного течения) и заболевания неизлечимые, с которыми человек проживает всю жизнь; степени тяжести течения; степени ограничения социального взаимодействия (совместимые с продолжением профессиональной деятельности и предполагающие инвалидность); социальному стереотипу, связанному с заболеванием (например, угрожающие жизни заболевания). Также представлены результаты исследования взаимосвязей телесности и субъективной картины жизненного пути личности в состоянии здоровья, болезни и беременности. Выявлены факторы дезадаптивного реагирования на телесный опыт — снижение жизнестойкости, блокирование или чрезмерная выраженность рефлексивности, снижение самодетерминированности, а также кризисные процессы идентичности. Выявлены общие для любого телесного опыта закономерности его переживания и осмысления, влияния на эти процессы контекста жизненного пути, а также специфичные для хронических соматических заболеваний и беременности закономерности и факторы, снижающие возможности преодоления и адаптационные ресурсы личности.

Ключевые слова: жизненный путь личности, значимость жизненных событий, жизненная ситуация, временная организация личности, жизнестойкость, идентичность, рефлексивность, каузальность, телесный опыт хронического соматического заболевания, внутренняя картина болезни.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Жизненная ситуация выступает как условие жизни личности. Человек, вступая во взаимодействие с жизненной ситуацией, с одной стороны, строит это взаимодействие в контексте всего жизненного пути, а с другой — реализует всю систему сложившихся у него отношений. Вместе с тем, ситуация может запускать динамику смысловых процессов, требуя от личности необходимых изменений, перехода к новому этапу экзистенции, поиска новой идентичности, переосмысления жизненного пути и построения новой его картины. Это могут быть особые ситуации, многие авторы называют их критическими (Василюк Ф.Е.; Коржова Е.Ю.). Так, по мнению Е.Ю. Коржовой, «… только когда жизненная ситуация воспринимается человеком как проблемная, можно говорить о субъект-объектном взаимодействии человека и жизненной ситуации в процессе жизнедеятельности. При этом жизненная ситуация становится для человека событием» [9, с. 53]. Человек противопоставляет себя ситуации и выступает как субъект, а жизненная ситуация становится объектом его размышлений. Ситуация задает контекст восприятия человека, внося упорядоченность в общую картину мира.

Имеет место индивидуальное, уникальное взаимодействие разных людей с одними и теми же жизненными ситуациями: «… жизненные ситуации могут восприниматься людьми по-разному в зависимости от их жизненного опыта (прежде всего, от того, как он воспринимается и осмысливается самим человеком) и от объективно существующих обстоятельств, жизненных условий» [Там же. С. 53].

Таким образом, ситуация понимается как внешние условия протекания жизнедеятельности человека и как результат активного взаимодействия личности и среды.

Мы считаем, что ситуация должна быть рассмотрена с позиции взаимодействия субъекта, находящегося на определенном этапе своей жизни, со всеми условиями осуществления его жизнедеятельности, как внешними, так и внутренними. Ситуация — это всегда ситуация конкретной жизни индивидуального субъекта, то есть жизненная ситуация. По качественным особенностям, а также своеобразию, уникальности жизни субъекта ситуации могут быть классифицированы на типичные, нормативные и нетипичные, особые (сложные).

Мы считаем целесообразным осуществлять анализ ситуации с позиции качества отношений с ней субъекта жизненного пути. В этом контексте представляют интерес особые жизненные ситуации, которые прерывают процесс непрерывности жизни субъекта. Такие ситуации Ф.Е. Василюк называет критическими и определяет их как ситуации невозможности реализации субъектом внутренних необходимостей своей жизни (мотивов, стремлений, ценностей и пр.) [5]. Среди эмпирических событий, которые могут привести к кризису, различные авторы выделяют такие, как смерть близкого человека, тяжелое заболевание, отделение от родителей, семьи, друзей, изменение внешности, смена социальной обстановки, женитьба, резкие изменения социального статуса и т.д. (Семичев С.Б., 1972; Caplan G., 1963; Moors R.H., 1977; Hoff L., 1978 и др., [Цит. по: 5]). Теоретически жизненные события квалифицируются как ведущие к кризису, если они «создают потенциальную или актуальную угрозу удовлетворению фундаментальных потребностей…» [Там же] и при этом ставят перед индивидом проблему, «от которой он не может уйти и которую не может разрешить в короткое время и привычным способом» [Там же]. Такими характеристиками обладает телесный опыт, связанный, например, с заболеванием.

Внутренней необходимостью жизни личности является реализация своего жизненного замысла (Рубинштейн С.Л., Василюк Ф.Е.). Категория индивидуальной жизни представляет собой «развертывающееся целое, как жизненный путь личности» [Там же]. «Собственно говоря, кризис — это кризис жизни, критический момент и поворотный пункт жизненного пути» [Там же]. Как и в случаях фрустрации и конфликта, Ф.Е. Василюк выделяет два рода кризисных ситуаций, различающихся по степени оставляемой ими возможности реализации внутренней необходимости жизни. Кризис первого рода может серьезно затруднять и осложнять реализацию жизненного замысла, однако при нем все еще сохраняется возможность восстановления прерванного кризисом хода жизни. Это испытание, из которого человек может выйти сохранившим свой жизненный замысел и удостоверившим свою самотождественность. Ситуация второго рода, собственно кризис, делает реализацию жизненного замысла невозможной. Результат, переживания этой невозможности — метаморфоза личности, перерождение ее, принятие нового замысла жизни, новых ценностей, новой жизненной стратегии, нового образа-Я [Там же].

Таким образом, методологический анализ жизненной ситуации включает в себя три уровня: жизненная ситуация как условие жизни человека; ситуация как этап жизненного пути личности; формирование отношения личности к ситуации.

С момента возникновения критической ситуации начинается психологическая борьба с нею процессов переживания, и общая картина динамики критической ситуации еще более осложняется этими процессами, которые могут, оказавшись выгодными в одном измерении, только ухудшить положение в другом [Там же]. Переживание в предельно абстрактном понимании — это борьба против невозможности жить, это в каком-то смысле борьба против смерти внутри жизни [Там же].

Используя понятие критической ситуации, характеризующейся невозможностью реализации субъектом внутренних необходимостей своей жизни, Д.А. Леонтьев подчеркивает: «Критические жизненные ситуации представляют некоторый предел, за который уже нельзя двигаться, не разрешив противоречия. Смысловые перестройки в этих ситуациях абсолютно необходимы, они выступают условием сохранения психологической ценности личности в долгосрочной перспективе позитивной дезинтеграции сложившихся ригидных регуляторных структур и их реинтеграции на новой основе» [11, с. 269). «В критической жизненной ситуации имеет место столкновение субъекта (личность которого представляет собой устойчивую иерархию его отношений с миром) с самим миром, в результате чего выявляется противоречие между реальными жизненными отношениями и их смысловой репрезентацией в структуре личности» [Там же. C. 268]. Процессы смыслостроительства служат разрешению выявившегося критического противоречия [Там же. C. 269]. В критических ситуациях развертываются процессы смыслостроительства, формирование новых отношений личности. Смыслостроительство осуществляется в особого рода внутренней деятельности — деятельности переживания, которая представляет собой внутреннюю работу, направленную на устранение смыслового рассогласования сознания и бытия, восстановление их соответствия, и обеспечивающую в конечном счете повышение осмысленности жизни [5, с. 30].

М.Ш. Магомед-Эминов вводит понятие экстремальности жизни; при этом экстремальность трактуется с точки зрения трансформации бытия личности в неповседневном, предельном модусе существования, соотносительном повседневному модусу бытия личности. Феномен экстремальности понимается как проблематичность человеческого существования, определяется с точки зрения феномена темпоральной предельности, который конституируется в двойной онтологической возможности существования: «бытия-к-концу» — возможности невозможности и «бытия-к-началу» — возможности подлинной возможности [16; 17].

Феномен экстремальности имеет не только негативный, но и позитивный аспекты и может быть полноценно рассмотрен в трансформационной триаде «страдание — стойкость — рост» [Там же]. Магомед-Эминовым экстремальная ситуация рассматривается как ситуация, в которой личность открывается в полной позитивной конкретности — перекреста бытия — небытия, жизни и смерти, т.е. полноты выражения человека в бытии в смысловом отношении к способу бытия [Там же].

Содержание внутренней работы личности в сложной жизненной ситуации представлено процессами понимания, осмысления ситуации в контексте жизненного пути, в результате чего формируется новое отношение в единстве эмоционального, когнитивного и поведенческого компонентов, выражающее позицию человека по отношению к жизни.

Сталкиваясь с трудной жизненной ситуацией, вначале мы заняты собой и своими чувствами, завидуем другим людям, которые, как нам кажется, не сталкиваются ни с какими трудностями. Затем начинается осмысление существенного в этой ситуации, того, что имеет значение для человека. Позже наступает противопоставление смысла и первоначального чувства, вызванного ситуацией. Это очень важная и сложная для человека стадия переработки сложной ситуации, так как личность не всегда бывает активна; пассивной личностью овладевает первичное впечатление, возникает чувство обиды и ощущение перенапряжения. Если личность активна, то есть когда человек ведет «внутренний диалог», возникает новое понимание ситуации и занятие позиции. А. Лэнгле называет этот процесс нахождением установки по отношению к пережитому. В результате пережитое включается в жизнь человека, преодолевается ранее возникавшее противопоставление себя и ситуации, происходит интеграция пережитого в свой «жизненный проект», что создает условия для побуждения к действию.

Определение позиции человека по отношению к жизни непосредственно связано с ценностным основанием. А. Лэнгле вводит понятие фундаментальной позиции по отношению к жизни, которая выступает как источник жизненной силы человека, она переживается как фундаментальная ценность, содержанием которой является персональная позиция «Да» по отношению к собственной жизни; фундаментальная ценность связана с внутренним отношением человека к собственному бытию в его совокупности и целостности» (Лэнгле А., 2000). «Я есть — и, в сущности, хорошо, что я есть», — так выглядит краткая формулировка фундаментального отношения к жизни, которое связано с переживанием фундаментальной ценности. Это то «Да-жизни», которое является основой любого переживания. Мы полагаем, что фундаментальная ценность и есть та сила, тот мотив, который подталкивает человека к поиску себя в сложных жизненных ситуациях. Лэнгле считает, что в случае отсутствия переживания фундаментальной ценности появляются тяжелые нарушения: глубокая депрессия, чувство, что жизнь — бремя. Жизненная позиция такого человека — отрицание наличного бытия, которое проявляется в отсутствии согласия с миром, с собой, с собственной жизнью.

Формирование новой позиции личности по отношению к жизни в трудной жизненной ситуации, по нашему мнению, будет отражено в изменениях субъективной картины жизненного пути.

Представляет интерес анализ телесного опыта в виде заболевания как сложной жизненной ситуации. Происходит познание телесного опыта (нозогнозия), которое запускает внутреннюю работу личности в контексте жизненного пути, завершающуюся формированием отношения к заболеванию интеграцией телесного опыта как жизненного опыта в субъективную картину жизненного пути личности.

Жизненные ситуации, связанные с внутренним телесным опытом классифицируются по: влиянию на здоровье — свидетельствующие о нарушении здоровья (соматические заболевания) и соответствующие состоянию здоровья; длительности — ограниченные по времени (состояние беременности), неопределенные по длительности (хроническое соматическое заболевание длительного течения) и заболевания неизлечимые, с которыми человек проживает всю жизнь; степени тяжести течения; степени ограничения социального взаимодействия (совместимые с продолжением профессиональной деятельности и предполагающие инвалидность); социальному стереотипу, связанному с заболеванием (например, угрожающие жизни заболевания).

Интеграция телесного опыта в субъективную картину жизненного пути новыми смысловыми образованиями может сопровождаться как сохранением, так и трансформацией ее структуры. Модель, отражающая закономерности и факторы влияния телесного опыта на субъективную картину жизненного пути представлена на рисунке 1.

В структуре субъективной картины жизненного пути мы выделяем временные и смысловые аспекты, которые качественно различаются при адаптивном и дезадаптивном включении в нее нового телесного опыта. В случае дезадаптивного варианта мы можем говорить о трансформации субъективной картины жизненного пути, выражающейся в следующем: преобладании временной ориентации на прошлое, сужении временной перспективы, негативном характере временной установки и оценки настоящего, снижении осмысленности жизни и событийной насыщенности, а также преобладании негативных событий.

Нами было проведено 7 эмпирических исследований телесного опыта в различных ситуациях (обследовано 1003 человека): хронического соматического заболевания на примере заболеваний гастроэнтерологического и кардиологического профилей; онкологического заболевания гинекологического профиля и при гинекологическом заболевании; женского бесплодия; первой беременности; деформации репродуктивной функции на примере опыта невынашивания беременности.

Методическое обеспечение исследования включает в себя: структурированное интервью, архивные методы, психодиагностические и проективные методики, используемые для исследования: процессов телесности (тест «Саморефлексия телесного потенциала» В.А. Ложкина, Ю.Р. Рождественского; цветовой тест М. Люшера в адаптации Л.Н. Собчик; цветовой тест отношений (ЦТО) А.М. Эткинда; методика «Фигуры» Г.Г. Филипповой); временных и смысловых аспектов субъективной картины жизненного пути личности (опросник Ф. Зимбардо по временной перспективе в адаптации А. Сырцовой; Шкала временных установок Ж. Нюттена и У. Ленса; методика «Линия жизни» в авторской интерпретации; тест «Смысложизненные ориентации» Д.А. Леонтьева); рефлексивных процессов (тест «Уровень рефлексивности» А.В. Карпова); личностных аспектов идентичности (методика «Кто я?» М. Куна, Т. Макпартленда; метод диагностики межличностных отношений Т. Лири в адаптации Л.Н. Собчик); локуса каузальности и процессов самодетерминации (тест «Базовые потребности» Э. Деси и Р. Райана; тест «Жизненные стремления» Э. Деси и Р. Райана); жизнестойкости (тест жизнестойкости Д.А. Леонтьева).

 

Рисунок 1. Влияние телесного опыта на субъективную картину жизненного пути личности (на примере хронического соматического заболевания)

 

Нами было обнаружено, что в ситуации хронического соматического заболевания изменяется ряд смысловых и временных аспектов субъективной картины жизненного пути личности: больные в меньшей степени ориентированы на будущее, временная перспектива не сбалансирована, с преобладанием негативных оценок прошлого, настоящего и будущего; отмечается снижение параметров осмысленности жизни (рис. 2—3).

 

Рисунок 2. Статистически значимые различия по временным аспектам субъективной картины жизненного пути (хроническое соматическое заболевание и здоровье)

 

 

Рисунок 3. Статистически значимые различия по временным и смысловым аспектам субъективной картины жизненного пути (хроническое соматическое заболевание и здоровье)

 

Временные и смысловые аспекты субъективной картины жизненного пути трансформированы в наибольшей степени при хроническом соматическом и онкологическом заболеваниях, а также в состоянии беременности с опытом лечения от бесплодия, в наименьшей степени — при нормально протекающей беременности (рис. 4).

Сужена временная перспектива, настоящее и прошлое переживаются как негативные, снижена осмысленность жизни, особенно по параметрам «Цели в жизни», «Локус контроля-жизнь». При хроническом соматическом и онкологическом заболеваниях, бесплодии настоящее оценивается как негативное.

 

Рисунок 4. Временные аспекты субъективной картины жизненного пути при различном телесном опыте

 

Мы можем говорить также об особенностях контекста переживания различного телесного опыта. В отличие от здоровых (контекст представлен такими событиями, как события в собственной семье, образование, профессиональная деятельность, экзистенциальные проблемы, общение), при онкологическом заболевании на первый план выходят экзистенциальные проблемы с повышением значимости собственной семьи, профессиональная деятельность и общение обесцениваются. Телесный опыт онкологического заболевания сопровождается также уменьшением событийной насыщенности, преобладанием негативных событий, связанных со здоровьем. При беременности кроме событий в собственной семье значимость приобретают социальные процессы, что связано с освоением новой социальной роли.

Мы полагаем, что дезадаптивный вариант взаимосвязи телесного опыта и субъективной картины жизненного пути обусловлен кризисом идентичности, связанным в ситуации соматического заболевания с нарушением привычной системы ролей и принятием роли больного как центральной (в ситуации беременности — с непринятием роли матери), снижением контроля над ситуаций (снижением самодетерминации), снижением жизнестойкости, блокированием или чрезмерной активностью рефлексивных процессов. Чем обусловлен выбор перечисленных факторов? Все эти факторы имеют непосредственное отношение к смысловой интерпретации жизненных ситуаций, а также связаны с состоянием личностных ресурсов.

Выраженные трансформации временных и смысловых аспектов субъективной картины жизненного пути отмечаются при нарушении системы ролей при телесном опыте хронического соматического заболевания принятием роли больного и подавлением других ролей, а в ситуации беременности — непринятием роли матери (игнорирующий тип переживания беременности) и сохранением привычной ролевой иерархии (роль профессионала).

Переживание и осмысление телесного опыта первой беременности сопровождается событийным контекстом жизненного пути женщины, содержание которого находится во взаимосвязи с принятием роли матери, типом переживания беременности: при игнорирующем типе количество негативных событий контекста увеличивается, среди которых отмечаются беременность и роды. Несколько иную картину наблюдаем у беременных с опытом невынашивания: количество негативных событий не увеличивается и включает негативный опыт потери ребенка. Сочетание с телесным опытом беременности нарушений репродуктивной функции (опыт невынашивания и лечения от бесплодия) приводит к затруднениям в процессе осмысления беременности как особой жизненной ситуации; травматичный опыт бесплодия и невынашивания продолжает воздействовать деформацией идентичности на изменившуюся жизненную ситуацию — ситуацию беременности на всем ее протяжении. Удовлетворенность семейными отношениями низкая, в межличностных отношений преобладают тенденции доминирования, сопровождающие женское бесплодие.

В ситуации онкологического заболевания отмечается резкое сужение социальных контактов и пассивный уровень социального взаимодействия, что свидетельствует о дезадаптивных процессах в идентичности личности. В ситуации хронического соматического заболевания отмечается снижение жизнестойкости, которое выражено в наибольшей степени при негативном социальном стереотипе заболевания.

Общий уровень рефлексивности снижен при хроническом соматическом заболевании, при онкологии, выраженная частота встречаемости дезадаптивных уровней рефлексивности отмечается при онкологии (заниженный уровень) и при беременности с опытом нарушений репродуктивной функции (дезадаптивно высокий уровень).

Процессы самодетерминации снижены в наибольшей степени при онкологической патологии, вместе с тем адаптивный контроль за ситуацией в виде внутреннего локуса каузальности сохраняется при различном телесном опыте, о чем свидетельствует преимущественная выраженность внутренних жизненных стремлений (личностный рост и здоровье) над внешними (богатство, внешность).

Таким образом, нами исследованы психологические закономерности переживания, осмысления телесного опыта в контексте жизненного пути и интеграции его в субъективную картину жизненного пути личности на моделях здоровья, соматической патологии (гастроэнтерологические, кардиологические, онкологические, гинекологические заболевания, бесплодие у женщин), первой беременности (на различных сроках, в зависимости от возраста, принятия роли матери, опыта лечения от бесплодия и невынашивания).

Результаты исследования позволяют дополнить представления о телесности как сложном многоуровневом процессе, объясняющем закономерности течения и преодоления различных заболеваний, возможности повышения адаптационных ресурсов личности.

Выявленные факторы дезадаптивного реагирования на телесный опыт (снижение жизнестойкости, блокирование или чрезмерная выраженность рефлексивности, снижение самодетерминированности, а также кризисные процессы идентичности) дополняют представление о влиянии заболевания (беременности) на личность. Выявлены общие для любого телесного опыта закономерности его переживания и осмысления, влияния на эти процессы контекста жизненного пути, а также специфичные для хронических соматических заболеваний и беременности закономерности и факторы, снижающие возможности преодоления и адаптационные ресурсы личности.

 

Литература

1.   Бажин Е.Ф. Цветовой тест отношений М. Люшера (ЦТО): метод. реком. – СПб.: ИМАТОН, 2003. – 20 с.

2.   Василенко Т.Д. Время человеческого бытия как содержание жизненного пути личности // Рос. Науч. журн. – 2011. – № 6(25). – С. 119–124.

3.   Василенко Т.Д. Жизненный путь личности: время и смысл человеческого бытия в норме и при соматической патологии. – Курск: Изд-во КГМУ, 2011. – 572 с.

4.   Василенко Т.Д. Структура жизнестойкости в ситуации хронического соматического заболевания // Рос. науч. журн. – 2011. – № 3(22). – С. 133–138.

5.   Василюк Ф.Е. Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций. – М.: Изд-во МГУ, 1984. – 144 с.

6.   Василюк Ф.Е. Методологический анализ в психологии. – М.: Смысл, 2003. – 240 с.

7.   Иванова Н.Л., Румянцева Т.В. Социальная идентичность: теория и практика. – М.: Изд-во СГУ, 2009. – 453 с.

8.   Карпов А.В. Рефлексивность как психическое свойство и методика ее диагностики // Психол. журн. – 2003. – Т. 24, № 5. – С. 45–57.

9.   Коржова Е.Ю. Психологическое познание судьбы человека. – СПб., 2002. – 334 с.

10.   Леонтьев Д.А. Тест смысложизненных ориентаций (СЖО). – М.: Смысл, 1992. – 16 с.

11.   Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. – 2-е изд., испр. – М.: Смысл, 2003. – 488 с.

12.   Леонтьев Д.А., Рассказова Е.И. Тест жизнестойкости. – М.: Смысл, 2006. – 63 с.

13.   Ложкин Г.В., Рождественский А.Ю. Феномен телесности в Я-структуре старшеклассников и содержании их жизненных проектов // Психол. журн. – 2004. – Т. 25, № 3. – С. 27–33.

14.   Лэнгле А. Person: экзистенциально-аналитическая теория личности: сб. ст. – М.: Генезис, 2005. – 159 с.

15.   Лэнгле А. Что движет человеком? Экзистенциально-аналитическая теория эмоций. – М.: Генезис, 2006. – 235 с.

16.   Магомед-Эминов М.Ш. Личность и экстремальная жизненная ситуация // Вестн. МГУ. – 1996. – № 4. – С. 26–35. – Сер. 14: Психология.

17.   Магомед-Эминов М.Ш. Трансформация личности. – М.: ПАРФ, 1998. – 496 с.

18.   Нюттен Ж. Мотивация, действие и перспектива будущего / под ред. Д.А. Леонтьева. – М.: Смысл, 2004. – 608 с.

19.   Рубинштейн С.Л. Человек и мир. – М.: Наука, 1997. – 191 с.

20.   Собчик Л.Н. Введение в психологию индивидуальности. Теория и практика психодиагностического исследования. – М.: ИПП, 1999. – 480 с.

21.   Тхостов А.Ш. Психология телесности. – М.: Смысл, 2002. – 287 с.

22.   Филиппова Г.Г. Психология материнства. – М., 2002. – 176 с.

23.   Deci E.L., Ryan R.M. Facilitating optimal motivation and psychological well-being across life’s domains // Canadian Psychology. – 2004. – Vol. 49. – P. 14–23.

24.   Deci E.L., Ryan R.M. Self-determination theory and basic need satisfaction: Understanding human development in positive psychology // Ricerche di Psichologia. – 2005. – Vol. 27. – P. 17–34.

25.   Zimbardo P.G. Balancing one's time perspective in pursuit of optimal functioning // Positive psychology in Practice Hoboken. – N.J.: Wiley, 2004. – P. 456–521.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9.075

Василенко Т.Д. Трудная жизненная ситуация: методологический анализ // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2014. – N 6(29) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения